20.04.2022 Что противопоставить незаконным действиям налоговиков? АГ

Материал выпуска № 8 (361) 16-30 апреля 2022 года.

Нередко решения регистрирующего органа об исключении организаций из Единого государственного реестра юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ) принимаются по формальным признакам, без исследования фактических обстоятельств, что может нанести существенный ущерб интересам хозяйствующего субъекта. В статье рассматриваются практические аспекты оспаривания подобных решений, в частности вопрос о том, как доказать отсутствие признаков недействующего юридического лица и нарушение процедуры исключения из ЕГРЮЛ.

В настоящее время у регистрирующего органа (далее по тексту – ИФНС, налоговый орган, налоговая) есть право исключить юридическое лицо из ЕГРЮЛ при наличии, во-первых, признаков недействующего. А именно (п. 1 ст. 64.2 ГК РФ, п. 1, 2 ст. 21.1 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», далее – Закон № 129-ФЗ):

  • непредставление в течение последних 12 месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, документов налоговой отчетности и
  • неосуществление операций хотя бы по одному банковскому счету.

При наличии этих двух признаков юридическое лицо признается фактически прекратившим свою деятельность и может быть исключено из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, предусмотренном Законом № 129-ФЗ.

Во-вторых, налоговики вправе принять решение об исключении из ЕГРЮЛ, если в течение шести и более месяцев в реестре содержатся сведения о юридическом лице, признанные недостоверными.

Право на оспаривание

Необходимо понимать, что принятие решения об исключении из ЕГРЮЛ не означает автоматического прекращения деятельности компании. Кредиторы и иные лица, чьи права и законные интересы могут быть затронуты таким исключением, могут препятствовать этому путем подачи возражений против исключения.

В случае если исключение из ЕГРЮЛ все же состоялось, то у кредиторов или иных лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением юридического лица из ЕГРЮЛ, есть возможность обжаловать такое решение. По общему правилу срок для обжалования составляет один год с момента, когда они узнали или должны были узнать о нарушении своих прав (п. 8 ст. 22 Закона № 129-ФЗ).

В зависимости от организационно-правовой формы юридического лица такая категория споров может быть рассмотрена как в арбитражных судах, так и в судах общей юрисдикции. При этом соблюдения досудебного порядка в любом случае не требуется.

Анализируем перспективы

Для принятия решения о целесообразности оспаривания исключения юридического лица необходимо проверить наличие или отсутствие определенных обстоятельств. Так, если юридическое лицо исключается как недействующее, то следует установить:

  • наличие двух обязательных признаков недействующего юридического лица на момент исключения;
  • соблюдение налоговым органом процедуры исключения.

Если речь идет об исключении юридического лица в связи с недостоверностью сведений о нем, то следует проверить:

  • действительно ли сведения, в отношении которых была внесена запись о недостоверности, являются таковыми;
  • была ли налоговым органом соблюдена процедура исключения.

Кроме того, необходимо убедиться в том, что исключение юридического лица из ЕГРЮЛ действительно повлекло за собой нарушение прав и обязанностей лица, обращающегося с заявлением о признании действий регистрирующего органа незаконными.

Особенности доказывания отсутствия признаков недействующего юридического лица

Из системного анализа положений Закона № 129-ФЗ не следует, что наличие таких признаков, как непредставление налоговой отчетности и отсутствие открытых банковских счетов, должно императивно повлечь за собой исключение юридического лица из ЕГРЮЛ. Статья 21.1 Закона № 129-ФЗ предоставляет налоговому органу право на исключение из реестра юридического лица, прекратившего свою деятельность фактически.

Соответственно, непредставление налоговой отчетности и неосуществление операций по банковскому счету в совокупности само по себе не является бесспорным основанием для исключения юридического лица из реестра при наличии иных признаков, свидетельствующих о том, что юридическое лицо является действующим.

Анализ судебной практики позволяет указать на следующие обстоятельства, наличие которых доказывает, что на момент исключения юридическое лицо не могло рассматриваться в качестве фактически прекратившего свою деятельность.

Во-первых, юридическое лицо участвовало в судебных спорах (см. например, определение ВС РФ от 26 декабря 2018 г. № 301-КГ18-8795, решение Арбитражного суда Чеченской республики от 15 октября 2021 г. по делу № А77-964/2020, постановления Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11 октября 2018 г. № Ф08-8108/18, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 июля 2018 г. № 15АП-8884/18, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14 августа 2018 г. № 08АП-7561/18, Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 июня 2018 г. № 20АП-3058/18).

Примечательно, что в рамках дела, рассмотренного Арбитражным судом Чеченской республики (решение от 15 октября 2021 г. по делу № А77-964/2020), исключение оспаривалось по инициативе кредитора, а учредитель исключенного общества возражал против его восстановления. Однако суд расценил само участие учредителя в споре как действия, дополнительно указывающие на непрекращение фактической деятельности.

Во-вторых, наличие у юридического лица договорных отношений с третьими лицами, в том числе по оказанию услуг населению, аренда имущества, договоры энергоснабжения (см., в частности, постановления Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27 декабря 2017 г. № Ф04-5726/17, Десятого арбитражного апелляционного суда от 9 октября 2018 г. № 10АП-12335/18).

В-третьих, наличие у исключенного лица задолженности перед третьими лицами (см., например, определение ВС РФ от 24 октября 2018 г. № 308-КГ18-16603, постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 20 сентября 2018 г. № Ф06-24836/17, от 24 июля 2018 г. № Ф06-35116/18, от 21 декабря 2018 г. № Ф06-40838/18, Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 июня 2018 г. № Ф08-4634/18, Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 июня 2018 г. № 12АП-6266/18).

Кроме того, имеет смысл проверить, действительно ли обществом не сдавалась отчетность. В настоящий момент сведения об уплаченных налогах и сборах, а также о наличии сданной или несданной отчетности можно почерпнуть на сайте ФНС с помощью сервиса «Прозрачный бизнес».

Если из открытых источников будет следовать, что на момент исключения обществом была сдана хотя бы одна, даже и нулевая, отчетность, то это будет доказывать, что на момент исключения из ЕГРЮЛ общество продолжало хозяйственную деятельность. И если это так, то принятие решения об исключении является незаконным и необоснованным.

Проверка соблюдения ИФНС процедуры исключения из ЕГРЮЛ

Исключение юридического лица из ЕГРЮЛ представляет собой строго регламентированную процедуру, предполагающую не только наличие оснований для ее реализации, но и соблюдение предусмотренного законом порядка ее осуществления.

Нарушение указанной процедуры влечет за собой незаконность принятого налоговым органом решения.

Решение о предстоящем исключении как недействующего юридического лица, так и юридического лица, сведения о котором недостоверны, должно быть опубликовано в журнале «Вестник государственной регистрации» в течение трех дней с момента принятия такого решения. Одновременно с решением о предстоящем исключении должны быть опубликованы сведения (п. 3 ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ, п. 1 приказа ФНС России от 16 июня 2006 г. № САЭ-3-09/355@, п. 2.5 раздела I, раздел II Приложения № 2 к указанному приказу):

  • о порядке и сроках направления заявлений исключаемым юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением этого юридического лица из ЕГРЮЛ;
  • об адресе, по которому могут быть направлены заявления указанных лиц.

О нарушении процедуры исключения могут свидетельствовать:

  • отсутствие оснований принятия такого решения, т.е. отсутствие хотя бы одного признака недействующего юридического лица;
  • несоблюдение порядка опубликования решения о предстоящем исключении юридического лица в журнале «Вестник государственной регистрации», а именно отсутствие публикации либо нарушение сроков публикации

Отдельно хочу обратить внимание на то, что в случае исключения юридического лица по причине недостоверности нарушение процедуры возможно еще на этапе внесения самой записи о недостоверности.

Например, в нашей практике рассматривалось дело № А07-18969/2021, где основанием для принятия решения об исключении акционерного общества из реестра являлось заявление учредителя о недостоверности сведений о физическом лице-акционере.

Однако, на наш взгляд, само по себе внесение такой записи невозможно, поскольку, в отличие от участников ООО, сведения об акционерах АО содержатся не в ЕГРЮЛ, а в реестре акционеров. Соответственно, решение об исключении АО из ЕГРЮЛ в связи с недостоверностью сведений было принято в отсутствие записи о недостоверности как таковой. В таких обстоятельствах нельзя говорить о соблюдении процедуры исключения, даже при формальном соблюдении налоговым органом всех последующих этапов.

Доказываем нарушение прав

Формальное соблюдение регистрирующим органом требований Закона № 129-ФЗ при внесении записи об исключении юридического лица не будет свидетельствовать о законности оспариваемых действий, если они повлекли за собой нарушение прав иных лиц.

Например, Арбитражный суд Чеченской республики в решении от 15 октября 2021 г. по делу № А77-964/2020 обратил внимание на то, что у исключенного юридического лица имелось в собственности значительное количество недвижимого имущества и исключение ответчика ООО «Рантье» из ЕГРЮЛ влечет за собой невозможность возврата данных объектов в ООО «Русшина-Тюмень» и причинение вреда его интересам.

Верховный Суд РФ в определении от 23 марта 2021 г. № 305-ЭС20-16189 также обращает внимание на обстоятельства, которые свидетельствуют о нарушении прав и законных интересов кредитора исключенного юридического лица.

Во-первых, на момент вынесения ИФНС оспариваемого решения общество имело гражданско-правовые обязательства перед заявителем, размер которых устанавливался в ходе рассмотрения в Арбитражном суде г. Москвы (дело № А40-64191/2019).

Во-вторых, исключение из ЕГРЮЛ препятствует реализации права взыскателя, не получившего исполнения по исполнительному документу. Обращение в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица в данном случае не может быть реализовано, поскольку размер требований треста к обществу судебным актом не установлен, исполнительный документ не получен и не будет получен после прекращения производства в Арбитражном суде г. Москвы.

В-третьих, прекращение в принудительном порядке правоспособности юридического лица на основании ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ при наличии неисполненных обязательств, размер которых в судебном порядке не установлен, и отсутствии доказательств фактического прекращения деятельности общества нарушает права треста, поскольку не позволяет взыскать дебиторскую задолженность, возвратить денежные средства в конкурсную массу, а также применить в должной мере альтернативные механизмы удовлетворения требований кредитора, установленные ст. 53.1, п. 5.2 ст. 64, п. 3 ст. 64.2 ГК РФ.

Отсутствие обязанности заявителя отслеживать ЕГРЮЛ

Одним из главных доводов налогового органа по данной категории споров является то, что заявитель не подавал возражения против исключения общества из ЕГРЮЛ.

По мнению налогового органа, отсутствие возражения приравнивается к молчаливому согласию и свидетельствует об отсутствии нарушения прав заявителя.

Однако наличие в ЕГРЮЛ записи о предстоящем исключении юридического лица из реестра само по себе не свидетельствует об осведомленности заявителя о нарушении его прав, связанных с таким исключением.

По общему правилу у лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением юридического лица из ЕГРЮЛ, отсутствует обязанность получать сведения из реестра об исключаемом юридическом лице. Обязанность проверки с какой-либо периодичностью данных ЕГРЮЛ не основана на требованиях законодательства.

Указанная позиция подтверждается судебной практикой. Например, согласно позиции Верховного Суда РФ, даже у самих участников хозяйственного общества отсутствует обязанность получать сведения из ЕГРЮЛ о своем собственном обществе (см. определение Верховного Суда РФ от 26 июня 2020 г. № 303-ЭС19-25156 по делу № А24-7412/2018).

Обязанность налогового органа привести доказательства наличия признаков недействующего юридического лица

Часть 5 ст. 200 АПК РФ прямо говорит о том, что обязанность доказывания законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган или лицо, которые приняли решение.

Соответственно, ИФНС должна предоставить в материалы дела доказательства фактического прекращения деятельности юридического лица, поскольку прекращение в принудительном порядке его правоспособности на основании ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ при отсутствии доказательств фактического прекращения деятельности общества – это прямое нарушение прав заявителя. Соответствующая позиция сформулирована в определении ВС РФ от 23 марта 2021 г. № 305-ЭС20-16189.

Недобросовестность исключенного общества и его учредителей, руководителей

В некоторых случаях участники либо руководители общества, в отношении которого принято решение о предстоящем исключении, намеренно не подают возражения против исключения.

Например, в практике нашей фирмы было дело № А77-964/2020, когда суд отметил, что целью недобросовестного поведения может являться освобождение от последствий, предусмотренных гражданским законодательством, и последующее распределение имущества между учредителями общества (решение Арбитражного суда Чеченской Республики от 15 октября 2021 г.).

В заключение хочется отметить, что споры по восстановлению компании в реестре не являются однозначными. Зачастую суд встает на сторону налогового органа. При этом те инструменты, которыми кредитор может воспользоваться, чтобы препятствовать исключению компании-контрагента из ЕГРЮЛ, достаточно просты в использовании, и все, что требуется, – это должным образом организовать отслеживание информации.