20.05.20. Административное выдворение из РФ за миграционные правонарушения не нарушает конституционных прав. АГ. ЛЕНТА НОВОСТЕЙ.

КС не стал рассматривать жалобу иностранца и опроверг его доводы о том, что законодательство РФ допускает административное выдворение мигрантов без учета их семейных связей в России и иных значимых фактических обстоятельств
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению двух экспертов «АГ», выводы Конституционного Суда логичны, а иностранным гражданам давно пора понять, что наличие брака или иных родственных связей не является основанием для освобождения от ответственности. Третий отметил, что комментируемое определение КС будет использоваться на практике двояко: им можно будет обосновать как правомерность административного выдворения или депортации иностранного гражданина, имеющего семейные связи в РФ, так и их неправомерность.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 862-О/2020 по жалобе гражданина Узбекистана на ч. 1.1 ст. 18.8 КоАП РФ, п. 2 ст. 5 Закона о правовом положении иностранцев в России и ст. 25.10 Закона о порядке выезда из РФ и въезда в нее.

Ранее суды общей юрисдикции признали Сергея Валеева виновным в совершении правонарушения по оспариваемой им статье КоАП, предусматривающей ответственность за нарушение иностранцем или апатридом режима пребывания (проживания) в России, выразившееся в отсутствии документов, подтверждающих такое право, или в случае утраты таких документов – в неподаче соответствующего заявления в уполномоченный орган либо в уклонении от выезда из государства по истечении определенного срока пребывания. Тогда суды оштрафовали его на 2 тыс. руб. и распорядились о его выдворении из России.

По мнению заявителя, оспариваемые им нормы не соответствуют российской Конституции, поскольку позволяют признавать иностранного гражданина незаконно находящимся на территории РФ, привлекать его к административной ответственности с назначением наказания в виде административного выдворения без учета его семейных связей на территории России и иных значимых фактических обстоятельств.

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд не нашел оснований для принятия ее к рассмотрению. Высшая судебная инстанция напомнила, что согласно п. 2 ст. 5 Закона о правовом положении иностранцев в России иностранный гражданин обязан выехать за ее пределы по истечении срока действия его визы или иного срока временного пребывания, установленного таким законом или международным договором РФ, за исключением ряда случаев. Как следует из ч. 1 ст. 25.10 Закона о порядке выезда из РФ и въезда в нее иностранец, уклоняющийся от выезда из России по истечении срока пребывания в стране, несет ответственность в соответствии с ее законодательством. В частности, такая ответственность предусматривается ч. 11 ст. 18.8 КоАП РФ в виде административного штрафа в размере от 2 до 5 тыс. руб. с административным выдворением за пределы государства.

Со ссылкой на ряд своих правовых позиций Суд напомнил, что административное выдворение за пределы России в качестве обязательного наказания за определенные миграционные правонарушения не противоречит Конституции, а точность и ясность правил назначения таких наказаний предотвращают излишнее усмотрение и злоупотребления в процессе применения административных санкций. При этом, подчеркнул КС, при рассмотрении соответствующих дел суды не должны ограничиваться формальным подходом, а обязаны исследовать и оценивать реальные обстоятельства (например, учитывать семейное положение и другие чрезвычайные, заслуживающие внимания обстоятельства при решении вопроса как о необходимости депортации из РФ, так и о временном проживании на ее территории). Кроме того, наложение предусмотренного законом административного наказания в определенных обстоятельствах может противоречить целям административной ответственности и чрезмерно ограничивать конституционные права и свободы.

В связи с этим Конституционный Суд счел, что оспариваемые нормы позволяют судам, принимая во внимание все фактические обстоятельства конкретного дела, не назначать правонарушителю административное наказание в виде административного выдворения за пределы территории РФ, а потому не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте. Кроме того, КС РФ в очередной раз напомнил, что в его компетенцию не входит проверка законности и обоснованности решений судов общей юрисдикции, принятых по конкретному делу заявителя.

Руководитель отдела административной практики юридической компании «Миграционный юрист» Андрей Фоменко отметил, что, исходя из оспариваемых норм, можно предположить, что состоявший в браке с гражданкой России иностранец не озаботился оформлением или продлением разрешительных документов, за что был привлечен к ответственности в виде административного выдворения, которое, в свою очередь, влечет пятилетний запрет на въезд. По словам эксперта, конституционность выдворения иностранных граждан как наказания за административные нарушения активно оспаривается примерно с 2015 г., когда ответственность за миграционные нарушения была сильно ужесточена.

Читайте также
О проблеме исполнения постановления кс рф
Судьи, не считаясь с постановлением КС РФ, продолжают выдворять иностранных граждан, имеющих в России вид на жительство, за однократное неуведомление о своем постоянном проживании в РФ
13 Июля 2016 Мнения

Он добавил, что отказ Конституционного Суда в принятии жалобы к производству и указание на соответствие оспариваемых норм Конституции абсолютно логичны. По мнению эксперта, в отличие от Постановления КС РФ № 5-П от 17 февраля 2016 г. по жалобе гражданина Молдовы, который был выдворен за незначительное правонарушение, исключительных обстоятельств в деле заявителя Сергея Валеева скорее всего не было. «Иностранным гражданам давно пора понять: наличие брака или иных родственных связей – это не индульгенция и не основание для освобождения от ответственности», – подытожил Андрей Фоменко.

Адвокат филиала МРКА «Адвокатская консультация № 11» (г. Пенза) Татьяна Карасёва также назвала определение вполне ожидаемым, закономерным и соответствующим действующему законодательству. «Исходя из предписаний Конституции РФ и требований международно-правовых актов, в частности Декларации о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают, РФ вправе использовать действенные законные средства, которые позволяли бы ей контролировать на своей территории иностранную миграцию, следуя при этом конституционным критериям ограничения прав, свобод и не отказываясь от защиты своих конституционных ценностей», – отметила она.

По словам эксперта, в допустимых пределах, обусловленных конституционными и международно-правовыми нормами, границами законодательного, а также правоприменительного, и прежде всего судебного, усмотрения, Россия вправе решать, создает ли определенный вид миграционных правонарушений в сложившейся обстановке насущную социальную необходимость в обязательном выдворении за ее пределы иностранцев, совершивших эти правонарушения, и допустимо ли его применение к лицам с семейными обязанностями. «Семья и семейная жизнь, относясь к ценностям, находящимся под защитой Конституции РФ и международных договоров России, не имеют, однако, безусловного во всех случаях преимущества перед другими конституционно значимыми ценностями, а наличие семьи не обеспечивает иностранным гражданам бесспорного иммунитета от законных и действенных принудительных мер в сфере миграционной политики, соразмерных опасности миграционных правонарушений (особенно массовых) и практике уклонения от ответственности», – заключила адвокат.

В то же время адвокат КА «Малик и Партнеры», участник сети «Миграция и право» ПЦ «Мемориал» Илларион Васильев полагает, что определение КС РФ будет использоваться двояко: «В правоприменительной практике судов им можно будет обосновать как правомерность административного выдворения или депортации иностранного гражданина, имеющего семейные связи в РФ, так и их неправомерность».

Эксперт пояснил, что, с одной стороны, Конституционный Суд в очередной раз подтвердил свое мнение о праве российских судов самостоятельно оценивать и учитывать семейное положение нарушителя миграционного законодательства и, соответственно, применять им или нет административное выдворение. «Это согласуется с выводом о том, что наложение административного наказания при определенных обстоятельствах может противоречить целям административной ответственности и быть чрезмерным ограничением конституционных прав и свобод», – указал адвокат.

С другой стороны, добавил Илларион Васильев, КС не увидел конституционного несоответствия в практике применения административного выдворения, но подтвердил свои выводы о том, что национальные суды не должны быть формальными в применении такой санкции, должны исследовать и оценивать реальные обстоятельства, а их решения должны быть реальными и соразмерными. По мнению эксперта, в этом и состоит смысл нового определения КС: в подтверждении дискреции судов общей юрисдикции в решении вопроса – выдворять или нет за пределы РФ.