19.10.2021 Правовые позиции судов относительно раздела общего имущества и долгов супругов при банкротстве АГ

Материал выпуска № 19 (348) 1-15 октября 2021 года.

В делах о банкротстве гражданина реализации подлежит как его личное имущество, так и имущество, принадлежащее супругу или бывшему супругу на праве общей собственности. Какова судьба общего имущества и долгов супругов при банкротстве, какую ответственность несут бывшие супруги за должника, можно ли застраховаться от взыскания кредиторов? Эти и другие вопросы, с которыми сталкиваются суды при разрешении дел о банкротстве, освещаются в настоящей статье.

Для отнесения недвижимого имущества к совместной собственности супругов определяющее значение имеет факт его приобретения или создания в период брака за счет их общих доходов независимо от момента последовавшей государственной регистрации права собственности на данное имущество. Согласно позиции Верховного Суда РФ в отношении недвижимого имущества правоотношения возникают после заключения договора, а не с момента регистрации недвижимого имущества в органах Росреестра.

Например, в определении Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 24 ноября 2020 г. № 117-КГ20–2-К4 указано, что государственная регистрация права носит не правоустанавливающий, а правоподтверждающий характер, поэтому придавать решающее значение дате регистрационной записи перехода права собственности на спорное имущество при определении статуса такого имущества, как нажитого супругами во время брака, безосновательно, принимая во внимание факт заключения самого договора купли-продажи до брака.

Основное правило, определяющее судьбу общего имущества при банкротстве одного из супругов (далее – супруг; бывший супруг), заключается в следующем: имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом, подлежит реализации в деле о банкротстве гражданина по общим правилам; при этом в конкурсную массу включается только часть средств от реализации общего имущества, соответствующая доле гражданина, остальная часть этих средств выплачивается супругу.

Однако из основного правила есть исключение, продиктованное положением п. 2 ст. 39 Семейного кодекса РФ («Определение долей при разделе общего имущества супругов»). Если супруг полагает, что реализация общего имущества в деле о банкротстве в полной мере не учитывает его интересы или интересы лиц, находящихся на его иждивении, он вправе обратиться в общем порядке в суд общей юрисдикции с требованием о разделе общего имущества супругов до его продажи в рамках процедуры банкротства. К участию в таком деле в качестве третьих лиц привлекаются финансовый управляющий и заинтересованные конкурсные кредиторы. В связи с этим при подаче иска о разделе общего имущества супругов одновременно с этим в деле о банкротстве принимаются обеспечительные меры в виде приостановления торгов по продаже имущества должника до момента принятия судом окончательного решения по данному вопросу.

Так, Первый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 27 мая 2019 г. по делу № А43–20053/2017 пришел к выводу о том, что раз в суде общей юрисдикции имеется спор о разделе совместно нажитого имущества супругов (на дату принятия обеспечительных мер решение судом общей юрисдикции не принято), то подлежащее разделу общее имущество супругов не может быть реализовано в рамках процедуры банкротства до разрешения указанного спора судом общей юрисдикции.

Кроме того, в судебной практике отмечается, что «обеспечительные меры в виде приостановления проведения торгов по реализации имущества должника непосредственно связаны с предметом спора и направлены на сохранение существующего положения сторон (status quo), а также призваны обеспечить права и интересы имущественного характера супруги, несовершеннолетнего ребенка и применяются в целях предупреждения причинения материального вреда»1.

При рассмотрении дела о банкротстве супруг должника подлежит привлечению к участию во всех обособленных спорах по поводу общего имущества, даже если супруги не обратились с иском о его разделе.

В случае, когда процедуры несостоятельности введены в отношении обоих супругов, их общее имущество подлежит реализации в деле о банкротстве того супруга, который в публичном реестре указан в качестве собственника либо во владении которого находится имущество, права на которое не фиксируются в публичных реестрах.

Кроме того, суд может рассмотреть вопрос об объединении двух дел о несостоятельности супругов по правилам ст. 130 Арбитражного процессуального кодекса РФ с назначением финансового управляющего из того дела, что было возбуждено первым либо с последующим выбором иного финансового управляющего или даже саморегулируемой организации арбитражных управляющих (п. 10 постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 48).

Такое право суда может быть реализовано в целях процессуальной экономии и для упрощения порядка реализации имущества, удовлетворения требований кредиторов. Следовательно, определив нецелесообразность рассмотрения дел о банкротстве супругов в одном производстве, например, по причине отсутствия единых обязательств и кредиторов, суды могут отказать в объединении этих дел.

В судебной практике подчеркивается, что в каждой конкретной ситуации суд, исходя из обстоятельств дела и руководствуясь принципом целесообразности для выполнения задач арбитражного судопроизводства, перечисленных в ст. 2 АПК РФ, самостоятельно решает вопрос об объединении различных дел в одно производство, действует сообразно целям обеспечения эффективности правосудия, с учетом фактических обстоятельств конкретного дела, особенностей, возникших в рамках разрешаемого спора, процессуальных особенностей рассмотрения тех или иных заявленных требований. При этом наличие взаимной связи дел не является единственным условием для решения вопроса об объединении арбитражных дел в одно производство.

Так, основанием для отказа в удовлетворении ходатайства об объединении дел о банкротстве супругов может послужить то обстоятельство, что эти дела находятся на разных стадиях банкротства и целесообразность объединения их в одно производство в данном случае отсутствует, поскольку это не приведет к скорейшему погашению требований кредиторов и завершению процедуры банкротства2.

В случае объединения дел финансовый управляющий ведет отдельно реестр требований кредиторов по общим обязательствам супругов и реестры требований кредиторов по личным обязательствам каждого из супругов. Сумма, полученная от реализации личного имущества одного из супругов, не может быть направлена на погашение личных обязательств другого супруга.

Банкротство супругов влияет не только на общее имущество, но и на общие долги. Закон обязывает обоих супругов выплачивать долги, нажитые в браке.

Как следует из Обзора судебной практики ВС РФ № 1 (2016) (далее – Обзор № 1) и положений п. 2 ст. 45 СК РФ, общими долгами супругов могут быть признаны любые обязательства, возникшие в период брака и оформленные на любого из супругов, если будет установлено, что все полученное по обязательствам одним из супругов было использовано на нужды семьи (п. 5 разд. III «Разрешение споров, связанных с семейными отношениями» Обзора № 1).

Если при этом у супругов имеются общие обязательства (в том числе при наличии солидарных обязательств либо предоставлении одним супругом за другого поручительства или залога), то причитающаяся супругу (бывшему супругу) часть выручки выплачивается после выплаты за счет денежных средств супруга (бывшего супруга) по этим общим обязательствам.

В практике и разъяснениях вышестоящих судебных инстанций закрепился механизм, заключающийся в том, что кредиторы при установлении их требований (либо после) в деле о банкротстве гражданина могут обратиться с ходатайством о признании обязательства общим. При этом бремя доказывания общности задолженности лежит на стороне, претендующей на признание долга общим (п. 5 разд. III «Разрешение споров, связанных с семейными отношениями» Обзора № 1).

Долг не признается общим, если будет установлено, что полученные денежные средства направлены исключительно на финансирование бизнеса супруга-банкрота, который являлся участником корпорации, а также в случае неосведомленности супруга о наличии такого долга3.

Примечательно, что до появления института потребительского банкротства (несостоятельности граждан), если общее имущество супругов являлось залоговым, а супруги произвели раздел имущества, то в такой ситуации суды все равно допускали обращение взыскания на заложенное имущество (а не долю в праве общей собственности на данное имущество) с выплатой другому супругу денежной компенсации, соразмерной принадлежащей другому супругу доле. Данный подход был применен, в частности, в апелляционном определении Московского городского суда от 4 июня 2014 г. по делу № 33–10316. При этом суд указал, что поскольку общее имущество супругов до его раздела и присуждения денежной компенсации было обременено залогом, компенсация из стоимости предмета залога может быть выплачена только после погашения требований залогового кредитора, если останутся денежные средства. В этом случае причитающаяся супругу денежная компенсация выплачивается за счет средств, оставшихся после удовлетворения требований залогового кредитора.

Согласно правилу, закрепленному в п. 2 ст. 34 СК РФ, к общему имуществу супругов относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения.

Учитывая приведенную норму СК РФ, задолженность супруга, возникшая в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности (участием в корпорации), может быть признана общим долгом супругов. При рассмотрении одного из дел, например, суд сделал следующий вывод: поскольку доход от предпринимательской деятельности должника относится к общему имуществу супругов, то и налоги, исчисленные в связи с предпринимательской деятельностью, являются общими4.

Желая избежать ответственности по долгам одного из супругов, граждане стали заключать брачные договоры с тем условием, что имущество, а также долги, оформленные на одного из супругов, являются личной собственностью и личными задолженностями этого супруга. Однако брачный договор, не соответствующий требованиям соразмерности, может быть признан судом недействительным. Супругам необходимо учитывать, что их общие долги при разделе совместно нажитого имущества распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.


1 Постановление Седьмого ААС от 5 июля 2021 г. № 07АП7310/19(6) по делу № А27–4845/2019.

2 См.: постановление Одиннадцатого ААС от 22 декабря 2020 г. № 11АП16514/2020 по делу № А49–8413/2019.

3 См., например: постановление АС Московского округа от 18 сентября 2020 г. № Ф05–17198/2017 по делу № А40–147349/2016.

4 См.: постановление АС Восточно-Сибирского округа от 4 июня 2020 г. № Ф02–1712/2020 по делу № А33– 29543/2017.