20.03.20. Новое правило Решение общего собрания участников ООО, не удостоверенное нотариально, ничтожно. АГ.

В настоящем комментарии к статье Теймура Гусейнова, Андрея Голованёва «С позиции Верховного Суда РФ» (см.: «АГ». 2020. № 5 (310)) отмечается, что Президиум ВС РФ в своем обзоре закрепил новое правило: теперь решение общего собрания участников, которым избирается способ подтверждения состава участников и принятых ими решений, отличный от нотариального, подлежит обязательному нотариальному удостоверению. Данная норма распространяется и на решение единственного участника ООО.

В дополнение к комментариям коллег хочется добавить следующее.

Декабрьский обзор практики изменил устоявшееся толкование подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ.

Согласно подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ в отношении ООО принятие общим собранием участников решения посредством очного голосования, а также состав участников общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются путем нотариального удостоверения, если иной способ (подписание протокола всеми участниками или частью участников; с использованием технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения; иным способом, не противоречащим закону) не предусмотрен уставом такого общества либо решением общего собрания участников общества, принятым участниками общества единогласно. Обязательное нотариальное удостоверение касалось лишь случая увеличения уставного капитала Общества.

До выхода Обзора судебной практики, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ при отсутствии специального регулирования в Уставе, участники могли избирать способ удостоверения на каждом общем собрании участников Общества без утверждения новой редакции устава (например, участники могли решить, что для подтверждения решения участников достаточно подписания протокола председателем собрания и секретарем собрания).

Теперь же решение общего собрания участников, которым избирается способ подтверждения состава участников и принятых ими решений, отличный от нотариального, подлежит обязательному нотариальному удостоверению. При этом вносить избранный способ подтверждения решений в устав Общества не требуется, также нет необходимости решать этот вопрос повторно и на последующих собраниях.

Мы полагаем, что данный подход основан на идее о необходимости достоверного установления воли участников ООО, поскольку налоговый орган при рассмотрении документов или контрагент при заключении сделки, требующей одобрения, не имеет возможности проверить подлинность решения.

Важно понимать, что решение общего собрания участников ООО, не удостоверенное нотариально (если такое удостоверение необходимо), ничтожно (п. 107 постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Несоблюдение способа подтверждения решения влечет его ничтожность даже тогда, когда размер доли участника, оспаривающего решение, не мог повлиять на результаты голосования (см. постановление Семнадцатого ААС от 17 января 2017 г. № 17АП-16281/16).

Что касается нотариального удостоверения решения единственного участника, то сложившаяся к концу 2019 г. практика четко определяла, что данная норма распространяется на решения собраний, но не касается решений, принимаемых единственным участником ООО (например, см.: постановления Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10 марта 2017 г. по делу № А321221/2015, Волго-Вятского округа от 21 марта 2017 г. по делу № А39-3999/2016 и др., письмо ФНП от 1 сентября 2014 г. № 2405/03-16-3) и Центральным Банком России (письмо Банка России от 25 ноября 2015 г. № 06-52/10054 «О некоторых вопросах применения Федерального закона от 29.06.2015 № 210-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации”»).

Говоря о необходимости нотариального удостоверения решения единственного участника, Президиум ВС РФ, во-первых, указывает на отсутствие исключения из общего правила, а во-вторых, преследует цель защиты единственного участника от фальсификации его решений.

Представляется, что требования об удостоверении будут применяться и к удостоверению решения единственного акционера. Однако в непубличных АО удостоверение осуществляется регистратором, если он выполнял функции счетной комиссии при проведении общего собрания, либо нотариусом (подп. 2 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ), возможности внести альтернативный способ в Устав для акционерного общего не предусмотрено.

Новые правила касаются только решения собраний, принятых после 30 декабря 2019 г. Так, в отказном определении Верховного Суда РФ от 30 декабря 2019 г. № 306-ЭС19-25147 по делу № А72-7041/2018 суд указал, что «в целях защиты правовой определенности и разумных ожиданий участников гражданского оборота, разъяснения, приведенные в пунктах 2 и 3 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25 декабря 2019 г., подлежат применению только при рассмотрении споров, связанных с оспариванием решений общих собраний участников (решений единственного участника), принятых после указанной даты».