19.07.20. Возражения против некоторых предложений Мнение о способах выявления признаков недобросовестного поведения в процедуре банкротства. АГ.

Возражения против некоторых предложений

Мнение о способах выявления признаков недобросовестного поведения в процедуре банкротства

Солодовникова Лидия

Юрист Адвокатского бюро «Линия Права» (г. Москва)

08 Июля 2020

Материал выпуска № 13 (318) 1-15 июля 2020 года.

В комментарии к статье Павла Каманцева «Недобросовестность в делах о банкротстве»(см.: «АГ». 2020. № 13 (318)) автор высказывает свое мнение по поводу предложений, касающихся способов обнаружения злоупотреблений в делах о банкротстве и защиты добросовестных кредиторов. В частности, она считает, что для целей борьбы с аффилированными кредиторами наиболее радикальной была бы законодательная регламентация субординации требований аффилированных и контролирующих лиц, а для защиты добросовестных кредиторов следует отладить механизм принятия обеспечительных мер, направленных на запрет недобросовестному кредитору реализовать предоставленные ему права.

Автор статьи на примере банкротства группы «Анкор» выделил несколько признаков недобросовестного поведения в процедуре банкротства и предложил способы его обнаружения, а также защиты добросовестных участников дела.

Рассмотрю предложения автора и представлю мотивированное мнение по ним.

1. Среди ключевых признаков недобросовестности в статье выделяется включение в реестр требований кредиторов недобросовестных кредиторов при наличии:

аффилированности;

подложных документов;

признаков неравноценных сделок и сделок с предпочтением.

Проанализировав судебные акты, принятые в рамках дела о банкротстве ООО «Анкор Девелопмент» об отказе во включении в реестр требований кредиторов задолженности, следует отметить следующее.

Отказывая в установлении задолженности, возникшей из вексельного обязательства, суд пришел к выводу: в отсутствие экономической необходимости выпуска векселей, доказательств основания их выдачи, наличия какого-либо встречного предоставления, непредъявления требований о погашении векселей до процедуры банкротства следует признать, что выпуск векселей произведен без оснований и безвозмездно.

При отказе в установлении требований, вытекающих из поручительства, суд указал на выдачу поручительства после принятия заявления о признании поручителя банкротом, а также на то, что оспариваемая задолженность не отражена в документах бухгалтерской и налоговой отчетности кредитора и основного должника по обеспеченному поручительством обязательству.

Таким образом, суд применил в обоих случаях повышенный стандарт доказывания, не ссылаясь на наличие формального набора документов, и на основании ст. 10 и 168 ГК РФ признал данные требования основанными на сделках, совершенных со злоупотреблением правом.

При этом, как указал автор, оба заявителя вышеуказанных отказных требований были аффилированны с одним из бенефициаров группы – П. Однако суд данный вопрос не исследовал.

В Обзоре судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 29 января 2020 г., (далее – Обзор) представлены ключевые разъяснения по вопросам рассмотрения требований аффилированных лиц.

Приведу чек-лист, по которому можно было бы опровергнуть указанные выше требования аффилированных лиц в деле о банкротстве ООО «Анкор Девелопмент», если бы суд рассматривал их после принятия Обзора:

Требование заявлено аффилированным или контролирующим должника лицом? Или лицом, действующим по указанию контролирующего лица?

Преодолен ли повышенный стандарт доказывания? Аффилированному кредитору необходимо опровергнуть сомнения относительно мнимости договора, на котором основано его требование: раскрыть все существенные обстоятельства, касающиеся заключения и исполнения сделки, основания дальнейшего внутригруппового перераспределения денежных средств, а не только формально представить минимальный комплект документов.

При условии преодоления повышенного стандарта доказывания аффилированному кредитору следует установить отсутствие имущественного кризиса на стороне должника.

В случае, если аффилированный кредитор не опровергнет мнимость договора, в удовлетворении требований будет отказано. При опровержении разумных сомнений в мнимости требования и приведении доказательств, что оно возникло в условиях имущественного кризиса, требование подлежит понижению в очередности – оно удовлетворяется в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты.

Таким образом, предусмотренный Обзором механизм позволяет не допускать в реестр требований кредиторов аффилированных и контролирующих лиц при наличии неопровергнутого сомнения в «чистоте» требования.

Поэтому представляется, что для целей борьбы с аффилированными кредиторами допустимость оспаривания сделок на стадии наблюдения и финансового оздоровления по банкротным основаниям не является самым релевантным механизмом, особенно при возможности внеконкурсного оспаривания как до принятия заявления о признании должника банкротом, так и после (путем применения ст. 10, 168, 170 ГК РФ).

Полагаю, что наиболее радикальным будет законодательная регламентация субординации требований аффилированных и контролирующих лиц.

Автор высказался по поводу необходимости закрепления последствий недействительности сделки в виде автоматического исключения требований кредитора из реестра при оспаривании сделки, на которой данное требование основано.

Полагаю, что до пересмотра определения о включении задолженности в реестр требований кредиторов суд связан данным определением и не может менять его другим судебным актом, действуя не иначе как по правилам гл. 37 АПК РФ (постановление Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. № 30-П). Поэтому даже оспаривание сделки, послужившей основанием для установления задолженности, не должно влечь за собой изменение судебного акта «в упрощенном порядке».

При этом для защиты добросовестных кредиторов в подобных случаях следует отладить механизм принятия обеспечительных мер, направленных на запрет недобросовестному кредитору реализовать предоставленные ему права.

Отнесение к недобросовестному поведению оспаривание бенефициаром правомерных сделок является лишь частным проявлением злоупотребления, а не самостоятельным основанием.

С учетом права на судебную защиту, предоставленного лицу, участвующему в деле о банкротстве, думается, что неверно трактовать любое обращение в суд, в том числе кажущееся на первый взгляд надуманным, как проявление злоупотребления.

Следует учитывать, что при рассмотрении требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки цессии, на основании которой произведена процессуальная замена в рамках дела о банкротстве, установление нарушенного права истца осуществляется на стадии рассмотрения дела по существу, вместе с определением иных обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Для более правильного и быстрого разрешения дела заявитель должен доказать все основания ничтожности сделки.

При этом борьба со злоупотреблением не должна влечь нарушение прав других лиц, в том числе участников и бенефициаров должника.

Само по себе участие бенефициара в банкротстве подконтрольного ему общества не должно трактоваться однозначно негативно, особенно в условиях корпоративных войн участников с равными долями. Более того, самостоятельное раскрытие бенефициаром степени своего участия в капитале должника способствует подготовке доказательственной базы для субсидиарной ответственности. Запрет на участие в банкротстве через подконтрольных лиц или самостоятельно может иметь отрицательные последствия с точки зрения выявления контролирующего лица.

НАЗАД К СПИСКУ

08 Июля 2020

Рассказать:

Другие мнения

Соломяный Андрей

Роль экспертизы при налоговых правонарушениях

17 Июля 2020

Чиркова Ольга

Являются ли пользователи соцсетей потребителями?

15 Июля 2020

Мухаметов Руслан

Судебный приказ: основания возврата заявления и особенности обжалования

14 Июля 2020

Черкасов Денис

Налогоплательщики-физлица не должны отвечать за упущения налоговиков

14 Июля 2020

Шамшина Анастасия

Добровольное исполнение обязательств важнее выплаты компенсации за их неисполнение

13 Июля 2020

Семенов Сергей

Определить вину или назначить виновного?

10 Июля 2020

© 2007—2017 «Новая адвокатская газета»
© 2017—2020 «Адвокатская газета»

Учредитель – Федеральная палата адвокатов Российской Федерации
Главный редактор – Мария Вениаминовна Петелина

Периодическое печатное издание «Новая адвокатская газета» зарегистрировано Роскомнадзором 13 апреля 2007 г., перерегистрировано Роскомнадзором под наименованием «Адвокатская газета» 23 ноября 2017 г., свидетельство ПИ № ФС77-71704.
Сетевое издание «Адвокатская газета» зарегистрировано Роскомнадзором 23 ноября 2017 г., свидетельство Эл № ФС77-71702.

Воспроизведение материалов полностью или частично без разрешения редакции запрещено. Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов. Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются.
Политика обработки персональных данных
Результаты проведения специальной оценки условий труда

Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для пользователей до 16 лет.

Адрес и контакты редакции:
119002, г. Москва, пер. Сивцев Вражек, д. 43, +7 (495) 787-28-35, advgazeta@mail.ru

Разработка сайта — ART’PERFORMANCE

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера.


Отправлено из Mail.ru для Android