20.04.2022 КС защитил права несовершеннолетних детей граждан-банкротов АГ НОВОСТИ

Как указал Суд, из конкурсной массы исключается прожиточный минимум на ребенка, находящегося на иждивении должника, даже при отсутствии доказательств неисполнения вторым родителем обязанностей по содержанию ребенка

Конституционный Суд РФ вынес Постановление от 14 апреля № 15-П по делу о проверке конституционности п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве, абз. 8 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, а также п. 1 ст. 61 и п. 1 ст. 80 Семейного кодекса РФ.

Ольга Клепикова, ранее признанная банкротом, обратилась в суд с заявлением об исключении из конкурсной массы денежных средств, формируемых за счет ее зарплаты, суммы в размере прожиточного минимума на себя и двоих детей. Суд удовлетворил требование частично, исключив из конкурсной массы должника прожиточный минимум на должника и на одного из ее детей. В отношении второго несовершеннолетнего ребенка суд исключил из конкурсной массы лишь 50% величины прожиточного минимума со ссылкой на то, что заявительница не представила сведений о неисполнении отцом ее ребенка обязанностей по его финансовому содержанию или освобождения от такой обязанности. В дальнейшем апелляция и кассация поддержали определение нижестоящего суда, а Верховный Суд РФ не стал рассматривать кассационную жалобу заявительницы.

В жалобе в Конституционный Суд Ольга Клепикова отметила, что п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве, абз. 8 ч. 1 ст. 446 ГПК, а также п. 1 ст. 61 и п. 1 ст. 80 Семейного кодекса в их взаимосвязи противоречат положениям Конституции РФ той мере, в какой они в контексте правоприменительной практики допускают лишение ребенка, имеющего второго родителя, имущественного иммунитета в отношении получаемых из зарплаты первого родителя, находящегося в процедуре банкротства, денежных средств в размере не менее установленной величины прожиточного минимума для детей.

Изучив материалы дела, КС отметил, что оспариваемые нормы являются предметом его рассмотрения, поскольку служат основанием для решения вопроса об исключении из конкурсной массы гражданина, признанного банкротом, денежных средств на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума для несовершеннолетнего ребенка, находящегося на иждивении должника (в частности, при отсутствии доказательств неисполнения вторым родителем обязанностей по содержанию ребенка).

При этом КС напомнил, что все имущество гражданина, имеющееся на дату принятия решения арбитражного суда о признании его банкротом и введении процедуры реализации имущества, а также выявленное или приобретенное после этой даты составляет конкурсную массу согласно п. 1 ст. 213.25 Закона о банкротстве. Исключение составляет имущество, определенное в п. 3 этой статьи, на которое не может быть обращено взыскание. К имуществу, которое принадлежит должнику на праве собственности и на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, ст. 446 ГПК РФ относит продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума должника и лиц на его иждивении (в том числе зарплату и иные его доходы в размере величины прожиточного минимума (абз. 8 ч. 1). Такой смысл придавался этой норме в делах о банкротстве граждан и ранее, пояснил Суд. Исходя из такого имущественного (исполнительского) иммунитета должнику и лицам, находящимся на его иждивении, гарантируются условия, необходимые для их нормального существования и деятельности, что в конечном счете позволяет сохранить указанным лицам условия, необходимые для достойного существования (Постановление КС № 11-П от 14 мая 2012 г.).

В то же время, заметил КС, судебные акты по делу свидетельствуют о том, что практика допускает подход, когда исключение из конкурсной массы гражданина-банкрота денежных средств на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума для несовершеннолетнего ребенка, находящегося на иждивении должника, зависит от наличия у этого ребенка второго родителя, несмотря на факт того, что ребенок находится на иждивении должника. В таких случаях некоторые суды исключают из конкурсной массы денежные средства в размере не более 50% величины прожиточного минимума для детей, если должником не представлено доказательств неисполнения вторым родителем обязанностей по содержанию ребенка.

В связи с этим КС подчеркнул, что поддержка семьи, материнства, отцовства и детства является важнейшим приоритетом государственной политики РФ, а ответственность за обеспечение надлежащих условий для реализации ребенком права на достойный уровень жизни обязывает родителей предпринять для этого все возможные усилия. «Поскольку родители несут одинаковую ответственность за воспитание и развитие ребенка, эти обязанности должны выполняться независимо от наличия или отсутствия брака родителей, а также их совместного проживания. Невыполнение по вине родителей родительских обязанностей, в том числе по содержанию детей, их материальному обеспечению, может повлечь для родителей установленные законом меры ответственности, среди которых лишение родительских прав. Само по себе непредставление гражданином, признанным банкротом, доказательств неисполнения вторым родителем обязанностей по содержанию ребенка в соответствии с семейным законодательством не имеет юридического значения для оценки правового положения ребенка как находящегося на иждивении гражданина-должника применительно к решению вопроса об исключении из конкурсной массы этого гражданина денежных средств на ребенка в размере, соответствующем предписанию абз. 8 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ», – указано в постановлении.

Таким образом, КС признал оспариваемые нормы не противоречащими Конституции, поскольку они по конституционно-правовому смыслу не предполагают отказ в исключении из конкурсной массы гражданина, признанного банкротом, денежных средств на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума для несовершеннолетнего ребенка, находящегося на иждивении должника (в том числе при отсутствии доказательств неисполнения вторым родителем обязанностей по содержанию ребенка согласно Семейному кодексу). В связи с этим он распорядился пересмотреть дело.

Адвокат МКА «Вердиктъ» Юнис Дигмар в комментарии «АГ» заметил, что жалоба заявителя на неконституционность оспариваемых норм была рассмотрена Конституционным Судом по существу лишь со второго раза. «Так, Определением КС от 20 июля 2021 г. № 1545-О заявительнице было отказано в принятии к рассмотрению жалобы в связи с отсутствием факта обращения в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС. Лишь после отказа в передаче кассационной жалобы на состоявшиеся по обособленному спору судебные акты КС решился рассмотреть по существу жалобу на конституционность данных норм. В связи с этим стоит приветствовать упорство Ольги Клепиковой в отстаивании своих прав и законных интересов», – добавил он.

По мнению эксперта, рассмотренный Конституционным Судом вопрос имеет давнюю историю. Несмотря на разъяснения, содержащиеся в п. 1 Постановления Пленума ВС от 25 декабря 2018 г. № 48, сам же Верховный Суд в последние годы придерживается позиции обоснованности исключения из конкурсной массы лишь 50% прожиточного минимума на содержание ребенка, обосновывая свою логику возложением обязанности несения бремени содержания несовершеннолетних детей на обоих родителей в равной степени. Указанный вывод, в частности, содержится в определениях от 5 августа 2020 г. № 305-ЭС19-8500(3) по делу № А40-43668/2017; от 25 января 2022 г. № 309-ЭС21-27735 по делу № А76-49730/2020; от 21 марта 2022 г. № 305-ЭС21-23757(2) по делу № А40-142732/2019 и от 28 марта 2022 г. № 305-ЭС22-2283 по делу № А41-58183/2020. «В данном случае, полагаю, КС сделал правомерный вывод и исходил из телеологического толкования в том числе разъяснений, которые были даны Верховным Судом в Постановлении Пленума от 25 декабря 2018 г. № 48, – отметил Юнис Дигмар. – Одной из целей придания имущественного иммунитета как сумме прожиточного минимума на несовершеннолетнего, так и алиментов на его содержание является сохранение прежнего уровня жизни ребенка. Тем не менее суды зачастую исключают из конкурсной массы всю сумму алиментов, а не ее половину, несмотря на то, что родитель, на иждивении которого находится ребенок после развода, также зачастую получает доход».

Он добавил, что в таком случае возникает логичный вопрос: почему указанные суммы (прожиточный минимум и алименты) должны исключаться из конкурсной массы по-разному? «Ответ, думаю, очевиден – правоприменительная практика не может подходить дифференцированно к решению вопроса об исключении сумм, направленных на поддержание уровня жизни несовершеннолетнего, в зависимости от их статуса. На мой взгляд, такая логика прослеживается в рассматриваемом постановлении КС, что, несомненно, обоснованно и направлено на исключение социальной напряженности, поскольку банкротство гражданина-должника имеет целью его социальную реабилитацию и сохранение приемлемых условий существования членов его семьи», – резюмировал эксперт.

Юрист АБ «Инфралекс» Дарья Соломатина напомнила, что в Определении от 27 октября 2017 г. по делу о банкротстве № А09-2730/2016 Верховный Суд РФ отмечал: «Коль скоро РФ является социальным государством, под защитой которого находятся материнство и детство (ч. 1 ст. 38 Конституции РФ), интересы детей имеют приоритетное значение по отношению к обычным кредиторам». «Выводы рассматриваемого постановления КС, согласующиеся в совокупности с ч. 1 и 2 ст. 38 Конституции, являются, по сути, продолжением движения судебной практики в сторону расширительного толкования постулата о преимущественном положении несовершеннолетних детей гражданина-банкрота перед кредиторами», – полагает она.

По мнению эксперта, ценность данного постановления для конкретного дела отражается в возможности пересмотра судебных актов в процедуре банкротства заявителя жалобы с учетом представленного истолкования положений закона Конституционным Судом. «Для дальнейшего развития практики изложенный в постановлении подход будет иметь определяющую силу как в распределении бремени доказывания обстоятельств по схожим делам, так и в применении положений об имущественном иммунитете в отношении детей, находящихся на иждивении должника», – заключила Дарья Соломатина.

Зинаида Павлова