19.05.2021 Сальдирование: чем отличается от зачета АГ

Материал выпуска № 9 (338) 1-15 мая 2021 года.

Сальдо – соотнесение взаимных предоставлений, зачастую вытекающее из нарушения обязательств. Оно очень похоже на зачет. Но есть особенности, которые мешают поставить между ними знак равенства. Практика установления сальдо взаимных предоставлений расширяется. Однако нередко суды механически применяют позиции высшей инстанции при совпадении обстоятельств конкретного дела с обстоятельствами дела, уже рассмотренного ВС РФ. Автор настоящей статьи, проанализировав актуальную судебную практику по вопросу применения механизма сальдо, рассуждает о проблеме зачета-сальдирования и приводит свои аргументы в обоснование сформулированных выводов.

Для прекращения взаимных однородных требований зачастую используется зачет, который может быть оформлен в виде двустороннего соглашения, а также в виде одностороннего заявления. Однако зачет легко оспорить в банкротстве на основании ст. 61.3 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве); подп. 1 п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”», несмотря на то, что заявителю необходимо доказать следующий факт: контрагенту было известно о неплатежеспособности должника.

Определением СКЭС ВС РФ от 29 января 2018 г. № 304-ЭС17–14946 впервые установлена возможность применения механизма сальдирования встречных обязательств1.

При этом сальдо взаимных предоставлений не противоречит правилам ст. 61.3 Закона о банкротстве, соответственно, предоставляет стороне по сделке право произвести удержание денежных средств в счет неисполненных обязательств контрагента.

Для целей понимания оснований выделения механизма сальдирования в отдельный институт следует рассмотреть доктринальные правовые позиции.

О сальдо-теории еще задолго до переломной позиции Верховного Суда РФ писал А. В. Егоров, который проанализировал германскую модель зачета.

Автор отмечал, что институт зачета должен строго отличаться от засчитывания или высчитывания, при котором сумма требования изначально уменьшается на определенную величину. Подобное засчитывание предусматривается в ряде положений Германского гражданского уложения (ГГУ), и ни для одного из них нет эквивалента в Гражданском кодексе РФ (ГК РФ). При этом А. В. Егоров указывал, что при сальдо обоюдное прекращение встречных требований наступало бы в силу закона без дополнительного волеизъявления одной из сторон. Доктрина вычитания поможет решить вопрос сохранения двух встречно направленных обязательств при банкротстве одной из сторон, что представляется наиболее справедливым в отличие от применения института зачета2.

Далее А. В. Егоров подчеркивал, что сальдирование сводится к автоматическому прекращению взаимных обязательств исходя из природы договорных отношений. По большей части этот момент необходимо связывать с расторжением договоров, но также с завершением исполнения взаимных обязательств в рамках единого обязательства. Автор приводил пример того, что завершение сторонами договорных отношений, при котором каждая из них останется должна другой одинаковую сумму денег, бессмысленно с хозяйственной точки зрения. Поэтому в момент, когда исполнение прекращается, автоматически размер задолженности одной стороны вычитается из размера задолженности второй стороны3.

По мнению А. В. Егорова, концепция сальдирования противопоставляется судами зачету в подлинном смысле этого слова, который происходит посредством одностороннего заявления, адресованного другой стороне4. Его идею о том, что сальдирование отграничивается от классического зачета, поддерживают коллеги-юристы5.

Полагаю, что Верховный Суд РФ, вводя механизм сальдирования в судебную практику, руководствовался принципом справедливости при признании недействительными сделок, влекущих за собой оказание предпочтения (ст. 61.3 Закона о банкротстве): если одна сторона исполнила свою обязанность в рамках договора, а вторая сторона исполнение своей обязанности проигнорировала, то это не должно приводить к образованию задолженности у первой стороны, погашение которой при банкротстве ставится под вопрос. Предпочтения при таком «засчитывании» также не может быть, поскольку к сальдированию привело недобросовестное поведение контрагента, повлекшее за собой возникновение задолженности (либо сальдирование в случае, предусмотренном договором или вытекающем из существа отношений сторон), а оспариваемый как сделка с предпочтением зачет (в его классическом понимании) осуществляется с применением волеизъявления как минимум одной стороны.

Рассмотрим основные выводы из практики, когда суды определяют применение метода сальдо к прекращению встречных обязательств, а не совершение зачета.

Случаи, когда возможна фиксация сальдо взаимных предоставлений

Удержание гарантийного депозита.

Согласно определению СКЭС ВС РФ от 2 сентября 2019 г. № 304-ЭС19–11744 при банкротстве подрядчика удержание заказчиком денежных средств из гарантийного депозита за нарушение договора направлено на установление итогового сальдо взаимных предоставлений по договору. Данная операция не является сделкой по зачету встречных однородных обязательств. Сам подрядчик уменьшает сумму гарантийного удержания своим ненадлежащим исполнением основного обязательства, а не заказчик, подтверждающий факт сальдирования.

Сальдо взаимных предоставлений не противоречит правилам, установленным в ст. 61.3 Закона о банкротстве, поскольку в этом случае отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком предпочтения. Фактически в данном случае механизм сальдирования направлен на реализацию обеспечения исполнения обязательства.

Исходя из указанной правовой позиции, сальдирование возможно по прекращенным обязательствам (определения СКЭС ВС РФ от 29 января 2018 г. № 304-ЭС17–14946; от 12 марта 2018 г. № 305-ЭС17–17564; п. 19 Обзора судебной практики ВС РФ № 2 (2018), утвержденного Президиумом ВС РФ 4 июля 2018 г.6). Расчет сальдо взаимных предоставлений по договору подряда и определение завершающей обязанности одной стороны в отношении другой производятся в случае прекращения договора в результате его расторжения или одностороннего отказа от него (постановление АС Северо-Западного округа от 29 мая 2020 г. № Ф07–4866/2020 по делу № А56–60364/20177).

При этом необязательно, чтобы момент расчета сальдо сводился к прекращению действия договора. В постановлении от 14 декабря 2018 г. № Ф09–7736/18 по делу № А07–23482/2016 АС Уральского округа не связывал возможность сальдирования с расторжением договора.

2. Удержание вознаграждения / неотработанного аванса. Согласно позиции Верховного Суда РФ удержание оплаты по договору подряда в результате сальдо взаимных предоставлений также признается правомерным (определения СКЭС ВС РФ от 2 сентября 2019 г. № 304-ЭС19–11744; от 17 марта 2020 г. № 304-ЭС19–6639).

В другом деле Верховный Суд РФ отметил возможность сальдирования в рамках договора поставки (определение СКЭС ВС РФ от 11 июня 2020 г. № 305-ЭС19–18890(2)). При неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства должник обязан возместить причиненные кредитору убытки, соответственно, в случае ненадлежащего исполнения принятого поставщиком основного обязательства им не может быть получена та сумма, на которую он мог рассчитывать, если бы исполнил это обязательство должным образом. В частности, неисправный поставщик не вправе требовать выплаты полной договорной цены в случае недопоставки товара. Отклонение поставщика от условий договора порождает необходимость перерасчета итогового платежа покупателя путем уменьшения цены договора на сумму убытков последнего, возникших вследствие недопоставки. Подобное сальдирование вытекает из существа отношений по поставке и происходит в силу встречного характера основных обязательств поставщика и покупателя. То есть стороны производят сверку расчетов, не совершая самостоятельную сделку.

Верховный Суд РФ указал на возможность сальдирования и по договору комиссии: условие об удержании суммы комиссионного вознаграждения не может быть квалифицировано как зачет требований в рамках указанного договора, поскольку относится к порядку расчетов сторон. Поэтому стороны правомерно согласовали в акте сверки взаимных расчетов причитающуюся сумму вознаграждения, порядок ее удержания, а также то, что по прекращенному договору сальдо сложилось в пользу ответчика (определение СКЭС ВС РФ от 27 октября 2020 г. № 305-ЭС20–10019).

При этом слова «удержание», «зачет» суды используют в целях описания механизма действия заказчика, а не как отсылку к ст. 410 ГК РФ (постановление АС Московского округа от 21 февраля 2019 г. № Ф05–564/2019 по делу № А40–252434/16). Данный механизм состоит в следующем. Права требования заказчика и подрядчика однородные. В силу этого одно можно зачесть в счет другого (уменьшить), но не путем направления заявления другой стороне, а посредством непосредственного удержания (оставления) одной стороной оплаты, причитающейся другой стороне (постановление Девятого ААС от 8 июля 2019 г. № 09АП-27708/2019 по делу № А40–208923/2018).

Даже если контрагент направил должнику уведомление о зачете гарантийного удержания в счет неисполненных обязательств, суды расценивают такое уведомление как извещение об определении завершающего сальдо взаимных предоставлений по договору (постановление АС Уральского округа от 10 декабря 2018 г. № Ф09–7105/18 по делу № А76–4295/2017). Так же расценивается и соглашение о зачете (постановление Восьмого ААС от 19 апреля 2018 г. № 08АП-87/2018 по делу № А81–5638/2015).

Для установления сальдо встречных обязательств не требуется дополнительного волеизъявления заказчика, что отличает его от традиционного понятия зачета по смыслу ст. 410 ГК РФ. При этом нет необходимости даже в уведомлении второй стороны. Сальдирование осуществляется автоматически при наличии нереализованного обязательства одной стороны и корреспондирующей ему обязанности второй стороны (постановление Двадцатого ААС от 26 февраля 2021 г. № 20АП-7674/2020 по делу № А62–7315/2018).

В ситуации, когда документ, поименованный как соглашение либо заявление о зачете, носит сверочный характер и не является сделкой, необходимо исходить из того, что прекращение упомянутых в данном документе встречных обязательств произошло ранее и стороны лишь зафиксировали состоявшийся прежде юридический факт (определение СКЭС ВС РФ от 29 декабря 2020 г. № 305-ЭС19–1552 (4)).

Суды исходят из того, что право подрядчика на возврат суммы гарантийного удержания / получение вознаграждения утрачивается при выявлении нарушений условий договора в ходе гарантийного срока либо исполнения условий договора. До истечения гарантийного срока / принятия надлежащим образом выполненных работ подрядчик не приобретает право на получение соответствующих сумм, поэтому встречное требование с его стороны отсутствует (постановление АС Уральского округа от 20 февраля 2021 г. № Ф09–504/21 по делу № А07–31700/2019).

3. Сальдо по взаимосвязанным договорам. Практика установления сальдо взаимных предоставлений расширяется. Суды отказывают в признании недействительным акта зачета взаимных требований по взаимосвязанным договорам поставки и подряда (определение ВС РФ от 22 апреля 2020 г. № 307-ЭС20–4373). Хотя ранее ВС РФ отмечал, что поскольку взаимные обязательства сторон вытекают из различных договоров подряда и дополнительных соглашений к ним, заключенных на выполнение самостоятельных видов работ, то оспариваемые сделки не направлены на установление сальдо взаимных предоставлений и являются именно зачетом (определение ВС РФ от 23 ноября 2018 г. № 309-ЭС18–12312).

При этом в другом деле ВС РФ не отметил наличия возможности применения механизма сальдирования.

Общество предоставило денежные средства для финансирования строительства электростанции должнику; позднее стороны заключили договор подряда, по которому общество обязалось перед должником осуществить работы по строительству электростанции, в силу чего ему была предоставлена сумма аванса, неотработанного на момент расторжения договора. Судами установлено, что данная сумма аванса подлежала направлению на цели строительства и не могла рассматриваться как предназначавшаяся для погашения заемных обязательств должника перед обществом. Соответственно, до расторжения договора подряда у должника также не имелось и встречного денежного требования к обществу о возврате неотработанного аванса, которое могло бы быть зачтено против требования, вытекающего из договоров займа (определение СКЭС ВС РФ от 29 декабря 2020 г. № 305-ЭС19–1552 (4)).

Суд откажет в квалификации сделки в качестве сальдирования, если отсутствует признак встречности обязанностей в рамках единого обязательственного правоотношения: требование об оплате товара по одному договору не является встречным, по смыслу ст. 328 ГК РФ по отношению к обязанности по возврату аванса (неосновательного обогащения) по другому договору встречный характер отсутствует в силу различной правовой природы указанных обязательств (постановление Двадцатого ААС от 26 февраля 2021 г. № 20АП-7674/2020 по делу № А62–7315/2018).

Также суд не признает сальдированием встречных обязательств осуществление конкретных платежей, хотя и направленных на подведение расчетов сторон. Акты зачета и другие действия сторон, как указал суд, не входят в предмет настоящего спора, поэтому ссылки на судебную практику не могут быть приняты во внимание, поскольку в преобладающих случаях в предмет споров входили обстоятельства, связанные с подписанием акта сверки, акта зачетов, фиксирующие сальдо сторон по встречным обязательствам (постановление Девятого ААС от 19 февраля 2021 г. № 09АП-77945/2020 по делу № А40–224069/2017).

Суды должны определить, в чью пользу смещается баланс (установить сальдо)

Приведем примеры установления судами сальдо взаимных требований.

1. Сумма вознаграждения или гарантийного удержания засчитывается в счет установленных и не устраненных подрядчиком нарушений в ходе исполнения договора или гарантийного периода (постановления АС Московского округа от 13 февраля 2019 г. № Ф05–7821/2018 по делу № А40–92911/2016; от 21 февраля 2019 г. № Ф05–564/2019 по делу № А40–252434/16; от 24 декабря 2019 г. № Ф05–11211/2018 по делу № А40–129372/2016; постановление Девятого ААС от 8 июля 2019 г. № 09АП-27708/2019 по делу № А40–208923/2018).

2. Сумма вознаграждения или гарантийного удержания засчитывается в счет неустоек, штрафов по договору, в том числе не связанных с нарушениями по качеству, выявленных в гарантийный период (например, неустойка за нарушение конечных или промежуточных сроков выполнения работ) (определение ВС РФ от 17 марта 2020 г. № 304-ЭС19–6639; постановление Девятого ААС от 8 июля 2019 г. № 09АП-27708/2019 по делу № А40–208923/2018).

3. Сумма гарантийного удержания засчитывается в счет иных обязательств должника по текущим платежам. В частности: возмещение затрат по оплате потребленной электроэнергии (постановление АС Московского округа от 21 февраля 2019 г. № Ф05–564/2019 по делу № А40–252434/16); включение в договор оказания услуг по передаче тепловой энергии условия о покупке тепловой энергии для компенсации потерь, при этом расчетный период (календарный месяц) и сроки расчетов сторон друг с другом совпадают (определения ВС РФ от 24 августа 2020 г. № 302-ЭС20–1275; от 15 октября 2020 г. № 302-ЭС20–1275; постановление АС Уральского округа от 9 марта 2021 г. № Ф09–7530/19 по делу № А60–75317/2018).

4. Сумма аванса засчитывается в счет выполненных и принятых, но неоплаченных работ либо поставленных товаров в рамках одного договора (постановления АС Московского округа от 14 июня 2018 г. № Ф05–4829/2018 по делу № А40–38944/2015; от 15 ноября 2018 г. № Ф05–1593/2016 по делу № А40–171885/2014).

5. Стоимость выполненных должником работ засчитывается в счет предоставленных контрагентом материалов, оборудования и услуг водоснабжения, электроэнергии, питания, проезда, проживания рабочих (определение ВС РФ от 22 марта 2019 г. № 302-ЭС18–10331; постановления Восьмого ААС от 19 апреля 2018 г. № 08АП-87/2018 по делу № А81–5638/2015; АС Уральского округа от 14 декабря 2018 г. № Ф09–7736/18 по делу № А07–23482/2016).

Выводы

1. Сальдирование не является сделкой по смыслу ст. 410 ГК РФ («Прекращение обязательства зачетом»), а является механизмом, который направлен на установление сальдо взаимных предоставлений и определение завершающих однородных обязанностей сторон как в рамках одного договора, так и в рамках различных договоров (например, поставки и подряда).

2. Сальдо является механизмом реализации обеспечения. То есть сторона удерживает то, на что контрагент в принципе не мог бы рассчитывать, поскольку исполнил обязательство ненадлежащим образом.

3. Сальдирование возможно как при прекращении действия договора, так и в период действия договора при завершении исполнения взаимных обязательств. Сверка расчетов производится автоматически при подведении итогов по договору или конкретному обязательству в рамках договора.

4. Сальдирование встречных предоставлений осуществляется автоматически при наличии к тому оснований, является сверкой расчетов.

5. Акты сверки, акты либо иные документы о сальдировании / зачете не являются волеизъявлением сторон, а лишь подтверждают, фиксируют сложившееся состояние расчетов.

6. Сальдированием не может признаваться платеж, хотя бы и направленный на подведение расчетов сторон.


1 Определение СКЭС ВС РФ от 12 марта 2018 г. № 305-ЭС17–17564 также содержит основополагающую позицию ВС РФ при установлении механизма сальдо встречных требований.

2 См.: Егоров А. В. Германская модель зачета в приложении к российским реалиям: теория и практика // Вестник ВАС РФ. 2014. № 3.

3 См.: Егоров А. В. Сальдирование и зачет: соотношение понятий для целей оспаривания при банкротстве // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2019. № 7.

4 См.: там же.

5 См.: Абушенко Д. Б. Гражданско-правовой зачет и зачет, производимый при удовлетворении судом встречного и первоначального исков: теоретические размышления о сходстве и отличиях правовых институтов // Вестник гражданского процесса. 2020. № 6.

6 Текст Обзора опубликован в Бюллетене ВС РФ. 2019. № 3 (начало); № 4 (окончание). См. также: СПС «КонсультантПлюс».

7 Здесь и далее – приводимые в статье тексты судебных актов размещены на сайте «Судебные и нормативные акты РФ» (sudact.ru).