20.04.2021 Действительная стоимость доли в ООО АГ

Материал выпуска № 8 (337) 16-30 апреля 2021 года.

В настоящей статье автор, рассуждая о причинах несовершенства механизма определения действительной стоимости доли участника в уставном капитале, анализируя позицию ВАС РФ, судебную практику, приходит к следующим выводам: 1) порядок определения рыночной стоимости доли касается не только недвижимого имущества, но и иного имущества, подлежащего оценке; 2) официальная бухгалтерская отчетность не является источником, достоверно характеризующим имущество и имущественные права юридического лица для целей определения действительной стоимости доли участника; 3) суды в своих решениях ссылаются на письма Минфина России, которые не являются нормативными правовыми актами. По мнению автора, способ определения стоимости доли в случае выхода участника из состава общества на основании бухгалтерской документации за период, предшествующий выходу, не вполне учитывает реалии и права участника общества, принявшего решение о выходе.

Мотивом, побудившим к написанию данной статьи, являются определенные сложности, возникающие при определении действительной стоимости доли участника общества с ограниченной ответственностью в случаях, предусмотренных действующим гражданским законодательством.

Термин «действительная стоимость доли» применительно к обществу с ограниченной ответственностью встречается, в частности, в ст. 93, 94 ГК РФ, п. 6 и 6.1 ст. 23 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО).

К наиболее распространенным случаям, когда требуется определение действительной стоимости доли, относятся: выход из состава участников общества; наследование доли, когда правомерно наследнику отказано во вступлении в число участников общества либо наследник сам не желает стать участником общества.

Условия и порядок выхода из состава участников общества и определения стоимости доли при наличии заключенного корпоративного договора в форме отдельного документа и (или) соответствующих положений Устава общества (п. 3 ст. 8, ч. 2 ст. 6.1. Закона об ООО в действующей редакции) в настоящей статье не рассматриваются. Вопросы урегулирования корпоративных отношений путем заключения специального

договора заслуживают отдельной статьи, специально посвященной указанной теме.

Причины расхождения практики с теорией

Действительную стоимость доли в уставном капитале общества законодатель формулирует как величину в денежном выражении, «определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дате перехода к обществу доли вышедшего из общества участника общества».

На первый взгляд, законодатель установил достаточно прозрачный и простой механизм определения стоимости действительной доли участника в уставном капитале общества. Однако, как показывает практика, буквальное толкование положений закона часто не соответствует фактическим обстоятельствам, понятию «справедливая цена» и не определяет величину действительной стоимости доли с точки зрения рыночных отношений в обществе.

Представляется, что реальное и, как правило, значительное (порой многократное) несоответствие стоимости доли участника в уставном капитале общества, исчисленной исключительно на основе данных бухгалтерской отчетности, и действительной стоимости доли в уставном капитале общества, определенной на основе принципов достоверности, справедливости и рыночного характера отношений в обществе, обусловлена несовершенством законодательства, регулирующего данные правоотношения. В связи с этим роль субъективного судебного усмотрения в таких делах значительна.

Практика показывает, что целый ряд показателей статей баланса, содержащихся в бухгалтерской отчетности, на момент их формирования может не соответствовать и часто не соответствует рыночной стоимости активов. Также и показатели пассива баланса могут быть недостоверными. Имеется ряд причин, причем как объективных, так и субъективных, вследствие которых данные бухгалтерской отчетности не отражают или могут не отражать реальности. Одной из объективных причин является инфляция. Ее влияние выражается в том, что имущество принимается к учету по цене приобретения (историческая цена). Вторая объективная причина – начисление амортизации, вследствие чего в официальной бухгалтерской отчетности амортизируемое имущество в силу соответствующих норм налогового и бухгалтерского законодательства отражается по остаточной стоимости, которая может иметь значение, равное нулю.

К субъективным причинам можно отнести ошибки в бухгалтерском учете либо умышленное искажение данных бухгалтерской отчетности.

При оценке показателей бухгалтерской отчетности следует анализировать как состав движимого и недвижимого имущества хозяйственного общества, так и дебиторскую, и кредиторскую задолженности, их реальность. Имеются случаи умышленного искажения показателей кредиторской задолженности, например, перевод части положительных финансовых результатов в разряд кредиторской задолженности на основе мнимых сделок. Цель такого искажения – уменьшение величины чистых активов общества и, соответственно, размера выплаты выходящему из состава участнику общества либо наследнику участника общества.

Поскольку данные о рыночной стоимости недвижимого и движимого имущества, находящегося в собственности юридического лица, не отражаются в показателях баланса, то возникают конфликты, которые, как правило, становятся предметом судебного разбирательства.

Изучая нормы права, судебную практику, включая позицию вышестоящих судов, разъяснения официальных органов, необходимо обратить внимание на следующее.

Правовая позиция ВАС РФ

В сентябре 2005 г. ВАС РФ была сформирована правовая позиция, заключающаяся в том, что действительная стоимость доли должна определяться с учетом рыночной стоимости имущества, находящегося на балансе общества. Министерство финансов РФ почти 15 лет спустя выпустило по данному поводу соответствующее письмо от 12 декабря 2019 г. № 03–04–05/97455, в котором было отмечено:

«… Согласно пункту 2 статьи 14 и пункту 2 статьи 30 Федерального закона № 14-ФЗ действительная стоимость доли участника общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли, определяется по данным бухгалтерского учета в порядке, установленном уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти».

При этом из правового подхода, изложенного в постановлении Президиума ВАС РФ от 6 сентября 2005 г. № 5261/05, следует, что действительная стоимость доли в уставном капитале общества при выходе его участника определяется с учетом рыночной стоимости недвижимого имущества, отраженного на балансе общества.

Порядок определения стоимости чистых активов организаций утвержден приказом Минфина России от 28 августа 2014 г. № 84н «Об утверждении Порядка определения стоимости чистых активов».

К содержанию приведенного выше письма Минфина России следует относиться критически:

В нем позиция ВАС РФ приводится не полностью, а следовательно, неточно.

Вот выдержка из судебного акта ВАС РФ:

«…Удовлетворяя заявленные требования частично, суды руководствовались тем, что определение действительной стоимости долей участников общества исходя из рыночной стоимости принадлежащего ответчику недвижимого имущества законодательством не предусмотрено.

Между тем данный вывод судов основан на неправильном толковании пункта 3 статьи 26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью. По смыслу упомянутой нормы действительная стоимость доли в уставном капитале общества при выходе его участника определяется с учетом рыночной стоимости недвижимого имущества, отраженного на балансе общества.

Согласно пункту 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.1999 № 90/14 “О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью” в случае, если участник общества не согласен с размером действительной стоимости его доли в уставном капитале общества, определенным обществом, суд проверяет обоснованность его доводов, а также возражения общества на основании представленных сторонами доказательств, предусмотренных гражданским процессуальным и арбитражным законодательством, в том числе заключения проведенной по делу экспертизы. Таким образом, без установления действительной стоимости имущества, отраженного в бухгалтерской отчетности общества, отказ судов в удовлетворении части заявленных истцами требований необоснован».

Из этого следует, что ВАС РФ говорит о рыночной стоимости не только недвижимого имущества, но и иного имущества, подлежащего оценке.

Бухгалтерская отчетность – недостоверный источник

Министерство финансов РФ пользуется термином «… имущества, отраженного на балансе общества». Несмотря на отсутствие точного определения понятия, термин «имущество, отраженное на балансе общества» существует и применяется в судебной практике.

Так, в постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 17 июля 2018 г. по делу № А23– 1805/2013 говорится:

«Согласно правовой позиции, сформированной в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 17.04.2012 № 16191/11, от 06.09.2005 № 5261/05 и от 26.05.2009 № 836/09, а также п. 3 ст. 26 Закона об обществах, действительная стоимость доли в уставном капитале общества при выходе его участника определяется с учетом рыночной стоимости недвижимого имущества, отраженного на балансе общества».

Следует пояснить, что означает термин «имущество, отраженное на балансе общество». Очевидно, что он возник в период нормативного регулирования вопросов бухгалтерского учета в условиях социалистической экономики. Поскольку в условиях социалистической экономики не существовало понятия частной собственности, недвижимое имущество передавалось одними государственными предприятиями на баланс других государственных предприятий на основании распоряжений министерств либо ведомств согласно их полномочиям. Принять на баланс означало (и в принципе означает и сейчас) – учесть имущество в соответствии с требованиями законодательных и нормативных актов бухгалтерского учета. Соответственно, находящееся на балансе имущество означает имущество, учтенное в бухгалтерских документах.

Документы бухгалтерского учета состоят из первичных документов и регистров (ст. 9 и 10 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете»). Совокупность первичных документов и данных регистров бухгалтерского учета содержит информацию об имуществе, находящемся на балансе общества.

Нормы ГК РФ оперируют понятием собственности. На балансе общества могут в ряде случаев учитываться затраты на чужое имущество. Например, капитальные вложения в арендованное недвижимое имущество. Как правило, неотделимые улучшения производятся в процессе использования предмета аренды и передаются арендодателю по окончании ее срока. Пока арендованное имущество не возвращено, капитальные вложения в арендованные объекты основных средств (далее – ОС) в форме неотделимых улучшений учитываются в составе собственных ОС как отдельный инвентарный объект (п. 4, 5 ПБУ 6/01 «Учет основных средств», п. 46 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности, п. 10 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств). В договорах аренды обусловливается, что по окончании срока аренды неотделимые улучшения безвозмездно передаются арендатору. На момент выхода участника из состава общества такой актив, потенциально подлежащий передаче арендодателю, может существенно влиять на официальную бухгалтерскую (финансовую) отчетность.

Таким образом, как показывает практика, официальная бухгалтерская отчетность не является источником, достоверно характеризующим имущество и имущественные права юридического лица для целей определения действительной стоимости доли участника. Согласно п. 2 ст. 1 Федерального закона «О бухгалтерском учете» бухгалтерский учет – это формирование документированной систематизированной информации об объектах, предусмотренных названным законом, в соответствии с требованиями, установленными данным Федеральным законом, и составление на ее основе бухгалтерской (финансовой) отчетности.

Пункт 1 ст. 3 данного закона определяет, что бухгалтерская (финансовая) отчетность – информация о финансовом положении экономического субъекта на отчетную дату, финансовом результате его деятельности и движении денежных средств за отчетный период, систематизированная в соответствии с требованиями, установленными указанным Федеральным законом. Следовательно, отчетность не может рассматриваться в отрыве от первичных документов и регистров бухгалтерского учета.

Суды применяют письма Минфина России

Важный процессуальный момент: письма Минфина России, выражающие мнение и не носящие нормативного характера, не могут быть положены в основу судебных актов в силу норм процессуального законодательства. Однако суды это не учитывают.

Положения Закона об ООО указывают на один способ определения стоимости доли в случае выхода участника из состава общества либо отказа наследнику в приеме в состав участников общества1 – на основании бухгалтерской документации за период, предшествующий выходу.

Как показывает практика, данное положение представляется не вполне учитывающим реалии и права участника общества, принявшего решение о выходе, либо наследника, которому было отказано во вступлении в состав участников общества, вследствие того, что:

  • в фактическом владении и распоряжении общества могут находиться активы, не отраженные в бухгалтерии;
  • бухгалтерская стоимость того или иного имущества может не соответствовать фактическим рыночным ценам;
  • бухгалтерская оценка стоимости активов может утратить актуальность на момент выхода (например, вследствие серьезных экономических потрясений в стране) и т.д.

Суды в ряде случаев учитывают отрицательные факторы и признают недостоверность бухгалтерской отчетности, что отмечалось и Верховным Судом РФ, например в определениях от 8 февраля 2016 г. № 304-ЭС15–18781, от 3 марта 2016 г. № 307-ЭС15–12742.

Рекомендации

Для достижения достоверного результата оценки требуются определенные усилия. В силу ст. 56 ГПК РФ и 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, обязано доказать те обстоятельства, на которые ссылается. Исходя из приведенных процессуальных норм при досудебной подготовке следует принять все меры к сбору доказательств, которые будут необходимы в судебном процессе, включая назначение судебной оценочной экспертизы. Обычно на досудебной стадии при подготовке искового заявления заинтересованное лицо получает на основании договора заключение специалиста о рыночной стоимости доли.

Учитывая изложенное выше, участникам хозяйственных обществ рекомендуется до принятия решения о выходе из общества получить необходимые данные бухгалтерского учета и отчетности, документы, характеризующие имущество и имущественные права. Возможно, для сбора необходимой информации потребуется провести инициативный аудит.

На практике участники общества могут столкнуться с нежеланием общества предоставлять нужные документы. В таком случае необходимо предъявить самостоятельный иск о предоставлении документов бухгалтерского учета и отчетности, сведений о движимом и недвижимом имуществе.

В отношении требований наследников к хозяйственному обществу о предоставлении данных бухгалтерского учета и отчетности позиции судов расходятся. Ключевым обстоятельством для оценки обоснованности требования наследников является устав общества, который устанавливает порядок вступления наследника в состав участников общества: если согласия иных участников общества не требуется, то требование наследника о предоставлении документов является правомерным (см., например: постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 12 января 2016 г. по делу № А27–11813/2015). Однако общество в любом случае не может отказать в предоставлении документов, необходимых для определения действительной стоимости доли. Данный подход также подтверждается судебной практикой, иное решение являлось бы поощрением недобросовестного поведения хозяйственного общества.


1 В терминологии данного правового акта (перехода доли от участника к обществу). – Прим. авт.