19.02.2021 Списание долгов в процедуре банкротства физического лица Закон.ру

Интернет пестрит объявлениями о быстром и успешном проведении процедур личного банкротства с итоговым списанием всех долгов. В этой связи ко мне часто обращаются с вопросом – а так ли это, всегда ли можно гарантированно освободиться от долгов и реально ли  понять это  «на берегу» — до введения самой процедуры.

Если посмотреть на статистику по банкротствам физических лиц, то она, действительно, обнадеживает – в 2019 году в 98% завершенных процедур  должники были освобождены от долгов.

Однако надо понимать все же, что банкротства физиков условно можно разделить на две категории. Первая  это ординарные случаи – ситуации с потребительской закредитованностью, когда человек вольно или невольно втягивается в заемную кабалу и затем уже не в силах найти внутренние источники для погашения долга. При этом такие должники, как правило, не обладают сколь-нибудь существенным имуществом для погашения требований кредиторов. Здесь обычный набор кредитного джентльмена – старенькое авто, единственное жилье и скудный домашний скарб. Интернет объявления о скором и эффективном списании долгов как-раз для этой категории.

Но есть и второй пул должников. Это бывшие предприниматели (менеджеры или владельцы предприятий), которые попали в долговой кризис вследствие проблем с подконтрольным бизнесом.  Такие банкротства, конечно, гораздо сложнее – там есть припрятанные активы,  есть и сделки, которые надо оспаривать, сложная структура совместной собственности с супругом. За такие банкротства возьмутся не многие управляющие – здесь надо не выполнять алгоритм списания долга, а грамотно работать в интересах конкурсной массы, ибо в этих процедурах активные и квалифицированные кредиторы и бездействие может дорого обойтись управляющему. Для того чтобы здесь что-то обещать должнику нужно проанализировать значительное количество факторов и принимать серьезные риски. Это, скорее, эксклюзивные банкротства и в них не заходят по объявлениям.

Таким образом, банкротства физических лиц можно условно разделать на «потребительские» и «предпринимательские».

Для ординарной категории «потребительских» должников, наверное, можно предложить краткий алгоритм самостоятельной оценки перспектив списания долга. Состоит он из двух этапов.

Первый. Оценка характера требований кредиторов. Это самое простое – в законе есть исчерпывающий перечень обязательств, которые списанию не подлежат (пункты 5,6 статьи 213.28 ЗоБ). Это: алименты, ущерб жизни и здоровью, моральный ущерб, обязательства из трудовых отношений и группа «управленческих» долгов: субсидиарная ответственность, ответственность контролирующих лиц за убытки юридическому лицу, ответственность арбитражного управляющего за ущерб, причиненный в процедурах банкротства, требования по недействительным сделкам (признанных такими в процедурах банкротства). Имея подобные долги в процедуру заходить не нужно – они останутся с должником навсегда. При этом ординарных должников  (в потребительских процедурах)   в этом списке может касаться в основном тема алиментов. Все остальное, либо редкое (убытки за вред жизни и здоровью, трудовые обязательства), либо  относится к категории предпринимательских банкротств (убытки, причиненные  контролирующими лицами и/или арбитражным управляющим).

Второй. Выявление оценочных условий, которые могут препятствовать списанию долга. Речь идет о пункте 4 статьи 213.28 ЗоБ, который чаще всего и является основанием для отказа в освобождении от долга в «потребительских» процедурах. Этот пункт исключает списание требований кредиторов в случае различных злонамеренных действий со стороны должника  при принятии долга и в самой процедуре банкротства. Для понимания того будет ли это положение применено против должника в процедуре, нужно иметь в виду следующие закрепившиеся в практике позиции:

(А). Основанием для отказа в списании долга не может быть неразумное поведение должника: наращивание долговой нагрузки, нерациональное ведение домашнего хозяйства и т.д. Суды могут отказать в списании только при наличии признаков недобросовестных действий, в частности, злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности. Такое уклонение характеризуется не пассивным бездействием (простой неуплатой долга), а активным и осознанным поведением – сокрытием доходов, противодействием исполнительному производству, совершением мнимых сделок и т.д. (Определение ВС от 30.09.2020 года №310-ЭС20-6956).

(Б). Банки (как основные кредиторы в процедурах потребительского банкротства) не могут ссылаться на неразумные действия должника при получении и расходовании кредитных средств, если должник предоставил им всю необходимую информацию о своем финансовом положении на момент получения кредита. Негативные последствия принятия рискованного решения по выдаче кредита лежат на самом банке, если он не докажет недобросовестность заемщика (Определение от 03.06.2019 года №305-ЭС18-26429).

(В). Даже если заемщик предоставил недостоверную информацию своему кредитору при получении от последнего финансовых средств либо предоставил неверные данные управляющему, он не теряет права на списание долга, если докажет, что искажение информации носило малозначительный характер (Определение от 310-ЭС17-14013 от 25.01.2018 года).

(Г). В процедурах банкротства от физического лица требуется максимальное информационное содействие управляющему и кредиторам. Предоставление достоверных данных – основная обязанность  должника — физического лица. Попытки навязать ему иные обязанность и в этой связи лишить права на списание долга – не обоснованы. В частности, отсутствие работы в период процедуры банкротства не может рассматриваться, как недобросовестное поведение, направленное на причинение ущерба кредиторам. Также недобросовестным и препятствующим списанию долга не может являться нераскрытие должником источников существования в период банкротства и выстроенное на этом основании предположение о сокрытие имущества (Определение от 15.06.2017 года №304-ЭС17-76).

Под итог:  кредиторы в потребительских процедурах банкротства не могут противопоставить  должнику   его неразумное поведение при получении и расходовании кредитных/заемных средств.  То есть,  вопросы  «куда деньги дел» и «как потратил» не является ключевым и могут быть закрыты ссылкой на неэффективное ведение домашнего хозяйства.  Профессиональные кредиторы (банки) – вообще  лишены права предъявить кредитору его нерациональную закредитованность и заведомое отсутствие источников погашения долга – это их риски, от которых они могли отказаться. В самой процедуре от физика требуется лишь предоставить все достоверные данные, которые потребует управляющий, надрываться на непосильной работе совсем не нужно.

В общем, практика судов подтверждает изначально заданный тренд процедур потребительского банкротства – направленность на  социально-реабилитационную функцию освобождения физического лица от непомерного долга (Определение ВС от 23.01.2017 года №304-ЭС16-14541). И ничто не предвещает изменение этой тенденции.