18.03.2021 Президиум ВС постановил пересмотреть уголовное дело после разъяснений КС об опросе судом присяжных АГ НОВОСТИ

Ранее Конституционный Суд указал, что апелляция вправе выяснить у присяжных обстоятельства предполагаемых нарушений УПК при обсуждении и вынесении ими вердикта

Опубликовано Постановление Президиума Верховного Суда № 124-П20 от 17 февраля о возобновлении ввиду новых обстоятельств производства по уголовному делу в отношении двух граждан, ранее осужденных за совершение ряда преступлений, в связи с разъяснениями КС РФ относительно опроса судом присяжных, ранее вынесших вердикт в их отношении.

Ранее КС указал, когда апелляция может опросить присяжных

Как сообщала «АГ», в апреле 2018 г. Свердловский областной суд на основе вердикта присяжных признал Руслана Алиева вместе с другим подсудимым виновными в преступлениях, предусмотренных ч. 4 и 5 ст. 33, п. «е», «з» ч. 2 ст. 105 и ч. 2 ст. 222 УК РФ.

В апелляционных жалобах со ссылкой на письменные объяснения присяжных защита утверждала, что при вынесении вердикта не была соблюдена тайна совещания. В частности, указывалось, что доступ к совещательной комнате имели посторонние, что эксперт, свидетели обвинения и потерпевший контактировали с присяжными, что во время обсуждения вердикта судебный пристав заносил в совещательную комнату гильзы и пули, которые не исследовались судом, угрожал одному из присяжных выводом из состава коллегии, если тот не перестанет высказывать мнения, идущие вразрез с обвинением. В жалобе также отмечалось, что секретари судебного заседания указывали, что исход уголовного дела предрешен, а виновность подсудимых уже установлена вступившим в законную силу приговором в отношении третьих лиц, и торопили присяжных с вынесением вердикта. В день вынесения вердикта в совещательной комнате, по словам апеллянтов, находился запасной присяжный заседатель.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ оставила обвинительный приговор в силе. Апелляционный суд отказался удовлетворять ходатайства о приобщении к уголовному делу письменных объяснений присяжных, подтверждающих факт нарушения тайны совещательной комнаты, а также об их допросе в качестве свидетелей. Вторая инстанция отметила, что в силу ч. 3 ст. 56 УПК РФ присяжные не подлежат допросу в качестве свидетелей, равно как и опросу защитниками об обстоятельствах уголовного дела, которые стали известны им в связи с участием в производстве по нему. Таким образом, Суд указал на отсутствие свидетельств незаконного воздействия на присяжных в материалах дела.

7 июля 2020 г. Конституционный Суд вынес Постановление № 33-П по жалобе осужденного Руслана Алиева на неконституционность п. 1 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, согласно которой судья, присяжный заседатель не подлежат допросу в качестве свидетелей об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по нему. Тогда Суд отметил, что адвокат вправе опрашивать присяжных с их согласия по вышеуказанным обстоятельствам по уголовному делу, в рамках которого он оказывает юрпомощь. Таким образом, он признал спорную норму не противоречащей Конституции в той мере, в какой она не препятствует апелляции по обоснованному ходатайству оспаривающей приговор стороны пригласить в судебное заседание присяжных для выяснения обстоятельств предполагаемого нарушения тайны их совещания или иных нарушений уголовно-процессуального закона при обсуждении и вынесении вердикта без придания им при этом процессуального статуса свидетеля.

Эта норма, добавил Суд, предполагает право лиц, участвовавших в деле в качестве присяжных, дать пояснения апелляционной инстанции по поводу указанных обстоятельств, не разглашая при этом сведения о суждениях, имевших место во время совещания, о позициях присяжных при голосовании по поставленным перед ними вопросам. В этой связи КС РФ распорядился о пересмотре дела заявителя.

КС также подтвердил право адвоката опрашивать присяжных о нарушениях УПК, допущенных в совещательной комнате

Спустя два дня после вынесения Постановления № 33-П КС РФ также подтвердил, что адвокат вправе опросить присяжных о нарушениях УПК, допущенных в совещательной комнате (Определение от 9 июля 2020 г. № 1643-О). Дело в том, что защитник Арама Едигаряна, также осужденного по уголовному делу, адвокат АП Курганской области Ольга Анисимова при подготовке апелляционной жалобы в Верховный Суд опросила четверых из присяжных с их согласия об обстоятельствах совещания и оформила показания как объяснения. В апелляции защитник заявила ходатайство о приобщении к материалам дела полученных ею объяснений, об их оглашении и о допросе двух присяжных в качестве свидетелей.

Тем не менее ВС РФ счел, что адвокат не вправе опрашивать присяжного об обстоятельствах участия в конкретном деле, даже если присяжный согласился на опрос. С учетом этого Верховный Суд вынес частное определение, которым обратил внимание президента АП Курганской области на недопустимость нарушений закона, допущенных Ольгой Анисимовой. В свою очередь Совет региональной палаты пришел к выводу, что действия защитника не соответствуют ст. 7 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре и ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, и Ольга Анисимова была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения. Адвокат попыталась оспорить частное определение в порядке надзора, но судья ВС решил, что основания для передачи документа на рассмотрение президиума отсутствуют.

В жалобе в КС Ольга Анисимова просил подтвердить, что п. 1 ч. 3 ст. 56 УПК и подп. 2 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре позволяют адвокату опрашивать присяжных об обстоятельствах нарушения тайны совещания и ставить вопрос о допросе таких лиц в суде, если в ходе опроса и допроса не будут раскрыты обстоятельства уголовного дела, которые стали известны присяжным при участии в производстве по данному делу. Конституционный Суд не стал рассматривать жалобу лишь потому, что несколькими днями ранее истолковал п. 1 ч. 3 ст. 56 УПК в Постановлении № 33-П. При этом он счел, что правоприменительные решения по делу адвоката, принятые на основании п. 1 ч. 3 ст. 56 УПК и взаимосвязанного с ним подп. 2 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре в расхождение с истолкованием, данным Судом в указанном постановлении, подлежат пересмотру.

Президиум ВС возобновил производство по уголовному делу

Далее председатель Верховного Суда Вячеслав Лебедев обратился с представлением в Президиум ВС о возобновлении производства по данному уголовному делу ввиду новых обстоятельств, и 17 февраля оно было удовлетворено.

Президиум указал, что Судебной коллегией по уголовным делам ВС РФ в апелляционном определении в отношении Руслана Алиева и Арама Едигаряна дано иное истолкование п. 1 ч. 3 ст. 56 УПК, расходящееся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным в Постановлении № 33-П/2020. «В связи с этим производство по уголовному делу в отношении Руслана Алиева подлежит возобновлению ввиду новых обстоятельств, апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 февраля 2019 г. в отношении Руслана Алиева и Арама Едигаряна, частное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 февраля 2019 г. подлежат отмене, уголовное дело – передаче на новое апелляционное рассмотрение», – отмечено в постановлении. Руслану Алиеву и Араму Едигаряну избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, которая была мотивирована, в частности, тем, что они могут скрыться от суда.

Защитники прокомментировали возврат дела в апелляцию

В комментарии «АГ» один из защитников Руслана Алиева, адвокат АП г. Москвы Георгий Абшилава подчеркнул, что именно профессиональная работа защиты и детальный анализ ею обстоятельств дела позволили выявить то, что при вынесении присяжными заседателями вердикта в Свердловском областном суде была нарушена тайна совещательной комнаты.

«Совещательную комнату неоднократно посещали секретари, помощник судьи, судебный пристав и запасной присяжный заседатель. Присяжных убеждали, что виновность подсудимых уже доказана, а исход дела предрешен. В апелляционной жалобе и ходатайствах, поданных в ВС РФ, защита просила приобщить к материалам дела объяснения присяжных заседателей и допросить. Вопреки процессуальной норме, ВС РФ отказал в рассмотрении ходатайств, сославшись на ч. 3 ст. 56 УПК, что присяжные заседатели не подлежат допросу в качестве свидетелей об обстоятельствах уголовного дела», – отметил он.

Адвокат рассказал, что в целях реализации разработанной стратегии защиты была подана жалоба в КС, который разъяснил, в каких случаях можно допрашивать присяжных, а также напомнил, что нарушение тайны совещательной комнаты является основанием для безусловной отмены решения суда. «В такой ситуации апелляционная инстанция ВС РФ была обязана исследовать вопрос о том, имело ли место такое нарушение, если жалоба на это указывает. То же самое относится к обсуждению присяжными заседателями обстоятельств дела с другими лицами до вынесения вердикта. КС РФ признал, что ч. 3 ст. 56 УПК РФ не противоречит Конституции РФ по своему конституционно-правовому смыслу и не препятствует апелляционной инстанции приглашать на судебное заседание присяжных для выяснения возможных нарушений совещательной тайны. Защита считает, что вердикт и приговор суда противоречат принципу, содержанию и смыслу правосудия и посему подлежат отмене», – подчеркнул он.

Адвокат Ольга Анисимова добавила, что вынесенные по делу акты КС РФ, по сути, разъяснили механизм практического использования такого инструмента защиты, как адвокатский опрос, предусмотренный УПК РФ и Законом об адвокатуре. «Если присяжными по каким-то причинам не заявлено под протокол судебного заседания о фактах оказания давления, иных нарушениях, имевших место вне зала судебного заседания, то единственным способом зафиксировать такие факты и обстоятельства является опрос защитником присяжных, разумеется, с их согласия и с соблюдением требований ст. 56 УПК РФ, ограничивающей рамки опроса обстоятельствами уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в данном деле, что и было предпринято мной в рамках осуществления защиты Едигаряна», – отметила она.

По словам адвоката, логичным завершением действий защитников обоих граждан стало постановление Президиума ВС РФ. «Уголовное дело будет вновь рассмотрено в суде второй инстанции, и благодаря судебным решениям КС РФ сторона защиты сможет представить доводы и доказательства, свидетельствующие о необходимости отмены обвинительного приговора, что, к сожалению, не произошло 7 февраля 2019 г. при рассмотрении апелляционных жалоб Судебной коллегией ВС РФ. Полагаю, что алгоритм действий адвокатов по данному уголовному делу, признанный легитимным на уровне КС РФ, кроме инструмента осуществления защиты и соблюдения норм уголовного процесса, станет и препятствием имеющей место вседозволенности органов стороны обвинения, а также еще одним гарантом формирования независимого мнения присяжных заседателей при вынесении вердикта», – резюмировала Ольга Анисимова.

Зинаида Павлова