20.04.2021 Ипотечное банкострахование АГ

Проблемы выбора страховщика и типичные случаи отказа в выплате страхового возмещения
Материал выпуска № 8 (337) 16-30 апреля 2021 года.

В данной статье продолжено исследование проблем, возникающих при страховании имущества, заложенного по договору ипотеки. В частности, в ней рассматриваются вопрос о праве должника на выбор страховой компании, а также типичные спорные ситуации по поводу отказа страховых компаний выплатить страховое возмещение.

В силу п. 2 ст. 31 Федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее – Закон об ипотеке) страхование имущества, заложенного по договору ипотеки, является обязанностью залогодателя, если иное не установлено договором залога. Законодатель не дает четкий ответ на вопрос о том, может ли залогодатель сам выбрать страховую компанию и условия страхования или он должен следовать указаниям кредитной организации. В п. 4.2 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 22 мая 2013 г.) указано, что требование банка о страховании заемщика в конкретной названной банком страховой компании и навязывание условий страхования при заключении кредитного договора не основаны на законе. Суд высшей инстанции обозначил правовую позицию, согласно которой, устанавливая в договоре в качестве страховщика единственное юридическое лицо (указание конкретной страховой компании), банк обязывает заемщика застраховаться только в этой страховой компании, нарушая тем самым право физического лица – потребителя на предусмотренную ст. 421 ГК РФ свободу как в выборе стороны в договоре, так и в заключении самого договора.

Как правило, кредитные организации, зная о рисках навязывания потребителю одной единственной страховой компании, предлагают залогодателю перечень страховщиков, аккредитованных банком, тем самым создавая у потребителя иллюзию выбора. Банк России одобряет финансовую политику, направленную на приобретение заемщиком страховых полисов у страховых компаний, которые прошли процедуру аккредитации в банке1. Скорее всего, позиция мегарегулятора объясняется положениями ч. 10 ст. 7 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», согласно которым кредитор обязан предоставить заемщику потребительский кредит на тех же условиях в случае, если заемщик самостоятельно застраховал свою жизнь, здоровье или иной страховой интерес в пользу кредитора у страховщика, соответствующего критериям, установленным кредитором в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации.

И все же некоторые суды полагают, что, обязывая должника застраховать имущество в конкретных страховых компаниях, обозначенных в утвержденном банком перечне, кредитор фактически обусловливает заключение кредитного договора обязательным заключением договоров страхования только с указанными страховыми компаниями, что является нарушением требований п. 2 ст. 16 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300–1 «О защите прав потребителей», согласно которому запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Таким образом, условия кредитного договора в части необходимости заключить договор страхования именно со страховыми компаниями, согласованными банком в перечне, ущемляют установленные законом права потребителя на предусмотренную ст. 421 ГК РФ свободу как в выборе стороны в договоре, так и в заключении самого договора2.

Приведенный выше судебный кейс, скорее всего, является исключением из правила, поскольку сотрудничество банков и страховых компаний в рамках механизма аккредитации распространено повсеместно. В целях недопущения монополизации отрасли отдельными ее игроками Правительством РФ было принято постановление от 30 апреля 2009 г. № 386 «О случаях допустимости соглашений между кредитными и страховыми организациями» (далее – Постановление № 386). ФАС России в письме от 17 ноября 2015 г. № АК/64595/15 «О разъяснении антимонопольного законодательства» пояснил, что если кредитор предъявляет требование заемщику заключить договор страхования и при этом кредитор понижает размер процентной ставки по договору займа или кредитному договору, т.е. определяет такое требование как обязательное условие договора займа или кредитного договора, заключаемого между кредитной организацией и заемщиком, то в случае наличия соглашения между кредитной организацией и страховой организацией, определяющего их порядок взаимодействия, такое соглашение должно отвечать требованиям Общих исключений в отношении соглашений между кредитными и страховыми организациями, утвержденных Постановлением № 386.

Проблема законности страхования ипотечных рисков в страховой компании, аккредитованной банком, оказалась в зоне внимания Конституционного Суда РФ. В определении от 26 марта 2020 г. № 597-О Конституционным Судом РФ проанализирована жалоба гражданки Н.А. Соловьяновой, которая полагала, что обязанность страхования только у аккредитованных страховщиков ограничивает право гражданина как слабой стороны кредитного договора на свободный выбор страховой организации в целях заключения договора страхования имущества, являющегося предметом залога по кредитному договору. Конституционный Суд РФ счел, что оспариваемые в жалобе законоположения, рассматриваемые в системной связи с нормами, содержащимися в «Общих исключениях в отношении соглашений между кредитными и страховыми организациями» (утверждены Постановлением № 386), которыми предусматривается, в частности, что в целях обеспечения конкуренции соглашение между кредитной и страховой организацией должно содержать условие, согласно которому кредитная организация обязана принимать страховой полис (договор страхования) любой страховой организации, выбранной заемщиком, при условии, что страховая организация соответствует требованиям кредитной организации к страховым организациям и условиям предоставления страховой услуги, не могут расцениваться как нарушающие в обозначенном в жалобе аспекте конституционные права заявительницы, в деле с участием которой суды пришли к выводу о том, что Н.А. Соловьянова, действуя добросовестно и разумно, имея намерение осуществить страхование предмета залога в не аккредитованной банком страховой организации, не была лишена возможности обратиться в банк с целью соблюдения процедуры проверки страховой компании на предмет соответствия требованиям банка, однако не сделала этого.

О ситуации на рынке ипотечного страхования

Таким образом, на сегодняшний день узаконена практика страхования в страховых компаниях, прошедших аккредитацию в банке, с учетом требования Постановления № 386. Несмотря на то что данное Постановление направлено на обеспечение равного доступа на рынок ипотечного страхования для любой страховой компании, соответствующей нормативным критериям, сегмент ипотечного банкострахования продолжает оставаться достаточно концентрированным. Банк России приводит следующие цифры: «В настоящее время на российском рынке ипотечного страхования активно занимаются продажей полисов ипотечного страхования порядка 16 страховых организаций. Объем собранных указанными страховщиками в 2019 году страховых премий составил около 42 млрд рублей по более чем 8 млн договоров ипотечного страхования. При этом основную массу договоров (более 80%) заключили 5 страховых организаций. Таким образом, рынок ипотечного страхования является достаточно концентрированным. В некоторой части такая концентрация рынка ипотечного страхования является следствием существующей концентрации рынка ипотечных кредитов. Так, за 2019 год было заключено 1,27 млн ипотечных кредитных договоров на общую сумму 2,85 трлн рублей, при этом 30 крупнейших банков-кредиторов выдали 92,8% этих кредитов. В кредитном портфеле 5 крупнейших банков на 1 мая 2020 года находилось 4,3 млн ипотечных кредитных договоров (83% от общего количества действующих кредитных договоров)»3.

Постановление № 386 содержит несколько положений, направленных на защиту частноправовых интересов заемщика. Например, не могут быть признаны допустимыми условия соглашений, устанавливающие обязанность сторон (банка и страховой компании) требовать от заемщика страховать риски в одной страховой организации в течение всего срока кредитования; обязанность сторон требовать от заемщика страховать иные риски, чем риск утраты или повреждения заложенного имущества.

К сожалению, банкиры зачастую игнорируют обязанность не навязывать иные виды страхования. Так, имущественное страхование предлагается должнику не как самостоятельный договор, но в рамках сложных, комбинированных финансовых продуктов вместе с иными видами страхования. В результате этого складывается ситуация, когда несколько видов страховок переплетены между собой, ипотечный должник вынужден платить не только за страхование риска утраты или повреждения заложенного имущества, но и приобретать иные страховые услуги, что существенно увеличивает полную стоимость ипотечного кредита.

О навязывании кредитными организациями страховых услуг высказалась начальник Управления контроля финансовых рынков ФАС России Ольга Сергеева: «… несмотря на выработанные правила допуска страховщиков к страхованию рисков заемщиков, такие правила существуют только на бумаге. Статистика банков показывает, что по факту потребители страхуют свои риски в той страховой, которую им навязывает банк. Стоимость этой страховки оставляет у потребителя такое же неприятное впечатление, как и сам факт навязывания. И если сегодня клиент берет потребительский кредит в одном банке, то завтра навязанная ему страховка уже не подходит другому банку, в котором он хотел бы перекредитоваться. В таких случаях теряется потребительская ценность и пропадает интерес к страхованию, что мешает развитию рынка». По мнению представителя антимонопольного ведомства, нужно сформировать минимальные стандартные требования к страховым услугам, выполнение которых сделает полис любой страховой организации обязательным к принятию банками. Сегодня требования банков к страховой услуге различаются, причем не всегда обоснованно. Маленький хитрый пунктик, специально вставленный в требования кредитной организации, делает невозможным принятие полисов других страховщиков. Маркет-плейс в этом отношении может сыграть важную роль – вернуть здоровую конкурентную среду в сферу банкострахования и создать реальную потребительскую ценность страховых продуктов.

Итак, ФАС России выступает за честную конкуренцию и расширение прав потребителя на рынке банкострахования.

Обзор положений концепции регулирования ипотечного страхования, разработанной ЦБ РФ

Центральный банк Российской Федерации (ЦБ РФ), напротив, придерживается патерналистской модели, когда решение о выборе страховой компании и услуги должен принимать не должник, а банк-кредитор. В Концепции регулирования ипотечного страхования, разработанной ЦБ РФ, предлагается минимизировать усилия и затраты заемщика, связанные с заключением ипотечного кредита в части оформления договоров страхования. Для этого, по мнению мегарегулятора, необходимо переложить с заемщика на банк-кредитор такие непростые для обычного гражданина задачи, связанные с оформлением страхового полиса, как выбор страховой организации, переговоры о цене страхового полиса и заключение договора страхования. ЦБ РФ полагает, что предложенные меры облегчат заемщикам процесс сравнения стоимости ипотечных кредитов, поскольку стоимость страхования будет сразу же закладываться банком в процентные ставки по кредиту. Кроме того, ожидается, что заключение договора страхования банком, а не заемщиком приведет к удешевлению договора страхования, так как банк, обладая более сильной переговорной позицией и, вероятно, страхуя сразу целый пул заемщиков, сможет договориться о более низких страховых премиях. Таким образом, по мнению ЦБ РФ, реализация предложений, содержащихся в Концепции, приведет к снижению полной стоимости ипотечного кредита для заемщика4.

Ассоциация банков России и Всероссийский союз страховщиков в письме от 25 мая 2020 г. № 195814 выразили обеспокоенность тем, что поскольку обязанность заключить договор страхования возлагается на банк, то заемщик полностью утрачивает свободу выбора страховой компании, условий страхования, покрываемых рисков и франшиз.

«…В настоящее время заемщик выбирает между несколькими страховыми компаниями, аккредитованными банком, и часто ежегодно меняет страховщика. Конкуренция основывается не только на тарифах, но и на различиях в параметрах страховых продуктов. Напротив, в случае реализации положений концепции банк будет заинтересован заключить договор с единственной аффилированной компанией и (или) с компанией, которая предложит минимальный тариф, без учета качества продукта, что приведет к демпингу, низкому качеству андеррайтинга, проблемам с перестрахованием и высокой убыточности с последующим отказом страховщиков от данного сегмента страхования. В то же время узкая категория ответственных собственников недвижимости окажется вынуждена приобретать дополнительные страховые продукты, чтобы в полном объеме удовлетворить свой страховой интерес, и фактически дважды оплатит страховку»5.

Таким образом, у представителей указанных Ассоциации и Союза имеются опасения по поводу того, что ипотечные заемщики утратят не только прямой контакт со страховыми организациями, но и интерес к страховым продуктам.

Банк России парировал относительно выбора заемщиком конкретной страховой компании: «В условиях реализации положений концепции, когда страхователем и выгодоприобретателем по договору страхования является банк, заемщик не несет риска в отношении платежеспособности страховщика (в отличие от действующей модели ипотечного страхования) и выбор конкретной страховой компании для него становится не важен.

В части выбора заемщиком условий страхования, покрываемых рисков и франшиз. Предполагается, что ипотечное кредитование становится более сложным продуктом, содержащим в том числе элементы страховой защиты. Согласно положениям концепции банк будет обязан информировать заемщика обо всех существенных условиях страхования при ипотеке, а также предоставлять заемщику соответствующие договоры страхования. В случае наличия у заемщика интереса банки могут предлагать ипотечные продукты с расширенным страховым покрытием. Кроме того, как указывалось выше, заемщик не лишается права самостоятельно (назначив выгодоприобретателя по своему усмотрению) застраховать свою жизнь и здоровье и(или) заложенное имущество от других рисков, не покрываемых полисом страхования при ипотеке.

Что касается снижения частоты взаимодействия граждан со страховыми компаниями, то оно действительно произойдет. Однако сохранять действующую практику уплаты заемщиками значительных агентских комиссий за покупку страховых полисов для сохранения высокой частоты общения со страховщиками представляется нецелесообразным»6.

Какие бывают споры

Между тем сложности, с которыми сталкиваются должники, не ограничиваются только лишь навязыванием банками дополнительных услуг, увеличивающих полную стоимость ипотечного кредита. Зачастую страховые компании не спешат выплачивать страховое возмещение, если застрахованное имущество утрачено или повреждено. Рассмотрим типичные споры между банками-выгодоприобретателями, должниками-страхователями, с одной стороны, и страховыми компаниями, с другой стороны.

Типичным формальным основанием отказа в выплате страхового возмещения является довод страховщика о том, что гибель имущества произошла вследствие виновных действий страхователя. Например, ненадлежащая охрана, отсутствие противопожарной сигнализации, неправильный монтаж оборудования, ошибки при проектировании здания и т.д. Законность отказных доводов страховой компании следует оценивать через призму ст. 963 ГК РФ, согласно которой по имущественному страхованию страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица; случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя могут быть предусмотрены только законом. В п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. № 75 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования» сделан вывод о том, что условие договоров (правил) имущественного страхования об отказе в выплате страхового возмещения при наступлении страхового случая из-за грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя является ничтожным, как противоречащее положению п. 1 ст. 963 ГК РФ.

С учетом вышеизложенного на сегодняшний день в судебной практике прослеживается тренд, согласно которому для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения ему необходимо доказать наличие умысла на уничтожение застрахованного имущества. Наличие в действиях страхователя вины в форме грубой неосторожности не является основанием для отказа в признании произошедшего страховым случаем. Кроме того, правоприменительные органы принимают во внимание тот факт, что страховые компании, осуществляя профессиональную деятельность на рынке страховых услуг, должны располагать всеми необходимыми сведениями для проверки соответствия указанных страхователем в заявлении обстоятельств, влияющих на степень риска, фактическому положению, вправе использовать любые допускаемые законом способы для восполнения недостаточности предоставленных страхователем сведений, проверки их достоверности. Таким образом, бремя истребования и сбора информации о страховом риске лежит на страховщике, который должен нести риск последствий заключения договора без соответствующей проверки состояния предмета страхования7.

Еще одна группа дел, встречающихся в судебной практике, связана с тем, что, по мнению страховщика, обстоятельства уничтожения (повреждения) имущества не подпадают под определение страхового случая, что позволяет страховой компании отказать в выплате страхового возмещения.

Пример. По договору страхования защита от рисков распространялась на территорию производственного комплекса. Сгорело сооружение, которое хотя и не было указано в договоре как отдельный недвижимый объект, но находилось на застрахованной территории. Руководствуясь ст. 9 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. № 4015–1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» и установив, что страховая организация не реализовала свое право на проведение осмотра объектов страхования, а при описании территории страхования основывалась на имеющихся документах, при этом доказательств того, что страхователь исключил какие-либо помещения из перечня застрахованных объектов, не имеется, арбитражные суды взыскали страховое возмещение по договору страхования имущества, приняв во внимание следующее: поврежденное пожаром имущество находилось в месте страхования, расположенном в границах описанной в договоре страхования имущества территории страхования8.

Среди участников банкострахования все чаще можно услышать предложения о стандартизации ипотечного страхования, в том числе путем внедрения минимального перечня принимаемых в покрытие рисков и перечня исключений. В то же время Банк России придерживается мнения о том, что сама по себе стандартизация продукта не обязательно приводит к снижению его стоимости, особенно в условиях невысокой конкуренции. Как показывает практика, внедрение отраслевых стандартов в банковском секторе не становится эффективным механизмом решения существующих проблем, главным образом в связи с неготовностью крупнейших игроков рынка имплементировать положения стандартов в свою деятельность. В частности, Стандарт ипотечного кредитования (содержащий в том числе положения по ипотечному страхованию), разработанный финансовым институтом развития в жилищной сфере АО «ДОМ.РФ», не был в полной мере реализован крупнейшими ипотечными кредиторами, которые предпочитают руководствоваться собственными подходами. Аналогичные сложности наблюдаются при внедрении стандартов банковских ассоциаций по противодействию мисселингу (от англ. misselling – «неправильная продажа»). С учетом предложенных альтернатив вариант, когда банк-кредитор обязан от своего имени и за свой счет страховать заложенное имущество, а также жизнь и здоровье заемщика, по мнению Банка России, является оптимальным способом снижения стоимости ипотечного страхования с точки зрения практической реализации9.

Подводя итог, можно сделать следующий вывод: проблема навязывания дополнительных услуг при ипотечном кредитовании, в том числе за счет ненужных страховок, приобрела настолько серьезный характер, что Президент РФ в перечне поручений по итогам совещания с членами Правительства, состоявшегося в 2020 г., указал на необходимость проанализировать расходы заемщиков по ипотечным жилищным кредитам, которые не входят в процентную ставку кредита, и принять меры по снижению полной стоимости таких кредитов10.

По всей видимости, сегмент ипотечного страхования в ближайшее время претерпит определенные изменения. После 2021 г. истекает срок действия Постановления № 386. ФАС России предлагает развивать здоровую конкуренцию, расширять права потребителя, стандартизировать перечень минимальных страховых рисков и исключений. Банк России пытается свести к минимуму инициативу должника в области выбора страховой компании, услуг, перечня страховых рисков и исключений, отдав соответствующие исключительные полномочия банкам-кредиторам. Какой вариант победит – покажет будущее.


1 См.: Концепция регулирования ипотечного страхования. Материал подготовлен Департаментом страхового рынка ЦБ РФ (2020. С. 4) // https://www.cbr.ru/Content/Document/File/109697/concept_22072020.pdf

2 Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 2 марта 2017 г. № Ф09-402/17 по делу № А76-6771/2016.

3 Концепция регулирования ипотечного страхования. 2020. С. 3.

4 См.: Концепция регулирования ипотечного страхования. 2020. С.7.

5 Там же. С. 10.

6 Концепция регулирования ипотечного страхования. 2020. С. 9–10.

7 Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 6 августа 2020 г. № Ф01-11482/2020 по делу № А31-13700/2017.

8 Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 22 октября 2019 г. № Ф01-4945/2019 по делу № А28-2380/2018.

9 Концепция регулирования ипотечного страхования. 2020. С. 12–13.

10 Перечень поручений по итогам совещания с членами Правительства (утв. Президентом РФ 2 апреля 2020 г. № Пр-612). Текст документа приведен в соответствии с публикацией на сайте: http://www.kremlin.ru (по состоянию на 6 апреля 2021 г.).