19.08.20. ВС пояснил, какие факты имеют преюдициальное значение в гражданском споре. АГ. НОВОСТИ.

ВС пояснил, какие факты имеют преюдициальное значение в гражданском споре

Суд счел, что гражданин, ранее участвующий в деле о взыскании задолженности, не вправе оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты, в частности факт прекращения поручительства

19 Августа 2020

Фотобанк Freepik

По мнению одного из экспертов «АГ», подобные ситуации возникают не в первый раз, и позиция Верховного Суда, подчеркивающего необходимость соблюдения при осуществлении правосудия принципа правовой определенности, который поддерживается за счет преюдициального характера ранее вынесенных судебных решений, важна для гражданского оборота в России и формирования дальнейшей судебной практики. Другой назвал ценными выводы ВС с точки зрения предотвращения злоупотребления процессуальными правами. Третий не согласился с правовой позицией Верховного Суда, назвав ее непоследовательной и выходящей за сложившиеся в практике пределы преюдиции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда вынесла Определение № 30-КГ20-1-К5 по делу об оспаривании договора поручительства, выданного в рамках товарного кредита.

В октябре 2012 г. Хасан Кызылалиев передал по условиям товарного кредита вязаные шерстяные изделия на сумму свыше 308 тыс. руб. Индии Каракотовой, представившей расписку об обязательстве возвратить кредит 15 сентября 2015 г. В ноябре 2012 г. Хасан Кызылалиев получил расписку от Хусея Борлакова, в которой тот обязался возместить 300 тыс. руб. в случае невозврата Индией Каракотовой кредита.

В декабре 2017 г. суд удовлетворил иск кредитора к должнице и ее поручителю, взыскав с последних солидарно задолженность по товарному кредиту и проценты в порядке ст. 395 ГК РФ. Тогда суд признал расписку, выданную Хусеем Борлаковым, договором поручительства.

В дальнейшем поручитель должницы обратился в суд с иском к Хасану Кызылалиеву. Истец полагал, что договор поручительства был прекращен по основаниям увеличения ответственности поручителя без его согласия и в связи с истечением срока, на который давалось поручительство. По его мнению, годичный срок, в течение которого ответчик мог предъявить иск к поручителю, истек 18 ноября 2013 г. Поскольку до вышеуказанного срока Кызылалиев с иском к нему не обращался, договор поручительства, по мнению истца, прекратился 19 ноября 2013 г. в силу закона.

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично, признав договор поручительства прекращенным с 16 сентября 2016 г., а не с 19 ноября 2013 г. При этом суд указал на преюдициальность ранее вынесенных судебных актов по спору между сторонами о взыскании задолженности по товарному кредиту.

Апелляция отменила решение первой инстанции и отказала в удовлетворении иска. Апелляционный суд также сослался на преюдициальность ранее вынесенных по делу судебных актов, посредством которых с Хусея Борлакова была взыскана сумма долга, в связи с чем тот не вправе оспаривать в гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения, в частности факт прекращения поручительства.

Тем не менее кассационный суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение первой инстанции. Пятый кассационный суд общей юрисдикции отметил, что гражданин заявил иск по новым основаниям, не являвшимся предметом судебного исследования и оценки при рассмотрении дела по иску Хасана Кызылалиева к Хусею Борлакову и Индии Каракотовой.

В дальнейшем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда сочла, что Хусей Борлаков как лицо, ранее участвующее в деле о взыскании задолженности, все же не вправе оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты, в частности факт прекращения поручительства. «Данные требования процессуального права судом кассационной инстанции не были приняты во внимание, что повлекло возможность преодоления окончательности вступивших в законную силу судебных постановлений, вынесенных по делу по иску о взыскании задолженности», – отметил Верховный Суд, отменив решение кассации и оставив в силе судебный акт апелляции.

По мнению партнера международного центра защиты прав Globallaw Генрия Папавы, Судебная коллегия по гражданским делам ВС указала нижестоящим судам и участникам правоотношений на очевидный момент о том, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения такого дела. «Ранее суд с участием тех же сторон удовлетворил иск о взыскании задолженности с должника и поручителя, такое судебное решение вступило в законную силу. То есть у истца по делу, рассмотренному ВС, ранее была возможность в рамках дела о взыскании задолженности, рассмотренного в 2018 г., заявить о прекращении поручительства в ноябре 2013 г. Поэтому он не вправе оспаривать в другом гражданском процессе уже установленные судом факты», – пояснил эксперт.

С другой стороны, отметил Генрий Папава, на практике такие ситуации возникают периодически, и позиция Верховного Суда, подчеркивающего необходимость соблюдения при осуществлении правосудия принципа правовой определенности, который поддерживается за счет преюдициального характера ранее вынесенных судебных решений, важна для гражданского оборота в России и формирования дальнейшей судебной практики.

Юрист юридической фирмы «Арбитраж.ру» Игорь Вершинин пояснил, что главный мотив, по которому Верховный Суд отменил обжалуемый судебный акт, заключается в том, что в ранее рассмотренном деле уже был установлен «факт прекращения поручительства». «Встав на стражу принципа общеобязательности судебных актов, ВС наделил преюдициальным значением правовые выводы суда о прекращении поручительства, которые основаны на правовой оценке фактических обстоятельств дела. Между тем преюдициальными, т.е. не требующими доказывания, могут быть только фактические обстоятельства, но не их правовая оценка или правовые выводы суда. Нормы о преюдиции освобождают от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключают их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора», – отметил он.

По словам эксперта, на это, в частности, указано в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10 июля 2018 г. № 307-АД18-976 по делу № А56-27290/2016; Определении КС РФ от 6 ноября 2014 г. № 2528-О: «В последнем документе Конституционный Суд обращает внимание, что установление пределов действия преюдиции направлено на соблюдение баланса между общеобязательностью и непротиворечивостью судебных решений, с одной стороны, независимостью суда и состязательностью судопроизводства – с другой. Кроме того, существует обширная судебная практика о том, что правовая квалификация сделки, данная судом по ранее рассмотренному делу, не образует преюдиции по смыслу процессуального законодательства».

«Вывод о прекращении поручительства, по моему мнению, относится к правовой оценке фактических обстоятельств. Конечно, он должен учитываться и приниматься во внимание судами при разрешении рассматриваемого дела, но вовсе не является для них обязательным и заранее предрешенным. Суд может прийти к иному правовому выводу, если должным образом мотивирует свою позицию. Поэтому подход, избранный Верховным Судом в данном деле, выглядит непоследовательным и выходит за сложившиеся в практике пределы преюдиции», – убежден Игорь Вершинин.

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов назвал ценными выводы ВС с точки зрения предотвращения злоупотребления процессуальными правами. «Так, если судебным решением удовлетворен иск по сделке в отношении его имущественной части и сторона сделки не заявляла каких-либо доводов в данном процессе относительно порочности сделки или истечения сроков ее давности, то такая сторона не может заявлять иск, хотя бы внешне соответствующий процессуальному законодательству с иным основанием или предметом, однако направленный на разрушение такой сделки и, как итог, принятие другого противопоставимого судебного решения», – подчеркнул он.

По мнению юриста, такая позиция ВС, с одной стороны, поддерживает традиционную канву, согласно которой сторона должна вовремя заявить об истечении сроков и, с другой стороны, позицию, в соответствии с которой признание преюдициального значения решения суда направлено на обеспечение стабильности и общеобязательности судебных актов, исключение возможного их конфликта.

Зинаида Павлова