20.04.2021 В целях восстановления прав реабилитированных АГ

Удаление сведений о факте уголовного преследования из сети «Интернет» в рамках реализации права на реабилитацию
Материал выпуска № 8 (337) 16-30 апреля 2021 года.

В статье поднимаются вопросы, связанные с восстановлением прав реабилитированных в условиях развития информационных технологий. Если уголовное преследование оказывается незаконным и за лицом признается право на реабилитацию, может ли оно посредством реализации этого права добиться удаления сведений о факте уголовного преследования из сети «Интернет»? Какие сложности здесь могут возникнуть и есть ли пути для их преодоления?

Право на реабилитацию

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53).

Восстановление прав лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, осуществляется посредством реализации права на реабилитацию.

Под реабилитацией в уголовном судопроизводстве понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п. 34 ст. 5 УПК РФ).

В рамках реализации права на реабилитацию законом предусматривается право реабилитированного лица на возмещение имущественного и морального вреда, а также на восстановление иных прав (перечень является открытым) (ст. 135,136, 138 УПК РФ).

Право на реабилитацию в контексте развития информационных технологий

Уровень развития современных информационно-коммуникационных технологий неизбежно приводит к необходимости переосмысления адаптации давно устоявшихся правовых институтов к существующим реалиям.

Институт права на реабилитацию не исключение.

Так, возможность быстрого и неконтролируемого распространения информации в сети «Интернет» приводит к тому, что сведения о факте уголовного преследования лица становятся доступными широкому кругу лиц. Эти сведения могут быть опубликованы как на сайтах, официально зарегистрированных в качестве средств массовой информации (далее – СМИ), так и на любых других сайтах (на форумах, в социальных сетях и пр.).

Предположим, уголовное преследование оказывается незаконным и за лицом признается право на реабилитацию. Может ли оно посредством реализации этого права добиться удаления сведений о факте уголовного преследования из сети «Интернет»?

Вопрос этот вовсе не теоретический, в своей практике мне неоднократно приходилось сталкиваться с такой ситуацией.

Если сведения распространены в электронном СМИ, то представляется очевидным обращение к положениям ч. 3 ст. 136 УПК РФ. Данная норма предусматривает право реабилитированного требовать от СМИ, распространившего сведения о факте его уголовного преследования, опубликования сообщения о реабилитации. Одним из необходимых критериев отнесения соответствующего распространителя информации к электронным СМИ служит его регистрация в качестве сетевого издания в уполномоченном органе (абз. 2 ст. 8 Закона РФ «О средствах массовой информации»), которым является Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.

Возникает вопрос: является ли публикация сообщения о реабилитации эффективным и достаточным средством восстановления прав лица?

Очевидно, что в эпоху печатных СМИ ответ был бы положительным. Сведения о факте уголовного преследования лица были бы опубликованы однажды в конкретном тираже издания. Они стали бы известны определенному количеству лиц в определенное время.

Тем, кто не знаком с содержанием данного конкретного тиража, получить такие сведения было бы крайне затруднительно. Поэтому и публикация сведений о реабилитации лица, с одной стороны, восстановила бы его репутацию в глазах ранее ознакомленных со сведениями об уголовном преследовании, а с другой, – стала бы последним упоминанием о том, что такой факт в жизни реабилитированного был.

В цифровую эпоху ситуация изменилась. Достаточно ввести в поисковую строку фамилию и имя конкретного лица, как мы получаем всю информацию, когда-либо опубликованную о нем. Эта информация доступна широкому кругу лиц на постоянной основе, она может быть легко воспроизведена.

Почему в этом случае публикация сведений о реабилитации на сайте электронного СМИ не может восстановить право реабилитированного лица?

Первая причина состоит в том, что это не отвечает смыслу права на реабилитацию.

Как указал Конституционный Суд РФ, государство, обеспечивая – на основе принципов верховенства права, юридического равенства и справедливости – пострадавшим от незаконного или необоснованного привлечения к уголовной ответственности лицам эффективное и полное восстановление в правах, обязано гарантировать им и максимально возможное возмещение причиненного вреда (постановление Конституционного Суда РФ от 14 ноября 2017 г. № 28-П).

Полное восстановление в правах означает приведение лица в такое положение, которое существовало до нарушения права.

Признание этого принципа нашло отражение в п. 76.2 Административного регламента МВД (приказ от 27 сентября 2019 г. № 660 «Об утверждении административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по выдаче справок о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования»).

Так, при выдаче справки о наличии (отсутствии) судимости в графе «имеются (не имеются) сведения о факте уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования на территории Российской Федерации» делается отметка «не имеются» при наличии сведений о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. Иными словами, государство при наличии реабилитирующих оснований исходит из того, что уголовного преследования как будто бы и не существовало.

Сохранение доступности в сети «Интернет» сведений о факте уголовного преследования лица, пусть даже и при публикации сообщения о реабилитации, исключает возможность такого же полного восстановления в правах.

Вторая причина кроется в невозможности предсказать, как будут проиндексированы поисковыми системами публикации в электронных СМИ о факте уголовного преследования лица и сообщение о его реабилитации. Если последнее сообщение будет опубликовано отдельным материалом, не исключено, что оно может «затеряться» на дальних страницах поиска. В этом случае оно не будет доступно широкому кругу лиц.

Кроме того, опубликовать сообщение о реабилитации возможно только в зарегистрированных СМИ, распространивших сведения, что исключает вероятность применения этого способа по отношению к сайтам, которые в качестве СМИ не зарегистрированы.

Следует также отметить, что при наличии в свободном доступе информации о факте уголовного преследования реабилитированного у тех, кто ознакомился с этой информацией, может сложиться свое мнение относительно обоснованности такого преследования (русская пословица этот психологический эффект очень хорошо описывает: «дыма без огня не бывает»).

Возможные способы прекращения доступа к сведениям о факте уголовного преследования

Одним из способов может стать реализация права на забвение (см. https://www.advgazeta.ru/mneniya/chto-neobkhodimo-dokazyvat-isttsu/) и заявление, адресованное оператору поисковой системы, о прекращении выдачи ссылок на указатели страниц сайтов с соответствующей информацией на основании их неактуальности.

Недостаток данного способа связан с тем, что в этом случае информация в сети сохраняется (поисковая система просто не отражает соответствующие ссылки в поисковой выдаче).

Кроме того, остается возможность получения этой информации по другим связанным поисковым запросам.

Например, поисковая система может прекратить выдавать ссылки, если они обнаруживаются при введении в поисковую строку фамилии, имени, отчества заявителя. Но оператор поисковой системы может отказать в удовлетворении заявления о прекращении выдачи ссылок по другим запросам, которые также в конечном счете могут привести к информации о заявителе (например, название организации, с которой был связан заявитель, сведения о лицах, одновременно с ним подвергшихся уголовному преследованию, и пр.).

Таким образом, результатом использования этого механизма не всегда будет восстановление прав реабилитированного лица.

Не позволят сделать это и положения законодательства о защите чести и достоинства. Дело в том, что опубликованные сведения о фактах уголовного преследования лица, хотя и могут нарушать право на его доброе имя, но они являются достоверными, и это исключает возможность признания их диффамационными.

Так, апелляционным определением Московского городского суда от 12 апреля 2013 г. по делу № 11–11374 были поддержаны выводы суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требования о признании опубликованных в СМИ сведений о возбуждении уголовного дела и проведении по нему предварительного следствия не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство. Суд указал: эти сведения на момент опубликования спорной статьи соответствовали данным предварительного следствия; в оспариваемой статье были изложены обстоятельства, установленные в рамках оперативной разработки и предварительного расследования; на момент опубликования статьи уголовное дело по ч. 1 ст. 285 УК РФ уже было возбуждено, велось расследование и изложенные в статье обстоятельства имели место в действительности.

Таким образом, наиболее полную реализацию права на реабилитацию в случае распространения сведений о факте уголовного преследования реабилитированное лицо получит, только если всякое упоминание о данном факте удалено из сети «Интернет».

Определение права, подлежащего защите

Прежде чем перейти к попытке найти правовое средство защиты реабилитированного лица при наличии в сети «Интернет» сведений о факте его уголовного преследования, сформулируем, какое именно право подлежит восстановлению.

Если снова обратиться к положению ч. 3 ст. 136 УПК РФ, можно заметить, что публикация сообщения о реабилитации лица по замыслу законодателя служит одним из способов возмещения морального вреда. Может ли удаление информации о факте уголовного преследования также являться одним из способов возмещения морального вреда?

Это маловероятно. Безусловно, сведения о факте уголовного преследования лица, ставшие доступными неограниченному кругу лиц, могут причинять нравственные страдания. В контексте распространения таких сведений эти нравственные страдания могут быть связаны с болезненными воспоминаниями самого реабилитированного, с которыми он сталкивается всякий раз, когда обращается к соответствующей публикации.

При этом реабилитированное лицо вправе обратиться за денежной компенсацией в возмещение причиненного уголовным преследованием морального вреда.

Распространение же сведений о факте уголовного преследования реабилитированного лица умаляет его право на защиту чести и доброго имени. Поэтому право требовать удаления сведений о факте уголовного преследования реабилитированного лица из сети «Интернет», на мой взгляд, должно реализовываться во взаимосвязи с восстановлением иных прав (ст. 138 УПК РФ).

Предлагаемый подход

Так каким же образом, с учетом изложенного, можно защитить право реабилитированного лица?

Полагаю, что при наличии существующего правового регулирования добиться этого возможно в рамках восстановления иных прав реабилитированного в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ, с заявлением требований:

  • о признании сведений о факте уголовного преследования реабилитированного лица, опубликованных в сети «Интернет», нарушающими его право на доброе имя;
  • об указании в судебном постановлении, что оно является основанием для удаления соответствующих сведений с сайтов в сети «Интернет».

На основании судебного постановления дальнейшие требования об удалении сведений адресуются лицам, их распространившим.

Очевидно, что в настоящее время действующее законодательство не предусматривает эффективных средств восстановления права реабилитированного лица; предложенный же способ может вызвать ряд возражений (как быть, если неизвестно, кто именно распространил сведения в сети, на ком лежит обязанность исполнить такое постановление суда и некоторые другие).

Вместе с тем обсуждать эту тему в профессиональном сообществе необходимо – в целях восстановления прав реабилитированных.