18.11.16. Особенности квалификации: ВС защитил потребителя принципом свободы договора

Особенности квалификации: ВС защитил потребителя принципом свободы договора

Автор: Алексей Малаховский

Житель Абакана заключил предварительный договор купли-продажи машины с автосалоном и сразу заплатил продавцу почти половину цены авто. В назначенное время компания отказалась подписывать основное соглашение и передавать автомобиль покупателю, предложив приобрести другой. Договориться мирно у сторон не получилось, а суды разошлись в квалификации договора, который они заключили.

Ситуации, когда предварительный договор следует квалифицировать как основной, чаще всего встречаются в спорах между продавцами и покупателями квартир (см. «Что написано пером: особенности квалификации предварительного договора» или «Почему предварительный договор превратился в основной: ВС указал на ошибку апелляции»). Однако в подобные истории попадают граждане, приобретающие и менее значительные вещи, например, автомобили.

Деньги отдал, а товар не получил

Осенью 2014 года Сергей Федоров* заключил предварительный договор купли-продажи машины с ООО «Титан моторс Абакан» и сразу заплатил компании часть ее стоимости (прим. ред.  42%) – 250 000 руб. Кроме того, стороны прописали в соглашении цену автомобиля, его точные характеристики и обязались заключить до 16 февраля 2015 года основной договор. В начале февраля 2015 года покупателю позвонили из автосалона и предложили прийти в их офис, чтобы приобрести машину, но другого цвета и менее оснащенной комплектации. Федоров отказался от этого предложения и 5 марта 2015 года направил продавцу претензию с требованием подписать основное соглашение и передать ему автомобиль, о котором шла речь в предварительном договоре. Однако из «Титан моторс Абакан» Федорову ответили, что товар не передан, а документы не подписаны по его вине. Несостоявшийся покупатель возмутился и обратился в суд с иском к автосалону. Он просил заставить ответчика заключить с ним договор купли-продажи автомобиля и отдать его по акту приема-передачи. Кроме этого, потребовал взыскать неустойку за просрочку передачи товара – 125 000 руб., компенсацию морального вреда – 15 000 руб. и потребительский штраф за отказ удовлетворить требования покупателя добровольно.

Суды разошлись в квалификации договора

Абаканский городской суд республики Хакасия согласился с заявителем и пояснил, что предметом предварительного договора являлось обязательство приобрести конкретную модель автомобиля в определенный срок, и оно не выполнено по вине продавца (дело № 2-3494/2015 ~ М-2304/2015). Судья Елена Хлыстак пришла к выводу, что между сторонами в действительности сложились потребительские отношения и заключен договор купли-продажи с предварительной оплатой. Первая инстанция обязала автосалон заключить с истцом основное соглашение и передать машину в той комплектации, которая согласована предварительным договором. Кроме этого, суд постановил взыскать компенсацию морального вреда – 3000 руб., неустойку – 125 000 руб., а также потребительский штраф в размере 64 000 руб.

Апелляция оставила это решение без изменений. Однако президиум Верховного суда республики Хакасияоказался иного мнения, отменил акты всех нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение обратно в Абаканский городской суд республики Хакасия (дело № 4Г-147/2016 [44Г-9/2016]). Основанием для таких выводов послужило то, что стороны заключили предварительный договор, который лишь предусматривал возможность заключить основной до 16 февраля 2015 года. По мнению президиума ВС Хакасии, так как покупатель с продавцом не предприняли мер, чтобы подписать основное соглашение, то все обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекратились. Первая инстанция при повторном рассмотрении отказала заявителю, сославшись на мотивировку Президиума (дело № 2-4984/2016).

ВС РФ: «В кассационной инстанции применили буквальное толкование»

Тогда Федоров обратился с жалобой в Верховный суд РФ. Он потребовал отменить последнее решение Абаканского городского суда республики Хакасия и акт Президиума ВС Хакасии, оставив в силе первоначальное решение первой инстанции и апелляции. «Тройка» под председательством Сергея Асташова пояснила, что Президиум ВС Хакасии ошибочно исходил лишь из буквального наименования договора и обязанности сторон в будущем заключить основное соглашение.

По мнению судей ВС РФ, в кассационной инстанции оставили без внимания содержание других пунктов договора и действия Федорова, который частично оплатил машину (дело № 55-КГ16-7). ВС РФ подчеркнул, что спорное соглашение следует квалифицировать как договор купли-продажи вещи с условием о предварительной оплате. Как указал ВС РФ, основной причиной для такого вывода служит совокупность следующих обстоятельств: 1) Стороны обязались заключить в будущем основной договор о продаже имущества, которое только будет создано или приобретено в последующем. 2) Предварительное соглашение обязывает покупателя до заключения основного договора уплатить всю стоимость товара или его существенную часть.

Судьи ВС РФ отменили акт президиума и последнее решение первой инстанции, оставив в силе первоначальное решение Абаканского городского суда и апелляции. Таким образом, требования Федорова удовлетворили, обязали автосалон передать покупателю автомобиль и взыскать с ООО «Титан моторс Абакан» компенсацию морального вреда – 3000 руб., неустойку – 125 000 руб., а также потребительский штраф в размере 64 000 руб.

Эксперты «Право.ru»: «Нижестоящим инстанциям следует определять истинные намерения сторон соглашения»

По мнению Ильи Дедковского, старшего юриста адвокатского бюро КИАП, решение ВС РФ подтвердило позицию, что предварительный договор не может содержать в себе условия об уплате покупателем части цены: «Если оно включено в соглашение, то документ надлежит квалифицировать как основной договор». Юрист вспоминает, что раньше в судебной практике существовало два подхода: «Одни суды признавали включение в предварительный договор таких условий, другие же считали, что такое соглашение является основным». В настоящее время позиция судов является однозначной, и такие договоры квалифицируются в качестве основных, подчеркивает эксперт.

Ответ на вопрос, рассмотренный ВС РФ в этом деле, дал еще ВАС (п. 8 Постановления Пленума ВАС от 11 июля 2011 года № 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем»), отмечают юрист «Щекин и партнеры» Фаррух Саримсоков и юрист петербургской практики «Пепеляев Групп» Вадим Инсаров.

П. 8 Постановления Пленума ВАС от 11 июля 2011 года № 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем»: «Если стороны подписали документ, поименованный как предварительный договор, но включили в него условие об уплате существенной части цены недвижимости, то суды должны квалифицировать его как основное соглашение купли-продажи с условием о предварительной оплате».

Саримсоков разъясняет, что предварительный договор по своей правовой природе является соглашением организационного характера и не может содержать денежных обязательств сторон друг перед другом. Он советует гражданам при заключении предварительного договора купли-продажи с условием о передаче денег продавцу именовать эту сумму как аванс.

По мнению Инсарова, важно, чтобы нижестоящие суды разбирались в действительных намерениях сторон при заключении договора (ст. 431 ГК «Толкование договора»), ведь формальное следование позиции высших судов может повлечь нарушение основополагающего принципа свободы договора.

Развивая мысль Инсарова и Саримсокова, партнер юридической компании «BMS Law Firm» Денис Фролов полагает, что решение ВС РФ полностью соответствует принципу свободы договора: «Соглашение способно носить смешанный характер, а его реализация может проходить иным путем, нежели предписывает формальное наименование документа». По словам эксперта, подобные споры встречаются достаточно часто: «За 2016 год в московских судах рассмотрели более 500 аналогичных споров, в Санкт-Петербурге – около 300». Фролов спорит с тезисом Дедковского об однородности практики по таким делам сейчас: «Единообразия нет, так как часть судей уделяет больше внимания содержанию соглашения, а другие их коллеги придают особое значение формальному наименованию документа».

Наталья Шалуба, адвокат КА «Бурцева, Агасиева и партнеры», поддерживает мнение коллег и поясняет, что при квалификации спорной сделки как договора купли-продажи у покупателя появляется больше возможностей для защиты своих прав: «Например, по основаниям, которые предусмотрены законом «О защите прав потребителей». Спикер советует гражданам быть внимательнее к условиям совершаемых сделок и отказываться от покупки, если нельзя изменить текст соглашения.

* – имя и фамилия изменены редакцией