18.06.20. Когда собственник застрахованного арендатором помещения компенсирует страховой компании сумму возмещения? АГ. НОВОСТИ.

ВС подчеркнул, что суброгация в таком случае правомерна, если установлена причинная связь между виновными действиями собственника и наступлением страхового случая
По словам одного адвоката, ВС в очередной раз напомнил судам, что для вынесения объективного судебного решения нужно проверить все фактические обстоятельства дела. Другой адвокат подчеркнул, что в данном споре важнее не то, на кого договор аренды возлагал обязанности по ремонту застрахованного помещения, а наличие или отсутствие вины арендатора в причинении ему ущерба.

Еще в марте Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда рассмотрела вопрос о том, всегда ли собственник застрахованного арендатором помещения должен возмещать страховой компании убытки в порядке суброгации. Однако текст Определения от 24 марта 2020 г. по делу № 49-КГ20-4 был опубликован только в июне.

Как следует из судебного акта, медико-диагностический центр ООО «Сихат» заключил с «Росгосстрахом» договоры добровольного страхования арендуемого обществом помещения и предназначенных для реализации товаров. Через несколько месяцев помещение затопило. Как потом выяснили сотрудники Чекмагушевского ПУЖКХ, вода попала в здание из-за срыва заглушки с трубы отопления.

Выплатив страховое возмещение в размере 1 млн руб., «Росгосстрах» обратился в Чекмагушевский межрайонный суд Башкортостана с иском о взыскании этой суммы в порядке суброгации к собственнику помещения Иреку Усманову. Страховая компания полагала, что именно он должен нести ответственность за убытки, возмещенные ею в результате наступления страхового случая.

Первая инстанция исходила из того, что ответчик как собственник помещения, в котором произошло затопление и повреждение имущества, обязан поддерживать исправное состояние помещения. На этом основании требования страховой компании были удовлетворены. Апелляционная инстанция поддержала выводы районного суда.

Добиться передачи жалобы на кассационное рассмотрение в Верховном Суде Республики Башкортостан не удалось, поэтому Ирек Усманов обратился в ВС РФ. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам пришла к выводу о необходимости повторного рассмотрения дела в первой инстанции.

Прежде всего ВС напомнил, что по общему правилу к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за возмещенные страховщиком убытки. При этом перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем и лицом, ответственным за убытки (п. 1 и 2 ст. 965 ГК). При этом для наступления гражданско-правовой ответственности в виде взыскания стоимости ущерба необходимо установить причинно-следственную связь между виновными действиями и наступившими последствиями, подчеркнул Суд.

По его мнению, первая инстанция удовлетворила исковые требования, руководствуясь лишь тем, что затопленное помещение принадлежит ответчику на праве собственности. Однако согласно ст. 210 ГК РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не установлено законом или договором, заметила судебная коллегия. В соответствии с п. 2 ст. 616 Гражданского кодекса арендатор обязан поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законом или договором аренды. Заключенный между медико-диагностическим центром и Иреком Усмановым договор предусматривал, что арендатор обязан содержать арендуемые помещения в исправности и надлежащем санитарном состоянии до сдачи арендодателю. Кроме того, на медико-диагностический центр была возложена обязанность по проведению текущего и капитального ремонта помещений и коммуникаций. Суд первой инстанции не обратил внимания на эти обстоятельства и в своем решении их не отразил, указал ВС РФ.

Более того, подчеркнул Суд, в своих возражениях Ирек Усманов говорил о том, что опрессовка систем отопления, в ходе которой была сорвана заглушка и произошло затопление, выполнялась по заказу арендатора. Однако районный суд проигнорировал указанный довод, а апелляция и кассация не заметили эту ошибку.

Усмотрев в актах нижестоящих инстанций нарушения норм материального и процессуального права, ВС направил дело на новое рассмотрение в районный суд.

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова заметила, что Верховный Суд РФ в очередной раз напомнил судам: для вынесения объективного судебного решения должны быть проверены все фактические обстоятельства дела. Очевидно, что для привлечения лица к имущественной ответственности за причиненный вред необходимо установить наличие виновных действий лица и причинно-следственную связь между этими действиями и наступившими последствиями, подчеркнула эксперт.

«ВС указал на то, что стороны в договоре согласовали обязанности арендатора по содержанию помещения в надлежащем состоянии, по осуществлению текущего и капитального ремонта. Из судебного акта следует: ответчик указывал на то, что причиной залива помещения послужили действия, связанные с опрессовкой систем отопления, произведенные третьими лицами по договору с арендатором, однако эти доводы остались без внимания», – прокомментировала определение адвокат. Только установив причину залива, суды смогли бы прийти к обоснованному выводу о наличии или отсутствии вины ответчика в причинении ущерба, убеждена Алина Емельянова.

Адвокат АП г. Москвы Дмитрий Лесняк считает, что ВС поставил правильные вопросы, но по содержанию судебных актов результат повторного рассмотрения сложно спрогнозировать, он будет зависеть от исследования доказательств, оценка которым ранее дана не была. «Арендатор не только принял на себя по договору обязательства производить текущий и капитальный ремонт здания, но и сам залив, как утверждает ответчик, возник именно по вине арендатора в ходе производства им ремонтных работ», – пояснил адвокат. Если эти доводы будут подтверждены при повторном рассмотрении дела, то ответчика нельзя считать лицом, ответственным за убытки по смыслу ст. 965 ГК, указал Дмитрий Лесняк.

«Для разрешения этого дела, как мне видится, важно не столько, на кого по договору возлагались обязанности по ремонту объекта, сколько наличие или отсутствие вины самого страхователя в возникновении ущерба. Для того, чтобы выяснить объективные причины залива, дело и было направлено для рассмотрения в суд первой инстанции», – заключил адвокат.