19.07.20.В рамках резонансных дел Обзор корпоративных споров за II квартал 2020 г. АГ.

В рамках резонансных дел
Обзор корпоративных споров за II квартал 2020 г.
Васин Евгений
Юрист АБ КИАП
08 Июля 2020
Материал выпуска № 13 (318) 1-15 июля 2020 года.
В настоящей статье приводится обзор наиболее резонансных корпоративных споров, рассмотренных судами во II квартале 2020 г. Решения, принятые по данным делам, могут оказать существенное влияние на изменение судебной практики.
Мы разделили этот обзор на две части. В первой части рассматриваем изменения, которые произошли в делах, упомянутых в обзоре за I квартал. Во второй части обзора проанализируем новые решения по другим делам, представляющие интерес для российского юридического сообщества.
Часть 1: статус дел, рассмотренных в 1-м обзоре
Изменения, произошедшие с ранее рассмотренными делами, отражены в таблице ниже. Подробное описание позиций судов нижестоящих инстанций можно найти в обзоре за I квартал 2020 г.1
№ п/п№ делаКлючевой вопросТекущий статус1А24-7412/2018Когда начинает исчисляться срок исковой давности при подаче заявления об оспаривании смены участников компании?ВС РФ отменил постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа по данному делу и согласился с позицией, которую занял Пятый Арбитражный апелляционный суд.
Оставляя в силе решение суда апелляционной инстанции, ВС РФ обратил внимание на следующее:
по общему правилу участники общества не обязаны получать сведения из ЕГРЮЛ о своем обществе;
ни ФЗ «Об ООО», ни ГК РФ не позволяют суду вменять участнику обязанность получать такие сведения;
поскольку в данном деле срок субъективной исковой давности составлял всего несколько месяцев, иной подход серьезно умалял бы право на судебную защиту.
2А56-14273/2018Разграничение между обеспечением на случай немотивированного отказа от договора и «платой за отказ»ВС РФ поддержал доводы судов кассационной и апелляционной инстанций. Суд поддержал разграничение между задатком и штрафом за отказ от договора.
При этом из Определения ВС РФ по этому делу можно выделить два интересных положения:
невыплаченный задаток нельзя потребовать в качестве «платы за отказ», так как это два разных обязательства. То, что на момент разрыва отношений задаток не был выплачен, не означает, что сторона обязана была его оплатить позже;
в п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» предусмотрено, что «установление обязанности по выплате денежной суммы за отказ от договора не допускается, если право на отказ предусмотрено императивной нормой или возникает в связи с нарушением другой стороной обязательства». В данном деле у покупателя были основания отказаться от договора, и продавец не смог эти основания опровергнуть.
Часть 2: резонансные дела, решения по которым были приняты во II квартале 2020 г.
1. К вопросу, можно ли «запереть» участника в обществе
Дело №: А40-51206/2019.
Статус: рассмотрено.
Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Определение ВС РФ от 9 апреля 2020 г. № 305-ЭС20-3920.
Фабула дела:
С.А. Бушин (далее – Участник 1) владел 19% долей в уставном капитале ООО «Инкотекс-Трейд» (далее – Общество).
В мае 2018 г. состоялось очередное общее собрание участников Общества. В нем приняли участие как Участник 1 (через представителя), так и остальные участники (далее – Остальные Участники).
Одним из вопросов повестки дня на собрании было одобрение крупной сделки Общества. Представитель Участника 1 проголосовал «против», Остальные Участники (81% долей) – «за».
В связи с этим Участник 1 потребовал от Общества выкупить его долю (в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 23 ФЗ «Об ООО»). Общество отказалось на том основании, что устав Общества запрещает участнику Общества выходить из него «путем отчуждения доли Обществу».
Ключевой вопрос: может ли устав Общества «запереть» в нем его участников.
Позиции судов:
Суды оказались единодушны в том, что участник не может быть «заперт» в Обществе. В частности:
Арбитражный суд г. Москвы указал, что есть разница между правом на выход путем отчуждения доли Обществу и правом на выход путем предъявления к Обществу требования о приобретении Обществом доли. Позиция суда заключалась в том, что «предъявляя в Общество требование… о приобретении доли, истец руководствовался не пунктом 2.7. Устава Общества, а положениями [ФЗ «Об ООО»]. Таким образом, истец предъявил требование о приобретении доли не в обход запрета на выход из общества путем отчуждения доли, а использовав право на выход, установленное пунктом 1 статьи 94 ГК РФ и абзацем 6 статьи 8 Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью”»2.
Как Девятый арбитражный апелляционный суд3, так и Арбитражный суд Московского округа4, поддержали логику, которой придерживался суд первой инстанции. К таким же выводам пришел и Верховный Суд РФ5.
Дополнительный комментарий:
У данного вопроса весьма интересная история.
В 2015 г. Верховный Суд РФ рассматривал дело «Диана-М» (А41-7112/2014). В рамках указанного дела суду предстояло решить: «может ли устав общества “запереть” в нем его участников?»
В деле «Диана-М» участники общества закрепили в уставе запрет отчуждать доли в Обществе третьим лицам или самому Обществу. Однако в дальнейшем такая инициатива «вышла боком» самим участникам, которые не смогли передать доли другим участникам общества и таким образом никак не могли распорядиться своими долями из-за ограничений в уставе.
ВС РФ поддержал позицию, в соответствии с которой введенные уставом ограничения не лишают участника права требовать выкупа их долей у Общества. Тем самым ВС РФ пришел к выводу, что «запереть» участника в обществе нельзя, так как иной подход будет нарушать право на свободное использование своего имущества (ч. 1 ст. 34 Конституции РФ)6.
Дело, рассмотренное в данном обзоре, говорит о последовательном подходе ВС РФ к этому вопросу. Однако в этот раз суды заняли менее «концептуальную» позицию. В деле «Диана-М», как следует из вывода ВС РФ, одним из ключевых соображений была принципиальная недопустимость такого «запрета». В рассматриваемом же деле суды разграничивали общее право отчуждать долю самому обществу и обязанность общества выкупить долю.
В соответствии с абз. 5 п. 1 ст. 8 и п. 2 ст. 23 ФЗ «Об ООО» у участника общества есть право выйти из общества путем отчуждения своей доли обществу:
если это допускает устав; или
если это право предусмотрено ФЗ «Об ООО».
В этом деле речь шла не столько о праве Участника требовать выкупа доли, сколько об обязанности Общества выкупить эту долю по требованию Участника. В этой связи позиция судов была единой:
да, устав Общества может ограничивать права на отчуждение долей Обществу по общему правилу; но
устав не может оградить Общество от обязанности выкупить долю по требованию участника, если это предусмотрено законом.
В рамках комментируемого дела на такое разграничение обратил особое внимание Девятый Арбитражный апелляционный суд7.
Также, хотя связь с данным вопросом косвенная, в связи с комментируемым делом следует вспомнить п. 4 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах (утв. Президиумом ВС РФ 25 декабря 2019 г.) (далее – Обзор). В указанном пункте ВС РФ разъяснил, что в подобных ситуациях для выкупа доли достаточно подать требование к обществу.
2. К вопросу, можно ли исключить участника из общества во время корпоративного конфликта
В частности, чем отличается исключение из общества для решения корпоративного конфликта от исключения в связи с причинением ущерба обществу на фоне корпоративного конфликта.
Дело №: А07-18918/2018.
Статус: рассмотрено.
Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Определение ВС РФ от 2 апреля 2020 г. № 309-ЭС19-23061.
Фабула дела:
Tera Resource Co., Ltd. (далее – Мажоритарный акционер) является мажоритарным акционером АО «Совместное российско-канадское предприятие «ВИНКА» (далее – Общество). У Мажоритарного акционера возник корпоративный конфликт с миноритариями Общества (далее – Миноритарии), в ходе которого, помимо прочего:
был утрачен реестр акционеров Общества (он был утерян директором, назначенным Миноритариями);
Миноритарии стали проводить параллельные годовые общие собрания акционеров без участия Мажоритарного акционера; при этом
в ходе такого параллельного собрания в 2016 г. Миноритарии подделали протокол годового общего собрания и выбрали нового генерального директора Общества и регистратора;
впоследствии новый генеральный директор перевел активы Общества Миноритариям.
Хотя указанные действия были успешно оспорены Мажоритарным акционером в деле № А07-10494/2016 и ему удалось восстановить корпоративный контроль в Обществе, работа Общества оказалась фактически парализована Миноритариями, которые подавали против Общества необоснованные иски и добивались принятия против Общества обеспечительных мер. Указанные действия Миноритариев, помимо прочих последствий, привели к срыву дополнительной эмиссии акций Общества, а также к срыву сделки Общества на 1,135 млрд руб.
В связи с указанными обстоятельствами Мажоритарный акционер обратился в суд с иском об исключении Миноритариев из числа акционеров.
Ключевой вопрос: допустимость исключения участника из общества во время корпоративного конфликта.
Позиция судов: суды всех инстанций в этом деле были единодушны8: в подобных обстоятельствах Миноритарии могут быть исключены из Общества.
Наличие корпоративного конфликта как такового не свидетельствует об автоматической невозможности исключения участника9. В делах об исключении участника стороны обращаются в суд в том числе с целью разрешения возникшего корпоративного конфликта. При этом иск «подлежит удовлетворению не с целью разрешения корпоративного конфликта, а в связи с доказанностью фактов грубого нарушения ответчиками своих обязанностей по отношению к обществу и причинением обществу ущерба»10.
Комментарий: суды далеко не всегда удовлетворяют требования об исключении участников. Как правило, за отказами в таких делах кроется опасение судов вмешиваться во внутренние конфликты между участниками, особенно в таких случаях, когда у каждого участника есть претензии друг к другу11. В этой связи весьма интересно вспомнить позицию ВС РФ, высказанную:
в п. 7 Обзора; и
в деле № А06-2044/2013.
В первом случае ВС РФ разъяснил, что само по себе наличие корпоративного конфликта не является основанием для отказа в удовлетворении иска об исключении. Напротив, иск об исключении всегда сопровождается наличием корпоративного конфликта, который предстоит решить суду.
Во втором случае ВС РФ обратил внимание на ситуацию, когда иск об исключении участника не может быть удовлетворен в связи с корпоративным конфликтом. В частности:
если иск об исключении подается с целью разрешения корпоративного конфликта как такового за счет интересов другого участника – суд, скорее всего, откажет в удовлетворении иска;
если иск об исключении подан в связи с причинением таким участником вреда обществу, в этом случае суд, возможно, удовлетворит иск12.
Комментируемое дело является показательным примером второй категории споров.
1 См. «АГ». 2020. № 8 (313).

2 См. Решение АС г. Москвы от 29 апреля 2019 г. по делу № А40-51206/19-159-488 // https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/3cb925ce-365c-479e-95cb-ee92edab04ab/f7c51611-c6a6-42fa-ade6-a69d93393d9a/A40-51206-2019_20190429_Reshenija_i_postanovlenija.pdf?isAddStamp=True

3 См. Постановление 9 ААС от 16 октября 2019 г. № 09АП-35995/2019-ГК по делу № А40-51206/19 // https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/3cb925ce-365c-479e-95cb-ee92edab04ab/45b12610-1890-4f04-b72f-920a8749151a/A40-51206-2019_20191019_Postanovlenie_apelljacionnoj_instancii.pdf?isAddStamp=True

4 См. Постановление АСМО от 24 декабря 2019 г. по делу № А40-51206/2019 // https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/3cb925ce-365c-479e-95cb-ee92edab04ab/ccd3d31c-b63d-47bb-ba79-4540245b1a69/A40-51206-2019_20191224_Reshenija_i_postanovlenija.pdf?isAddStamp=True

5 См. Определение ВС РФ от 9 апреля 2020 г. № 305-ЭС20-3920 // https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/3cb925ce-365c-479e-95cb-ee92edab04ab/27f9c9a6-ab8b-436f-a832-5277232587e6/A40-51206-2019_20200409_Opredelenie.pdf?isAddStamp=True

6 См. Определение ВС РФ от 7 июля 2015 г. по делу А41-7112/2014 // https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/3e2cad29-7140-4159-8078-0c7721761bce/30353ade-8917-40fd-9647-cd8aa301a9c2/A41-7112-2014_20150707_Opredelenie.pdf?isAddStamp=True

7 См. Постановление 9 ААС от 16 октября 2019 г. № 09АП-35995/2019-ГК по делу № А40-51206/19 //https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/3cb925ce-365c-479e-95cb-ee92edab04ab/45b12610-1890-4f04-b72f-920a8749151a/A40-51206-2019_20191019_Postanovlenie_apelljacionnoj_instancii.pdf?isAddStamp=True

8 См. Решение АС Республики Башкортостан от 15 февраля 2019 г. // https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/2c25134e-bd73-4e99-94a3-dcd22a35b27a/b191006b-e36c-4e3a-a8ec-1d3b36badbe4/A07-18918-2018_20190208_Reshenija_i_postanovlenija.pdf?isAddStamp=True; Постановление 18 ААС от 3 июля 2019 г. // https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/2c25134e-bd73-4e99-94a3-dcd22a35b27a/d226c57a-a3df-4643-a213-b8f7d0af1c7c/A07-18918-2018_20190703_Postanovlenie_apelljacionnoj_instancii.pdf?isAddStamp=True; постановление АС Уральского округа от 11 декабря 2019 г. // https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/2c25134e-bd73-4e99-94a3-dcd22a35b27a/d666d99f-179c-47c6-b50a-cbc5f0b9a034/A07-18918-2018_20191211_Reshenija_i_postanovlenija.pdf?isAddStamp=True

9 См. Решение АС Республики Башкортостан от 15 февраля 2019 г. // https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/2c25134e-bd73-4e99-94a3-dcd22a35b27a/b191006b-e36c-4e3a-a8ec-1d3b36badbe4/A07-18918-2018_20190208_Reshenija_i_postanovlenija.pdf?isAddStamp=True

10 См. там же.

11 См., например, п. 35 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

12 См. Определение ВС РФ от 8 октября 2014 г. № 306-ЭС14-14 по делу № А06-2044/2013 // https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/1ccb8552-18b9-4d77-a939-0bf8cf99985d/A06-2044-2013_20141008_Opredelenie.pdf?isAddStamp=True

08 Июля 2020