20.04.2022 Как распределяется бремя доказывания по делам о взыскании задолженности с наследников АГ

Материал выпуска № 8 (361) 16-30 апреля 2022 года.

Согласно гражданскому законодательству и сложившейся судебной практике бремя доказывания безденежности по договору займа и оспоримости подписи в договоре лежит на ответчике. Указанные положения распространяются и на случаи, когда заемщик умер, а иски предъявляются к его наследникам. Однако суды не всегда придерживаются этого правила при вынесении решений – иногда на обязанность доказывания влияет субъектный состав. Статья посвящена тонкостям распределения бремени доказывания по данной категории дел.

По делам о взыскании задолженности с наследников доказыванию подлежит ряд обстоятельств. Прежде всего достижение сторонами соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные денежные средства. Подтверждением может выступать как договор займа, так и расписка. При этом, по смыслу ст. 408 ГК РФ, нахождение долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если им не будет доказано иное.

На этапе обсуждения этого вопроса ответчиком обычно заявляется встречное исковое заявление о признании договора незаключенным, в котором он обосновывает безденежность.

Согласно п. 1 и 2 ст. 812 ГК РФ заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от заимодавца, или получены, но в меньшем количестве, чем указано в договоре.

Поскольку бремя доказывания безденежности договора займа лежит на заемщике, это право в порядке универсального правопреемства переходит к его наследникам (ответчикам). Учитывая требования ст. 808 ГК РФ, ответчики вправе оспорить договор займа по безденежности путем представления письменных доказательств.

Так, ответчик заявлял о том, что договор займа безденежный, а расписки написаны разными чернилами и разными почерками. Самарский областной суд, проверяя эти доводы, обратил внимание на то, что:

  • ответчик не представил доказательств безденежности указанных выше расписок;
  • из текста расписок (в которых было собственноручно указано, что лицо, составляющее их, берет в долг денежные средства у указанного в них лица).

Таким образом, суд пришел к правильным выводам о том, что между сторонами имел место договор займа и что факт получения денежных средств ответчиком подтвержден расписками (апелляционное определение от 10 сентября 2012 г. по делу № 33–8405/2012).

В апелляционном определении Московского городского суда от 6 ноября 2013 г. по делу № 11–33612/2013 указано на то, что ответчики не представили:

  • доказательств неполучения денежных средств по расписке или их возврата;
  • сведений о совершении истцом в отношении наследодателя-заемщика противоправных действий при заключении договора займа, причем при жизни данный договор заемщик не оспаривал, т.е. признавал свои обязательства по данному договору.

Изложенная правовая позиция подтверждается и сложившейся судебной практикой Верховного Суда РФ (см., например, определение от 13 февраля 2018 г. № 41-КГ17–39).

Если имущество выморочное

На деле нередко возникают сложности при взыскании задолженности, если имущество заемщика является выморочным.

Так, между Б.А.А. и Б.Л.Н. был заключен договор займа, долг возвращен не был. Первой инстанцией иск о взыскании задолженности с наследников – Департамента управления имуществом г. о. Самара и Администрации г. о. Кинель, – был удовлетворен, в удовлетворении встречного иска Департамента управления имуществом г. о. Самара о признании договора займа незаключенным отказано. Суд апелляционной инстанции возложил бремя доказывания заключения договора на истца, отменил решение суда первой инстанции, отказал в удовлетворении требований о взыскании задолженности и признал договор займа незаключенным. Судебной коллегией по гражданским делам Самарского областного суда на истца также возложена обязанность представить доказательства целей займа и его обоснованности (апелляционное определение от 2 декабря 2021 г. № 33–9855/2021 по делу № 2–396/2021).

Заметим, что указанная практика начала складываться лишь в последние годы. Ранее Верховный Суд РФ высказывал иную позицию. В частности, отклоняя доводы К.М.А. о наличии у ответчика как получателя после смерти П.В.В. жилого помещения, являющегося выморочным имуществом, за счет которого может быть исполнено долговое обязательство, «суд исходил из непредставления К.М.А. бесспорных доказательств принадлежности ей денежных средств в сумме 2 250 000 руб. и передачи 26 февраля 2015 г. данного имущества П.В.В. в долг. Однако, как видно из материалов дела, истцом была представлена в суд расписка от 26 февраля 2015 г., из которой следует, что П.В.В. взял взаймы у К.М.А. 2 250 000 руб. и обязался вернуть эту сумму 26 августа 2015 г.» (определение от 13 февраля 2018 г. № 41-КГ17–39).

Источник денежных средств

Важно помнить о том, что представлять сведения об источнике денежных средств, переданных по договору займа, истец не обязан. Это подтверждается многочисленной судебной практикой.

В процитированном выше определении Верховного Суда РФ от 13 февраля 2018 г. № 41-КГ17–39 говорится о том, что «вопрос об источнике возникновения принадлежащих заимодавцу денежных средств, по общему правилу, не имеет значения для разрешения гражданско-правовых споров».

Самарский областной суд указал: «Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (ст. 60 ГПК РФ). Поэтому истец Н. не должен доказывать факт наличия у него денежных средств, тогда как факт займа у него денежных средств подтвержден расписками, что предусмотрено ст. 808 Гражданского кодекса Российской Федерации» (определение от 13 августа 2014 г. по делу № 33–7977/2014).

Довод о том, что при вынесении решения суд не изучил обстоятельства, подтверждающие фактическое наличие у заимодавца денежных средств, в размере суммы займа, является несостоятельным, поскольку источник поступления денежных средств к заимодавцу для предоставления их в заем, не является юридически значимым обстоятельством по делу о взыскании задолженности по договорам займа (апелляционное определение Самарского областного суда от 28 ноября 2018 г. № 33–14444/2018). Законом не предусмотрена обязанность заимодавца доказывать наличие и источники денежных средств для передачи их в долг (апелляционное определение Самарского областного суда от 20 декабря 2018 г. по делу № 33–15525/2018).

Кто писал и подписывал?

Перейдем к оспариванию самого документа, подтверждающего передачу денежных средств. Тут важно отметить, что заемщик должен только подписать расписку или договор займа, текст расписки может быть написан иным лицом.

В частности, суд признал необоснованным довод ответчиков о незаключенности договора лишь на том основании, что текст расписки выполнен не рукой заемщика. Действующим законодательством не предусмотрено обязательное собственноручное написание заемщиком текста договора займа (определение Московского городского суда от 17 ноября 2011 г. по делу № 4г/1–10000).

Естественно, «царицей доказательств» является экспертиза. Учитывая тот факт, что оспаривать договор займа должен ответчик, ему и надлежит заявлять ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы (или экспертизы давности изготовления документа). При этом ответчики – муниципальные и государственные органы ходатайства о назначении экспертизы в судебных процессах не заявляют, так как это порождает обязанность оплатить судебные расходы до решения суда.

Однако не стоит возлагать большие надежды на экспертизу в делах о взыскании задолженности с наследников.

Невозможно достоверно установить исполнителя подписи, если в период составления документа заемщик страдал физическим заболеванием, вызывающим сложности при письме, также из-за возрастных особенностей могут возникнуть изменения почерка. Кроме того, неразрешимой проблемой является получение образцов почерка умершего, тем более на период подписания договора.

При неопределенных результатах экспертизы судебная практика различается. Так, в споре частных лиц суд счел договор займа заключенным, хотя решить вопрос, кем выполнена подпись от имени заемщика на соглашении, эксперты сочли невозможным (определение Московского городского суда от 21 июня 2016 г. № 4г/1–7141).

В вышеописанном деле (апелляционное определение Самарского областного суда от 2 декабря 2021 г. № 33–9855/2021 по делу № 2–396/2021), где на стороне наследника выступали Департамент управления имуществом г.о. Самара и Администрация г. о. Кинель, экспертиза также подтвердила невозможность решить вопрос о том, выполнен ли текст расписки и подпись заемщиком или нет. Однако в этом случае суд сделал вывод о том, что при таких обстоятельствах нет оснований полагать, что договор бесспорно подписан заемщиком.

Правильные пропорции

Следует помнить, что в судебном заседании устанавливается стоимость перешедшего к наследникам имущества, и задолженность взыскивается пропорционально принятому наследству.

Согласно ст. 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно. Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Правила приведенной нормы подлежат применению ко всем наследникам. Более того, как указано, в частности, Верховным судом Республики Башкортостан (апелляционное определение от 4 апреля 2013 г. по делу № 33–3664/2013): «Совпадение кредитора наследодателя и наследника в одном и том же лице И.А.Б. ни в коей мере не свидетельствует о наличии оснований для освобождения ее от обязанностей по выплате долга наследодателя. Единственное, что в рассматриваемом случае каждый из наследников принял не равнозначную наследственную массу. По завещанию принято меньше, чем принято наследником по закону. Поэтому они по долгам наследодателя не могут отвечать солидарно, а отвечают пропорционально размеру принятого ими наследства».

Аналогичная правовая позиция подтверждается судебной практикой множества судебных инстанций (см., например, определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 16 января 2020 г. № 88–412/2020).

Проценты по ст. 395 ГК РФ

С наследников подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ.

В соответствии с абз. 2 ст. 810 ГК РФ в случаях, когда срок возврата договором не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления заимодавцем требования об этом, если иное не предусмотрено договором.

Сам по себе факт обращения займодавца в суд с иском свидетельствует о предъявлении займодавцем требования к наследнику заемщика о возврате суммы займа.

Изложенная правовая позиция подтверждается многочисленной судебной практикой (см., например, апелляционные определения Волгоградского областного суда от 26 сентября 2012 г. по делу № 33–9551/2012, Верховного суда Республики Башкортостан от 13 марта 2014 г., Оренбургского областного суда от 5 сентября 2017 г. по делу № 33–6179/2017, Самарского областного суда от 19 апреля 2018 г. по делу № 33–4789/2018).

Практические рекомендации

Как видим, судебные дела о взыскании задолженности с наследников, на первый взгляд, несложные, могут завершиться абсолютно по-разному, в том числе и в зависимости от того, является ли имущество выморочным. Принимая поручения, адвокатам следует заблаговременно проконсультироваться с экспертами относительно возможности установления принадлежности подписи. Если нет уверенности в том, что можно будет установить, кем выполнена подпись в договоре займа, адвокатам, представляющим интересы кредитора, не следует заявлять ходатайство о назначении по делу почерковедческой экспертизы. К исковому заявлению также рекомендуется прикладывать ходатайство о назначении оценочной экспертизы не только в целях подтверждения того факта, что стоимость наследственного имущества не превышает задолженность, но и для дальнейшего расчета задолженности каждого наследника.