20.05.20. ВС пояснил порядок исполнения обязательств по мировому соглашению, зависящему от наступления конкретного условия. АГ. ЛЕНТА НОВОСТЕЙ.

Суд указал, что если сроки согласования графика погашения задолженности в мировом соглашении не установлены, а его согласование является обстоятельством, наступление которого не гарантировано, то необходимо толковать данное соглашение в пользу действительности и исключения возможности недобросовестного поведения одной из сторон
Один из экспертов «АГ» указал, что ВС подробно описал подход, которым должны были руководствоваться суды при рассмотрении спора, и в очередной раз указал на необходимость более тщательного и «индивидуального» анализа обстоятельств конкретного дела. Другой назвал обоснованными выводы ВС РФ, поскольку они отвечают принципам разумности и добросовестности участников гражданского оборота. Третий отметил, что из определения складывается ощущение, что ВС решил за должника, в какие сроки он должен был исполнить обязательство, привязанное к оплате, при этом лишив кредитора законных санкций за неисполнение денежного обязательства.

12 мая Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС19-24867 по делу № А41-101376/2018 о взыскании задолженности по арендному договору, в том числе неустойки, начисленной на сумму долга по мировому соглашению сторон, утвержденному арбитражным судом.

В марте 2014 г. муниципальное образование «Сельское поселение Куликовское» Дмитровского муниципального района Московской области и ООО «Дмитровтеплосервис» заключили договор аренды объектов теплоснабжения, находящихся в собственности администрации района. В соответствии с договором месячная арендная плата составляла 72 тыс. руб. За ее несвоевременную уплату устанавливалась ответственность в виде пеней в размере 1/300 ставки рефинансирования Банка России от суммы задолженности за каждый день просрочки (п. 6.2 договора).

Впоследствии администрация Дмитровского городского округа обратилась в Арбитражный суд Московской области с иском к обществу о взыскании 867 тыс. руб. задолженности по арендному договору и пеней на сумму 185 тыс. руб. Предметом гражданского спора также являлась неустойка, начисленная на сумму долга 721 тыс. руб., предъявленного к взысканию в рамках дела № А41-94225/17, рассмотрение которого завершилось заключением контрагентами мирового соглашения, утвержденного определением арбитражного суда. По условиям такого соглашения должник обязался погасить задолженность по арендным платежам за имущественный комплекс с момента вынесения постановления администрации Дмитровского муниципального района Московской области об окончании отопительного сезона 2017–2018 гг., предварительно согласовав с последней график погашения задолженности.

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца в полном объеме, взыскав сумму задолженности по договору аренды, пени, а также неустойку за просрочку уплаты 721 тыс. руб. в виде задолженности по спорному договору, которая была предметом мирового соглашения. При этом он исходил из того, что постановление об окончании отопительного сезона 2017–2018 гг. было принято администрацией 27 апреля 2018 г., однако стороны не согласовали график погашения задолженности. Арбитражный суд счел, что неустойка подлежит начислению в общем порядке в соответствии с п. 6.2 спорного договора под предлогом того, что мировое соглашение не содержит условий по прекращению начисления неустойки, а общество не погасило свою задолженность перед истцом. При этом суд проверил и признал верным представленный администрацией расчет размера неустойки.

Впоследствии апелляция поддержала решение первой инстанции, дополнительно отметив, что, исходя из условий мирового соглашения, применительно к ст. 190 ГК РФ условие о сроке погашения спорной задолженности нельзя признать согласованным сторонами. В дальнейшем окружной суд согласился с выводами обеих инстанций.

Со ссылкой на существенные нарушения норм материального права в части взыскания неустойки, начисленной на сумму долга 721 тыс. руб., общество обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Рассмотрев материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ выявила, что нижестоящие суды не учли ряд обстоятельств. Так, из имеющегося расчета следовало, что администрация заявила в том числе требование о взыскании пеней, начисленных на задолженность в размере 721 тыс. руб. по мировому соглашению за период с 1 июля 2017 г. по 11 февраля 2019 г., при этом конкретная сумма пеней в расчете не выделялась. В самом мировом соглашении общество признало пени в сумме 26 тыс. руб. за период с 1 сентября 2016 г. по 30 июня 2017 г. В силу п. 1 мирового соглашения ответчик обязался приступить к погашению задолженности с момента вынесения администрацией постановления об окончании отопительного сезона 2017–2018 гг., согласовав предварительно с истцом график погашения этой суммы.

Верховный Суд пояснил, что из материалов дела, условий мирового соглашения и позиций сторон следовало, что контрагенты, заключая такое соглашение, не исключили взыскание неустойки при будущей просрочке исполнения обязательства. Таким образом, обществу была предоставлена отсрочка уплаты долга до вынесения администрацией постановления об окончании отопительного сезона 2017–2018 гг., после чего должник должен был согласовать с кредитором график погашения задолженности.

Кроме того, подчеркнул Суд, в соответствии с условиями мирового соглашения момент возврата задолженности также зависел от согласования графика погашения. Во исполнение мирового соглашения 11 февраля 2019 г. общество направило в администрацию график платежей – то есть почти через год после принятия постановления об окончании отопительного сезона. При этом во время рассмотрения данного дела арбитражным судом первой инстанции указанный документ не был согласован администрацией.

Читайте также
ВС разъяснил толкование условий договора
Пленум ВС РФ принял доработанное постановление, касающееся возникающих на практике вопросов по применению норм ГК о заключении и толковании договоров
25 Декабря 2018 Новости

«Поскольку сроки согласования указанного графика в мировом соглашении не установлены, а его согласование является обстоятельством, относительно которого не известно, наступит оно или нет, в целях сохранения договоренности сторон необходимо толковать данное соглашение в пользу действительности и исключения возможности недобросовестного поведения одной из сторон, в том числе путем необоснованного затягивания момента наступления срока выплаты (п. 43, 44 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. № 49)», – отмечено в определении.

В связи с этим Суд отметил, что график погашения задолженности должен был быть согласован в разумный срок после принятия постановления об окончании отопительного сезона. Схожая правовая позиция изложена в п. 15 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2016). Тем не менее при установлении периода, за который подлежит начислению неустойка, суды не учли вышеуказанных правовых позиций.

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций в части взыскания с общества неустойки в размере 185 тыс. руб., в остальной части судебные акты оставлены без изменения. В отмененной части дело направлено на новое рассмотрение в АС МО, которому надлежит определить разумный срок, в течение которого общество после 27 апреля 2018 г. должно было составить график погашения задолженности и согласовать его с администрацией, то есть определить, в какой срок данное действие могло быть совершено добросовестным участником гражданского оборота при схожих обстоятельствах, установив день исполнения обществом обязательства по уплате долга. Кроме того, суду следует с учетом установленных обстоятельств определить период просрочки исполнения обязательства и разрешить спор в указанной части.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев считает, что с определением сложно не согласиться, так как его выводы обоснованы действующим законодательством, правовыми позициями ВС РФ и сложившейся судебной практикой. «Однако зачастую суды при вынесении решений, связанных с взысканием пеней и неустоек, допускают ошибки как в исчислении периодов, за которые должны быть начислены пени (неустойка), так и в наличии оснований для их начисления. Это часто обусловлено желанием суда упростить рассмотрение дела и нежеланием разобраться в тонкостях договора и обстоятельствах дела. Именно этим обусловлено вынесение решения с нарушением материального права, тем более что в данном случае дело осложнено еще и заключенным мировым соглашением в отношении части задолженности», – отметил он.

Эксперт добавил, что в определении ВС подробно описал подход, которым должны были руководствоваться суды при рассмотрении спора, и в очередной раз указал на необходимость более тщательного и «индивидуального» анализа обстоятельств конкретного дела.

Адвокат практики разрешения споров юридической фирмы «Инфралекс» Михаил Гусев назвал обоснованными выводы ВС РФ, поскольку они отвечают принципам разумности и добросовестности участников гражданского оборота. «С одной стороны, позиция Судебной коллегии ВС РФ защищает ответчика от необоснованного начисления неустойки за период до наступления срока погашения задолженности по мировому соглашению, а с другой стороны – защищает интересы истца тем, что предусматривает исполнение ответчиком обязанностей, в зависимость от наступления которых поставлено исполнение условий мирового соглашения, в разумный срок», – отметил он.

По мнению эксперта, позиция Суда также согласуется с позицией, изложенной ранее в п. 52 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 о применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств, согласно которой неисполнение должником денежного обязательства, предусмотренного мировым соглашением, является основанием для применения ответственности со дня, следующего за последним днем срока, установленного в соглашении для его добровольного исполнения. «Представляется, что выводы Суда могут позитивно повлиять на споры о применении гражданско-правовой ответственности за нарушение условий мирового соглашения», – резюмировал Михаил Гусев.

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов назвал определение ВС странным: «Складывается такое впечатление, что Верховный Суд решил за должника, в какие сроки он должен был исполнить обязательство, привязанное к оплате, фактически навязывая ему добросовестное поведение, при этом лишив кредитора законных санкций за неисполнение денежного обязательства».

Эксперт отметил, что в рассматриваемой ситуации имело место затягивание обществом (сознательно или несознательно) момента исполнения денежного обязательства по мировому соглашению. «При этом ВС РФ, защищая должника, а в большей степени наказывая кредитора, указывает на то, что, если стороны не соизволили указать точные сроки исполнения обязательств и указывают события, которые должны наступить, они должны понимать, что данные события не могут происходить произвольно во времени исходя из желания сторон, они тоже ограничены разумным сроком, после истечения которого событие считается наступившим. Таким образом, участникам гражданских правоотношений нужно учитывать данную позицию при использовании ст. 314 и 327.1 ГК РФ», – подытожил Артем Денисов.