20.05.2021 ВС: Конкурсный управляющий вправе запрашивать сведения о родне участников должника АГ НОВОСТИ

Такое лицо вправе обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, за содействием в получении сведений из органа ЗАГС о том, кто является родственниками и свойственниками контролирующих лиц должника

Верховный Суд опубликовал Определение № 307-ЭС20-22954 от 29 апреля по делу № А26-8852/2019 об истребовании конкурсным управляющим организации-банкрота информации о родственниках контролирующих должника лиц.

В рамках дела о банкротстве ООО «Сегежа Сети» его конкурсный управляющий Алексей Ковылев обратился в Управление ЗАГС Республики Карелия за сведениями о родственниках и свойственниках участников должника Сергея Знаменского и Игоря Яроховича. Запрашиваемая информация, в частности, касалась того, кто является их родителями, супругами (включая бывших), детьми, братьями и сестрами. Региональный орган ЗАГС отказал в предоставлении запрашиваемой информации со ссылкой на то, что тот не относится к числу лиц, которым могут быть раскрыты сведения из Единого госреестра записей актов гражданского состояния.

В связи с этим Алексей Ковылев обратился в арбитражный суд с просьбой истребовать в ЗАГСе нужные ему сведения. Он пояснил, что без этой информации невозможно выявить весь круг аффилированных по отношению к обществу лиц, должным образом проверить наличие оснований для оспаривания сделок общества, а также принять надлежащие меры к обнаружению его имущества.

В отзыве на заявление конкурсного управляющего Игорь Ярохович возражал против его удовлетворения со ссылкой на закрепленное в Конституции РФ право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Мужчина добавил, что он владеет немажоритарной долей в обществе «Сегежа Сети» и не имел полномочий единоличного исполнительного органа должника, а конкурсный управляющий не доказал факт совершения или одобрения им сделок организации-банкрота. В свою очередь, конкурсный кредитор – ООО «Управляющая компания Дом» – просил суд истребовать запрашиваемые управляющим сведения.

Суд отказал в удовлетворении требования, с чем согласилась и апелляция, указав, что ее постановление не подлежит обжалованию в суд округа. Обе инстанции исходили из того, что запрашиваемые конкурсным управляющим сведения не были связаны со сбором доказательств в рамках дела о банкротстве. Суды добавили, что управляющий не обосновал необходимость получения запрашиваемых сведений для осуществления его полномочий и не доказал возможность оспаривания совершенных обществом-банкротом сделок или обнаружения и истребования имущества общества у его участников, их родственников или свойственников.

«Управляющая компания Дом» обратилась в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой, в которой просила удовлетворить заявление Алексея Ковылева.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что для проведения полноценного анализа финансово-хозяйственной деятельности должника управляющий должен помимо прочего располагать информацией о родственных связях контролирующих лиц, поскольку такая информация требуется ему для осуществления своих обязанностей. Арбитражный управляющий вправе запрашивать у государственных органов и органов местного самоуправления сведения, нужные для проведения процедур банкротства (в том числе о контролирующих должника лицах), исходя из абз. 7 п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве.

Вместе с тем ст. 13.2 Закона об актах гражданского состояния содержит закрытый перечень получателей сведений из соответствующего реестра, и арбитражный управляющий не значится в этом списке. Соответственно, подчеркнул ВС, Алексей Ковылев был вправе обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, за содействием в получении сведений о том, кто является родственниками, свойственниками контролирующих лиц должника.

«Открытие в отношении общества, подконтрольного Сергею Знаменскому и Игорю Яроховичу, ликвидационной процедуры конкурсного производства означает недостаточность конкурсной массы для расчетов со всеми кредиторами, то есть свидетельствует о наличии лиц, понесших имущественные потери от взаимодействия с обществом, долги перед которыми остались непогашенными, а значит, в широком смысле право собственности кредиторов было нарушено. В такой ситуации лица, контролировавшие должника, возражая по ходатайству управляющего, не могли ограничиться лишь ссылками на то, что испрашиваемые сведения относятся к сфере их личной и семейной жизни, поскольку заявление управляющего обосновано необходимостью защиты другой конституционно значимой ценности – права собственности иных лиц», – отмечено в определении.

Со ссылкой на ст. 65 АПК РФ Верховный Суд добавил, что контролирующим лицам следовало изложить суду конкретные причины, по которым должно быть отказано в раскрытии информации об их близких родственниках, свойственниках, чего сделано не было. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих судов и удовлетворил требования заявителя, поручив истребовать в органах ЗАГС необходимую информацию.

Адвокат юридической фирмы ART DE LEX Юлия Шилова отметила, что Верховный Суд РФ поставил точку в споре о возможности арбитражным управляющим истребовать сведения из органов ЗАГС о близких родственниках контролирующих должника лиц. «Определение ВС РФ направлено на пресечение использования родственников для вывода активов из компаний-банкротов», – указала она.

По словам эксперта, изложенный в определении подход является новым для практики, но может быть оценен позитивно, поскольку наличие полной информации о родственниках контролирующих должника лиц позволит арбитражному управляющему быстрее и проще пополнить конкурсную массу должника путем оспаривания соответствующих сделок. «Такая правовая позиция ВС приведет к тому, что вывод активов с помощью родственников контролирующих должника лиц не будет больше работающей схемой, поскольку имеется эффективный механизм их поиска и раскрытия», – заключила Юлия Шилова.

Руководитель практики банкротства консалтинговой компании «Кучерена Групп» Анастасия Пылаева отметила, что подход арбитражного управляющего и кредитора во многом схож с методом формирования доказательственной базы налоговыми органами. «При доказывании наличия признаков получения необоснованной налоговой выгоды недобросовестными налогоплательщиками – аналогичным образом уполномоченный орган, на который, правда, не распространяются ограничения режима защиты персональных данных, после получения информации о родственных связях налогоплательщика достаточно эффективно формирует картину вывода средств в обход норм НК РФ, что и сподвигло, скорее всего, участвующих в этом деле лиц использовать схожую стратегию “нападения”», – отметила она.

По словам эксперта, с помощью полученной информации арбитражный управляющий и кредиторы будут иметь возможность сформировать для суда объективную картину причин несостоятельности (банкротства) должника и наличие законных оснований для привлечения к субсидиарной ответственности как лиц, которые априори наделены статусом контролирующих в силу закона, так и иных аффилированных к ним контрагентов – в том числе родственников – в пределах полученного ими имущества по сделкам с пороками (см. Определение ВС РФ № 305-ЭС19-13326 по делу № А40-131425/2016).

«Что касается позиции Верховного Суда по данному вопросу, то его подход вполне соответствует современной “прокредиторской” тенденции в подходе судов как к оспариванию сделок, так и привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих компанию лиц. Во многих обособленных спорах в делах о банкротстве действуют одновременно пониженный стандарт доказывания для кредиторов при предъявлении тех или иных требований, выражении “разумных сомнений” (см. Определение ВС РФ № 305-ЭС19-16954 по делу № А40-168999/2015 о банкротстве “Тайм Банк”) и повышенный стандарт доказывания для аффилированных лиц и ответчиков по спорам о привлечении к субсидиарной ответственности (Определения ВС № 301-ЭС17-4784 по делу № А38-1381/2016; № 309-ЭС17-344 по делу № А47-9676/2015; № 305-ЭС18-413 по делу № А40-163846/2016)», – пояснила Анастасия Пылаева.

Зинаида Павлова