18.11.2020 Новые методы борьбы Об изменении судебной практики по привлечению к уголовной ответственности за незаконное обналичивание денежных средств АГ

Материал выпуска № 21 (326) 1-15 ноября 2020 года.

В настоящей статье освещается ситуация, складывающаяся в области правоприменения ст. 187 УК РФ в контексте незаконного обналичивания денежных средств. Автор приводит примеры судебных решений, иллюстрирующие формирование практики по самостоятельному вменению указанной статьи, что, по мнению автора, создает риски привлечения к уголовной ответственности не только тех предпринимателей, кто выступает заказчиком незаконного обналичивания денежных средств, но и тех, кто при определенных обстоятельствах не сможет обосновать платежное поручение.

Не секрет, что незаконное обналичивание денежных средств – достаточно распространенное явление. Однако не все до конца понимают, в чем именно оно заключается. Под незаконным обналичиванием денежных средств понимается перевод денежных средств организаций по фиктивным договорам на банковские счета фирм «однодневок» для последующего снятия в наличной форме. При этом лица, непосредственно занимающиеся обналичиванием, возвращают заказчику денежные средства за вычетом своего гонорара, который составляет, как правило, около 4–5%. В результате подобных действий государство не только утрачивает возможность отслеживать реальность финансовых операций, выполняемых организациями, но и недополучает большую часть налогов, которыми облагается предпринимательская деятельность. При этом в Уголовном кодексе РФ отсутствует ответственность именно за незаконное обналичивание денежных средств.

Лица, привлекаемые к уголовной ответственности

Существующая практика показывает, что за незаконное обналичивание денежных средств к уголовной ответственности привлекаются в основном лица, которые занимаются непосредственно организацией и исполнением схем по обналичиванию денежных средств. Чаще всего организаторы таких схем привлекаются к уголовной ответственности по ст. 172 УК РФ, т. е. за осуществление незаконной банковской деятельности.

При этом в большинстве случаев сами заказчики «обналички» остаются в статусе «железных» свидетелей. Иначе говоря, с правоохранительными органами достигается условная договоренность о том, что фигурантом будут даны необходимые показания, а правоохранители не будут предъявлять претензии по вопросу обналичивания.

Как правило, в случае если уголовное дело все-таки возбуждается, то в основном нерадивых предпринимателей привлекают по ст. 199 УК РФ, т. е. за уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией.

Позиция правоохранительных органов

В сфере незаконного обналичивания денежных средств возбуждение уголовного дела по факту уклонения от уплаты налогов редко вызывает интерес у правоохранительных органов, поскольку сумма неуплаченных налогов за три финансовых года подряд должна превышать пятнадцать миллионов рублей, а две-три операции по направлению денежных средств на обналичивание обычно до данной суммы не дотягивают. Кроме того, лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное данной статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно или организация, которой вменяется уклонение от уплаты налогов, полностью уплатило сумму недоимки, соответствующих пеней, а также сумму штрафа, предусмотренного Налоговым кодексом РФ.

Также необходимо принимать во внимание, что ст. 172 УК РФ относится к подследственности следователей органов внутренних дел, в то время как ст. 199 УК РФ – к подследственности следователей Следственного комитета. Взаимоотношения между двумя данными ведомствами затруднены не только из-за наличия большого количества бюрократических проволочек, но и тем, что следователями Следственного комитета помимо прочего осуществляется уголовное преследование сотрудников МВД, что затрудняет личностные взаимоотношения между сотрудниками различных ведомств. Кроме того, критерии оценки деятельности каждого из ведомств носят индивидуальный характер и, несмотря на официально отсутствующую «палочную систему», существенно влияют на выполняемую сотрудниками правоохранительных органов работу. Таким образом, затрудненное указанными факторами межведомственное сотрудничество создает сложности при принятии процессуального решения по выделенному материалу. Следовательно, проделывать огромную работу для того, чтобы впоследствии по материалу проверки было вынесено решение об отказе в возбуждении уголовного дела или возбужденное уголовное дело было прекращено, не вызывает у правоохранительных органов особого интереса. Намного выгоднее получить показания, которые закрепят доказательную базу уголовного дела в отношении организаторов схем незаконного обналичивания.

Таким образом, по существующей практике оснований быть привлеченным к уголовной ответственности за направление денежных средств для незаконного обналичивания не так уж и много.

При этом в большинстве случаев предприниматели даже не догадываются, что уголовная ответственность им не угрожает, а даже если и догадываются, то предпочитают не вступать в конфронтацию с правоохранителями, поскольку хотят избежать лишней огласки и привлечения внимания со стороны налоговых органов.

Но необходимо понимать, что поскольку риск быть привлеченным к уголовной ответственности не очень велик и наличествует желание предпринимателей уменьшить суммы налоговых выплат, то «опция» в виде незаконного вывода из оборота денежных средств на данный момент остается востребованной.

Новые методы

В целях борьбы с незаконным обналичиванием денежных средств правоохранительными органами, к компетенции которых относится выявление и расследование преступлений данной категории, применяются новые методы, в том числе происходит изменение сложившейся практики – уже существующие статьи Уголовного кодекса РФ трактуются по-новому.

Так, в Нижнем Новгороде и Нижегородской области начала складываться ситуация, когда к уголовной ответственности стали привлекать предпринимателей, осуществляющих реальную коммерческую деятельность и выступающих заказчиками незаконного обналичивания денежных средств, по ст. 187 УК РФ, которая по общепринятой практике привлечения к ответственности за совершение налоговых преступлений, как правило, выступает в качестве дополнительной, поскольку сам факт изготовления поддельных платежных поручений по налоговым преступлениям не охватывается объективной стороной и требует дополнительной квалификации.

В 2015 г. в данную статью были внесены изменения, расширяющие понятие средств платежей, предусмотренных диспозицией данной статьи, в новой редакции предусматривающей ответственность за изготовление именно распоряжений о переводе денежных средств.

Указанная статья состоит из двух частей, при этом обе части отнесены законодателем к категории тяжких преступлений. Наказание по первой части статьи предусмотрено в виде принудительных работ на срок до пяти лет либо лишения свободы на срок до шести лет со штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет. Вторая часть статьи содержит квалифицирующий признак в виде совершения преступления организованной группой и предусматривает наказания в виде принудительных работ на срок до пяти лет либо лишения свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового.

В качестве предмета преступления, в контексте рассматриваемой ситуации, следственными органами расценивается платежное поручение, изготавливаемое должностным лицом по фиктивному договору, заключенному организацией. Субъектом данного преступления может выступать вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет. Субъективная сторона заключается в совершении преступления в форме прямого умысла. Объектом преступления выступают общественные отношения в сфере регулирования деятельности кредитно-финансовых учреждений, связанной с оборотом платежных карт и иных средств платежей. Объективная сторона преступления заключается во внесении заведомо недостоверных сведений в платежное поручение и последующем направлении данного платежного поручения для осуществления денежного перевода в банковскую организацию.

Неправомерность оборота средств платежей расценивается органами предварительного следствия в формате нарушения банковского законодательства, которое устанавливает строгий порядок оборота и требования к содержанию платежных поручений. Так, порядок оборота и требования к содержанию платежного поручения устанавливаются Гражданским кодексом РФ, Положением о правилах осуществления перевода денежных средств, утвержденным Банком России, приложением к данному Положению и иными нормативно-правовыми актами, из содержания которых следует, что переводы денежных средств осуществляются банками по распоряжениям клиентов, в том числе в форме платежных поручений, которые являются расчетными (платежными) документами и в которых в обязательном порядке указываются назначение платежа, наименование товаров, работ, услуг, номера и даты договоров, товарных документов.

Основной задачей следственных органов по делам подобной категории является доказать факт фиктивности заключенного договора, послужившего основанием для создания платежного поручения. К основным средствам доказывания фиктивности заключенного договора можно отнести показания свидетелей, а также заключения различного рода экспертиз, свидетельствующих о том, что товары/услуги по рассматриваемому договору не поставлялись/не оказывались. Таким образом, в случае если у правоохранительных органов имеются существенные основания полагать, что договор, послуживший основанием для осуществления платежного поручения, является фиктивным, данные платежные поручения расцениваются как поддельные.

Примеры судебной практики

Анализ судебной практики Нижегородской области показывает, что основная часть подобных уголовных дел были рассмотрены в особом порядке судебного разбирательства. В качестве примеров можно привести следующие судебные решения:

  • приговором Кстовского городского суда Нижегородской области от 5 июня 2019 г. по делу № 1–231/2019 предприниматель осужден по ч. 1 ст. 187 Уголовного кодекса РФ за неправомерный оборот средств платежей, т. е. изготовление в целях использования распоряжений о переводе денежных средств, предназначенных для неправомерного перевода денежных средств (платежных поручений), к 1 году 8 месяцам лишения свободы условно со штрафом в размере 100 000 руб., с испытательным сроком 2 года. Уголовное дело рассматривалось в особом порядке судебного разбирательства;
  • приговором Ленинского районного суда Нижнего Новгорода от 21 мая 2020 г. по делу № 1–224/20 предприниматель осужден по трем эпизодам ч. 1 ст. 187 Уголовного кодекса РФ за неправомерный оборот средств платежей, т. е. изготовление в целях использования распоряжений о переводе денежных средств, предназначенных для неправомерного перевода денежных средств (платежных поручений), путем частичного сложения назначенных наказаний к лишению свободы сроком на 2 года, условно. Уголовное дело рассматривалось в особом порядке судебного разбирательства;
  • приговором Кстовского городского суда Нижегородской области от 14 мая 2020 г. по делу № 1–11/2020 предприниматель осужден по ч. 1 ст. 187 УК РФ за неправомерный оборот средств платежей, т. е. изготовление в целях использования распоряжений о переводе денежных средств, предназначенных для неправомерного перевода денежных средств (платежных поручений), к 3 годам лишения свободы условно со штрафом в размере 100 000 руб., с испытательным сроком 3 года. В вину предпринимателю вменено изготовление поддельных платежных поручений о переводе денежных средств, предназначенных для неправомерного перевода денежных средств в целях сокрытия от государственного финансового и налогового контроля посредством перечисления их с расчетного счета организации на расчетные счета формально-легитимных фирм, не осуществляющих предпринимательскую деятельность, с последующим незаконным обналичиванием указанных денежных средств. Обоснованием указанных платежных поручений послужили работы по договорам подряда, которые в соответствии с позицией следствия фактически не выполнялись. В ходе судебного следствия предприниматель свою вину признал.

Вступивший в законную силу приговор по данной статье может повлечь за собой ряд последствий помимо ответственности, предусмотренной санкцией статьи. К таким последствиям в том числе можно отнести возникновение интереса со стороны налоговых органов, который может проявляться в желании начислить дополнительные налоговые сборы по рассматриваемым сделкам, признать их недействительными, наложить штрафные санкции.

Способы защиты

К основным способам защиты по делам данной категории можно отнести поиск и представление органам предварительного следствия доказательств, свидетельствующих о том, что работы/услуги по договору, послужившему основанием для платежного поручения, фактически выполнялись/оказывались, в этом случае договор не может считаться фиктивным и факт представления данного платежного поручения не может образовывать состава преступления.

При рассмотрении вопроса о правильности квалификации рассматриваемых действий можно сказать, что описанные деяния действительно охватываются составом преступления, предусмотренным ст. 187 УК РФ, но необходимо учитывать, что ответственность наступает не за направление денежных средств для незаконного обналичивания, а именно за неправомерный оборот средств платежей, так как указание фиктивных оснований для перечисления денежных средств в платежном поручении образует фиктивность и самого платежного поручения.

* * *

Данной публикацией хочу обратить внимание коллег на рассмотренную ситуацию, поскольку выход ст. 187 УК РФ из «амплуа» дополнительной и формирование судебной практики по ее самостоятельному вменению за пределами одного региона создают риски привлечения к уголовной ответственности не только тех предпринимателей, кто выступает заказчиком незаконного обналичивания денежных средств, но и тех, кто при определенных обстоятельствах не сможет обосновать платежное поручение.