19.03.2021 Безучетное потребление электроэнергии. Реальные случаи из судебной практики 2020 года Закон.ру

Споры в области электроснабжения – одни из самых распространенных. И очень часто рассматриваются дела о взыскании  безучетного потребления электроэнергии. Эта проблема может коснуться любого – от частного лица до крупного промышленного предприятия. И даже изменение законодательства о «перемене собственности» приборов учета на гарантирующих поставщиком и сетевых организаций, внедрение смарт-счетчиков до сих пор не снимают эту проблему для потребителя.

Что такое безучетное потребление и в чью пользу чаще всего решаются споры? Рассмотрим некоторые актуальные примеры из судебной практики за 2020 год.

Приборы учета, показания которых используются при определении объемов потребления электроэнергии должны соответствовать требованиям законодательства РФ об обеспечении единства измерений. В том числе, соответствовать классу точности, быть надлежащим образом допущенными в эксплуатацию и иметь неповрежденные контрольные пломбы и (или) знаки визуального контроля.

Из анализа судебной практики следует, что действующее законодательство обуславливает безучетное потребление электроэнергии совершением потребителем различных действий, которые условно разделяется на две группы.

К первой группе относятся действия потребителя, выразившиеся во вмешательство в работу прибора учета, в том числе нарушение (повреждение) пломб или знаков визуального контроля. К этой же группе относятсянарушения потребителем обязанности по сохранности прибора учета и несвоевременное извещение об утрате или неисправности прибора учета.

Совершение перечисленных действий не требует установления судом каких-либо последствий, связанных с достоверностью показаний приборов учета после их совершения, и является основанием для квалификации их в качестве безучетного.

Ко второй группе относятся иные, не связанные с вмешательством в работу прибора учета действия потребителя, которые привели к искажению данных об объемах потребления электроэнергии. Соответственно, в таком случае факт безучетного потребления неочевиден и подлежит доказыванию в судебном порядке.

Но, на самом деле есть еще и третья группа. К этой группе относится истечение межповерочного интервала прибора учета и самостоятельная замена потребителем прибора учета и трансформаторов тока без соответствующего уведомления сбытовой организации.

При проверке прибора учета поставщик или сетевая организация энергии, в случае определения его неисправности обязан составить акт о безучетном потреблении электроэнергии. А это уже грозит  потребителю оплатой стоимости электроэнергии в повышенном размере (в очень повышенном !). Многие считают, что скорее всего такой спор будет решен в сторону гарантирующего поставщика. Однако это не всегда так. Поставщик на самом деле, тоже обязан следить за приборами учета, которые он устанавливает. Он должен доказать, что пломбы на все приборы были установлены и устанавливались  корректно. Рассмотрим, как решались конкретные случаи в 2020 году в суде.

 Определение Верховного суда от 13 августа 2020 года

Очень часто суды занимают достаточно жесткую позицию, но данный случай интересен как раз тем, что он был решен в пользу потребителя. Верховный суд подробно изучил материалы дела, доказательную базу, и изменил решение предыдущих судов.

В 2013 году между гарантирующим поставщиком и потребителем был заключён договор электроснабжения. Через пару лет представители сетевой организации осмотрели приборы учёта и выявили случай безучетного потребления. Они увидели, что на трансформаторах тока не стояли пломбы. Сумма, которую потребовали от потребителя, было достаточно солидной – около 15 млн. рублей. Естественно, потребитель был не согласен и с самим фактом безучетного потребления, и отказывался платить деньги.

Поставщик обратился с иском о взыскании, и суд первой инстанции решил, что безучетное потребление доказано. Его поддержали и другие инстанции – апелляционная, кассация. За период безучетного потребления с потребителя взыскали 12 млн. рублей. Сумма на 3 млн меньше первоначально заявленной, но и с ней ответчик не согласился. Он подал кассационную жалобу в Верховный суд, и здесь ход дела изменился.

Потребитель заявил, что на трансформаторах пломб не было изначально, еще при заключении договора и при установке приборов. Гарантирующий поставщик и сетевая организация ответили, что обязанность потребителя – следить за наличием пломб. То есть он должен был заметить это и уведомить поставщиков. Однако Верховный суд признал такие заявления несостоятельными, потому что обязанности по пломбированию трансформатора тока и приборов учета закон оставляет за гарантирующим поставщиком и сетевой организацией. Тем более, в материалах дела не было доказательств того, что эти пломбы на трансформаторе тока действительно находились. В акте допуска прибора учета не было информации, что пломба установлена. А значит, нет доказательств, что трансформатор действительно был опломбирован. Было решено, что предыдущие инстанции неверно рассматривали спор, и дело вернулось на рассмотрение в суд первой инстанции.

Верховный суд также обратил внимание на то, что учёт был проведён неверно: приборы были установлены в 2014 году, допуск их был тогда же, и даже если он не был проведен, то нужно считать период безучетного потребления с того момента, когда должна была быть проверка.

Как видим, это дело закончилось благополучно для потребителя.

Определение Верховного Суда от 11 августа 2020 года

А вот следующее судебное дело окончилось для потребителей неудачно. Верховный суд не нашел оснований для пересмотра нижестоящих инстанций и отказал в передаче дела в судебную коллегию.

В 2012 году был заключен государственный контракт на поставку электроэнергии. Абонент обязался её оплачивать. В 2016 году сетевая организация провела проверку и выявила факт безучетного потребления. Трансформаторы были неисправны: в первичной цепи была нагрузка, а во вторичной ее не было, на луче Б отсутствовал ток, к тому же истек межпроверочный интервал.

Организация уведомила потребителя о том, что будет составлять акт о безучетном потреблении. Потребитель на пришел на оформление, потому акт составили в присутствии двух незаинтересованных лиц.

Все суды признали, что акт был оформлен корректно, в нем указана вся информация о приборах учета, трансформаторах тока, потребителе и периоде самого безучетного потребления. Возникает логичный вопрос: почему сетевая организация приехала с инструментальной проверкой через 4 года после заключения договора, когда уже истек межповерочный интервал? Тем более, что было видно, что в трансформаторе отсутствует ток – нет нагрузки. Кроме того, в 2016 году выставлялись счета, которые абонент оплачивал. Суд принял то во внимание и отнял от заявленных исковых требований около 300 тысяч рублей, но сам факт безучетного потребления посчитал доказанным.

Абонент заявил о необходимости экспертизы, но суд установил, что она уже проводилась в рамках другого дела с участием тех же самых лиц. Судебные акты были признаны не подлежащими отмене, это же поддержал и Верховный суд.

Определение Верховного суда от 3 августа 2020 года

 Это дело интересно в первую очередь количеством событий. В первой инстанции отказали поставщику в иске, апелляция частично удовлетворила требования. Изначально иск запрашивал около 1.3 млн рублей и еще неустойку. Апелляция признала, что сумма примерно 900 тысяч, а кассация взыскала с ответчика полную стоимость – те же 1.3 млн. Потребитель обратился с конституционной жалобой в Верховный суд, и началось новое разбирательство. Что же произошло и почему Верховный суд решил досконально изучить это дело и определить виновных?

В 2007 году СНТ и гарантирующий поставщик заключили договор энергоснабжения. В 2017 году представители компании приехали с очередной проверкой. По ее результатам выяснилось, что истек межповерочный интервал на трансформаторе тока. Оформили акт, который предписывал устранить замечания, отвели для того некоторый срок. Если СНТ за это время не устранит замечания, то оформят уже акт о безучетном потреблении электроэнергии.

Товарищество пыталось сделать это за счет снабжающей и сетевой организации, велись переговоры по телефону и переписка по электронной почте. Однако результата не было, в СНТ сами поменяли трансформаторы тока с истекшим межповерочным интервалом и сообщили об этом гарантирующему поставщику.

В течение следующих 7 месяцев поставщик принимал показания приборов учета, начислял им стоимость электроэнергии, но потом представители сетевой организации провели еще одну проверку. В ее результате оформили акт о неучтенном потреблении: зафиксировали, что товарищество самостоятельно провело демонтаж и допуск, из-за этого на приборе учета нет необходимой пломбы энергосбытовой компании. Дело передали в суд.

На первой инстанции решили, что факт безучетного потребления не доказан, так как действия СНТ правильными, им пришлось принять самим менять прибор учета трансформатора тока. Апелляция подтвердила, что это была именно необходимость, но письменного подтверждения – заявления с требованием приехать и устранить замечания, – направленного заказным письмом, не было. У СНТ была только переписка по электронной почте, а она не является доказательство для суда. Решение апелляции поддержала кассацией, которая тоже признала, что СНТ не должно было самостоятельно менять трансформатор тока, к тому же на нем нет пломбы, есть еще недочеты.

СНТ обратилось с кассационной жалобой в Верховный суд, который увидел несоответствия в деле и затребовал материалы. Инстанцию заинтересовало, имеет ли право гарантирующий поставщик решать, что потребление было безучетным, если он принимал показания этих же приборов учета. Если были нарушения, то как он мог считать по этим приборам стоимость фактической потребленной электроэнергии? Также важный вопрос, почему электронные письма с заявками СНТ оставались без ответа, не было ли это спланировано.

Верховный суд РФ поддержал позицию СНТ.

Итак, мы разобрали три по-своему интересных судебных дела, два из которых решились в сторону потребителей. Радует тот факт, что проявляется тенденция к более внимательному отношению к доказательственной базе, к действиям традиционно сильных сторон по договору и профессиональных участников  рынка – гарантирующих поставщиков и сетевых организаций. У каждого спора свои особенности и, в связи с этим, индивидуальные последствия.