20.07.2021 Оспаривать торги незамедлительно АГ

Материал выпуска № 14 (343) 16-31 июля 2021 года.

Дела об оспаривании торгов в банкротстве относятся к категории сложных в связи с процессуальными особенностями их рассмотрения, необходимостью определения круга обстоятельств, подлежащих доказыванию, разрешения сторонами и судом ряда проблемных вопросов теоретического характера. В настоящей статье проанализированы некоторые неоднозначные аспекты оспаривания торгов в банкротстве на практике; автором изложено собственное видение поиска последовательного решения спорных моментов.

Основной целью осуществления процедур банкротства должно быть максимально полное удовлетворение требований кредиторов. Именно поэтому ст. 110, 111, 139 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) предусматривают, что по общему правилу реализация имущества несостоятельного должника осуществляется на торгах. На наличие связи торгов как способа реализации имущества банкрота с максимальным наполнением конкурсной массы неоднократно обращал внимание Верховный Суд РФ.

Так, в определении Судебной коллегии по экономическим спорам (далее – СКЭС) ВС РФ от 1 июля 2016 г. № 306-ЭС16–3230 указано, что «в соответствии с нормами главы VII Закона о банкротстве основной целью конкурсного производства как ликвидационной процедуры является получение максимального экономического эффекта при удовлетворении требований кредиторов должника, что достигается, в первую очередь, через процедуру торгов, направленную на реализацию принадлежащего должнику имущества по наиболее высокой цене в пределах разумного временного периода». Схожий вывод содержится и в определении СКЭС ВС РФ от 11 февраля 2019 г. № 305- ЭС16–20779(32).

То обстоятельство, что процедура торгов имеет своей целью максимизацию выручки от реализации конкурсной массы, признается и в юридической литературе1. Однако такая цель может быть достигнута только при условии строгого соблюдения правил проведения торгов, добросовестного и законного поведения организатора данной процедуры и ее участников. Между тем это условие далеко не всегда выполняется, что породило обширную судебную практику рассмотрения споров по оспариванию торгов в банкротстве. Как показывает анализ соответствующей судебной практики, дела об оспаривании торгов в банкротстве относятся к категории сложных в связи с процессуальными особенностями их рассмотрения, необходимостью определения круга обстоятельств, подлежащих доказыванию, разрешения сторонами и судом ряда спорных теоретических вопросов. В связи с этим представляется целесообразным проанализировать практические вопросы оспаривания торгов в банкротстве и обозначить собственное видение некоторых аспектов данной проблематики.

Рассмотрение дела в арбитражном суде

Следует учитывать, что спор об оспаривании торгов по реализации имущества должника в процедурах банкротства подлежит рассмотрению в арбитражном суде, в рамках дела о несостоятельности (банкротстве). Такой вывод следует из п. 18 постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”»: «В силу статьи 449 ГК РФ торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица; признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги. Следовательно, торги являются способом заключения договора, а признание их недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги. По этой причине предъявление требования о признании недействительными торгов означает также предъявление требования о признании недействительной сделки, заключенной по результатам торгов.

В связи с этим требование арбитражного управляющего и любого другого заинтересованного лица о признании недействительными торгов по продаже имущества должника, в частности торгов, проведенных в ходе исполнительного производства, после введения в отношении должника процедуры наблюдения и вплоть до завершения дела о банкротстве подлежит предъявлению в рамках дела о банкротстве по правилам главы III.1 Закона о банкротстве».

Участников спора не должно вводить в заблуждение разъяснение, содержащееся в п. 17 указанного выше Постановления Пленума ВС РФ, согласно которому «заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности»2.

Эти два разъяснения ВС РФ соотносятся как специальное и общее. Торги, проведенные в процедуре банкротства, оспариваются только в рамках дела о банкротстве. Ошибку нижестоящих судов по толкованию приведенных положений п. 17–18 постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 пришлось исправлять Судебной коллегии по гражданским делам (далее – СКГД) ВС РФ. В определении СКГД ВС РФ от 30 июня 2020 г. № 41-КГ20–3 содержится следующее разъяснение: «оспаривание сделок должника по общим правилам подсудности вне дела о банкротстве производится тогда, когда оно не связано по содержанию с процедурами, применяемыми в банкротстве»3. Если же действия произведены в связи с реализацией имущества на торгах в рамках процедуры банкротства и возникающие в связи с этим правоотношения урегулированы Законом о банкротстве, то оспаривание сделки возможно только в рамках дела о банкротстве.

Процессуальная заинтересованность в оспаривании торгов

Необходимость рассмотрения особенностей споров о признании торгов недействительными в деле о банкротстве порождает вопрос о круге лиц, обладающих процессуальным правом на обращение в суд с соответствующим заявлением. Как отмечалось выше, в п. 18 постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 указано, что торги могут быть признаны недействительными только по иску заинтересованного лица. Более того, ст. 34, 35 Закона о банкротстве ограничивают круг лиц, являющихся участниками дела о банкротстве либо участниками арбитражного процесса по делу о банкротстве.

Следовательно, возникает вопрос о толковании понятия «заинтересованное лицо» применительно к спорам об оспаривании торгов: в процессуальном аспекте – как лицо, имеющее право на обращение в арбитражный суд, или в материальном – лицо, имеющее право на удовлетворение соответствующего заявления?

Как показывает анализ судебной практики, встречаются случаи признания неверной первой из предложенных трактовок. Так, АС Уральского округа в постановлении от 1 февраля 2018 г. № Ф09–1774/14 по делу № А60–52543/2012 признал ошибочными выводы судов нижестоящих инстанций, прекративших производство по заявлению гражданина, право требования к которому было реализовано на торгах, применительно к п. 1 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ). Отменяя вынесенные по этому делу судебные акты, суд округа пришел к выводу о том, что «отсутствие у заявителя статуса лица, участвующего в деле, а также в арбитражном процессе по делу о банкротстве, не является препятствием для оспаривания проведенных в процедуре банкротства торгов; такое заявление может быть подано любым заинтересованным лицом, безотносительно к его участию в деле о банкротстве». Данные выводы в силу их принципиального значения были включены в п. 9 Обзора судебной практики по делам, рассмотренным АС Уральского округа в I квартале 2018 г.4

Правовой подход к вопросу о необходимости оценки заинтересованности заявителя с материально-правовых позиций продемонстрирован во многих определениях отказного характера высших судебных инстанций5.

Признание торгов недействительными

Согласно п. 1 ст. 449 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица в течение одного года со дня проведения торгов.

Торги могут быть признаны недействительными в случае, если: кто-либо необоснованно был отстранен от участия в торгах; на торгах неосновательно была не принята высшая предложенная цена; продажа была произведена ранее указанного в извещении срока; были допущены иные существенные нарушения порядка проведения торгов, повлекшие неправильное определение цены продажи; были допущены иные нарушения правил, установленных законом.

Таким образом, в указанной норме отражены условия, необходимые для удовлетворения иска об оспаривании торгов, ранее они сформулированы в судебной практике, а именно: наличие заинтересованности заявителя в оспаривании торгов; существенность допущенного при проведении торгов нарушения.

Указанные условия выступают объективными пределами признания недействительными торгов в процедурах банкротства. Так, в значительном количестве споров, рассматриваемых в рамках дел о банкротстве, суды отказывают в признании торгов недействительными либо по причине несущественности допущенного нарушения, либо в связи с тем, что констатируют отсутствие у заявителя юридически значимого интереса в оспаривании торгов. В связи с этим установление критериев, которыми руководствуются суды при установлении наличия соответствующих условий, представляет несомненный практический интерес.

Существенность допущенного нарушения

Помимо того, что одно из обозначенных выше условий – существенность допущенного нарушения – следует из толкования п. 1 ст. 449 ГК РФ, оно также закреплено в п. 5 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. № 101 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с признанием недействительными публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства» (далее – Информационное письмо Президиума ВАС РФ № 101). Правовые позиции, закрепленные в этом документе, признаются судами применимыми к отношениям по оспариванию торгов в банкротстве. Согласно п. 5 приложения к Информационному письму Президиума ВАС РФ № 101 при рассмотрении иска о признании публичных торгов недействительными суд должен оценить, являются ли нарушения, на которые ссылается истец, существенными и повлияли ли они на результат торгов.

Конкретные примеры признания допущенных в ходе торгов нарушений существенными весьма разнообразны. В частности, как существенное нарушение квалифицируются: проведение торгов в праздничный день при установлении необоснованно коротких продолжительности приема заявок и временного промежутка между этапами торгов (см. постановление АС Волго-Вятского округа от 14 ноября 2017 г. по делу № А43–9207/2016); прием заявок в период действия обеспечительных мер, запрещающих проведение торгов и возобновление назначенных торгов после отмены обеспечительных мер, вместо объявления новых торгов с соблюдением установленных сроков (см. постановление АС Волго-Вятского округа от 3 августа 2017 г. по делу № А43–5097/2014).

При оценке существенности нарушения, безусловно, решающее значение имеет такой элемент правового режима судопроизводства, как усмотрение суда. Однако, с моей точки зрения, все же может быть определен общий критерий, которым следует руководствоваться: существенным должно признаваться такое нарушение, которое противоречит основному назначению торгов – формированию максимально возможной цены в условиях свободной конкуренции.

На это обстоятельство обращено внимание СКЭС ВС РФ в определении от 11 февраля 2019 г. № 305-ЭС16–20779(32): «Задача проведения торгов состоит в необходимости на конкурентной основе определить наиболее лучшие условия за продаваемое имущество, что, в конечном счете, подчинено общей цели конкурсного производства как ликвидационной процедуры: получение наибольшей выручки для проведения расчетов с кредиторами. Поэтому шаг снижения начальной цены, периодичность такого снижения, промежуток времени для подачи заявок и другие условия торгов должны определяться организатором исходя из наибольшего благоприятствования конкуренции для выявления максимально возможной цены соответствующего лота в конкретной ситуации».

Заинтересованность заявителя в оспаривании торгов

Данное условие, также как и предыдущее, следует из толкования п. 1 ст. 449 ГК РФ и нашло отражение в п. 1 приложения к Информационному письму Президиума ВАС РФ № 101, согласно которому лицо, обращающееся с требованием о признании торгов недействительными, должно доказать наличие защищаемого права или интереса с использованием мер, предусмотренных гражданским законодательством. Нарушения порядка проведения торгов не могут являться основаниями для признания торгов недействительными по иску лица, чьи имущественные права и интересы данными нарушениями не затрагиваются и не могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенной на торгах сделки.

В силу указанного разъяснения лицо, права которого не могут быть восстановлены в результате оспаривания торгов, не может быть признано заинтересованным в оспаривании торгов.

В судебной практике заинтересованными в оспаривании торгов признаются также, в частности: гражданин-должник (см. постановление Президиума ВАС РФ от 2 июля 2013 г. № 3316/13); любой кредитор, требования которого включены в реестр, при условии недостаточности имущества должника для удовлетворения кредиторов соответствующей очереди (см. определение СКЭС ВС РФ от 14 февраля 2019 г. № 308-ЭС18–15980; п. 16 Обзора судебной практики ВС РФ № 2 (2019), утвержденного Президиумом ВС РФ 17 июля 2019 г.); администрация муниципального образования в случае реализации социально значимого имущества должника (см. постановление АС Волго-Вятского округа от 6 июня 2018 г. по делу № А82–2922/2010); лицо, не имевшее возможности подать заявку в конкретный ценовой период вследствие согласованных действий организатора торгов и участников по манипулированию ценами на торгах (см. постановление АС Центрального округа от 24 декабря 2020 г. № Ф10–4623/2010 по делу № А35–1572/2009).

Обобщение случаев признания тех или иных субъектов заинтересованными в оспаривании торгов приводит к выводу о том, что юридически значимый интерес, как правило, состоит либо в получении максимальной выручки от имущества (его наиболее эффективном использовании); либо – в приобретении на законном основании соответствующего имущества.

В последнем случае суды, как правило, проверяют наличие реального, а не декларативного интереса. В частности, обычно не признаются заинтересованными лица, не принимавшие участия в торгах, не направившие соответствующих заявок. Иногда во внимание принимаются и дополнительные обстоятельства. Например, в постановлении АС Центрального округа от 24 декабря 2020 г. № Ф10–4623/2010 по делу № А35–1572/2009 в качестве доказательств наличия интереса в приобретении имущества были названы следующие фактические обстоятельства: приобретение части имущества, входящего в единый производственный комплекс с имуществом, включенным в состав реализуемого на торгах имущества; участие в торгах по спорному лоту в иные временные периоды; журнал активности, которым подтверждались намерение заявителя участвовать в торгах и действия по контролю за проведением торгов с целью участия в них.

Последствия недействительности сделки, заключенной на торгах в случае их оспаривания

В силу п. 2 ст. 449 ГК РФ признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги, и применение последствий, предусмотренных ст. 167 настоящего Кодекса.

Таким образом, признание торгов недействительными должно влечь за собой двустороннюю реституцию.

Однако в условиях банкротства применение двусторонней реституции в результате оспаривания торгов сталкивается с целым рядом теоретических проблем, для которых пока, как мне представляется, не найдено последовательного решения.

В силу п. 2 ст. 167 ГК РФ в случае применения двусторонней реституции на стороне должника-банкрота возникает обязанность осуществить возврат покупателю полученных от него денежных средств. Полагаю, что такая обязанность по своей правовой природе может быть квалифицирована как обязательство, к которому применимы правила об обязательствах из неосновательного обогащения (ст. 1103 ГК РФ).

Специфика процедуры банкротства заключается в том, что все обязательственные требования к банкроту удовлетворяются в строгом соответствии с законодательством о несостоятельности, в частности, с соблюдением очередности, предусмотренной ст. 134 Закона о банкротстве. В связи с этим возникает вопрос о правовой природе и очередности удовлетворения требований о возврате из конкурсной массы стоимости имущества, приобретенного на торгах, которые впоследствии были оспорены.

На мой взгляд, очевидно, что такие реституционные требования не могут быть «реестровыми», однако, даже по этому поводу возникают судебные споры (см. постановление АС Волго-Вятского округа от 4 марта 2020 г. по делу № А28–2205/2011).

По моему мнению, такие обязательства нельзя относить и к текущим с распространением на них общей очередности погашения, установленной п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве, поскольку это создает для приобретателей имущества на торгах (вне зависимости от их добросовестности) необоснованные риски утраты внесенных в качестве оплаты денежных средств (например, при наличии задолженности по текущим платежам первой и (или) второй очереди). Более адекватным представляется распространять на такие требования правовой режим, аналогичный требованию по возврату задатков за участие в торгах (п. 15 ст. 110 Закона о банкротстве), – указанные требования должны обладать абсолютным приоритетом, поскольку речь идет о возврате имущества, которое не должно на законном основании находиться в конкурсной массе должника.

Ситуация выглядит еще более непростой, когда та или иная сторона заключенной на торгах сделки уже распорядилась полученным ею имуществом. Так, денежные средства, принятые от приобретателя имущества на торгах до момента признания последних недействительными, могут быть распределены между кредиторами банкрота, а приобретатель имущества может совершить его дальнейшее отчуждение. Возникают следующие вопросы: следует ли признавать погашение требований кредиторов несостоявшимся и истребовать у них полученное для возврата приобретателю, либо реституционные требования приобретателя могут быть удовлетворены только за счет выручки от повторной продажи имущества? Возможно ли потребовать от покупателя реституции стоимости имущества в случае неисполнимости возврата имущества в натуре?

Сложность обозначенных проблем зачастую приводит к тому, что суды предпочитают отказывать в признании торгов недействительными или применении последствий их недействительности. Именно поэтому в качестве практической рекомендации можно предложить заинтересованным лицам оспаривать торги незамедлительно и применять обеспечительные меры с целью не допустить дальнейшего «движения» имущества, подлежащего возврату в порядке реституции.


1 См.: Соловьев А. Торги в банкротстве: некоторые особенности установления стартовой цены продажи имущества // Журнал РШЧП. 2020. № 1. С. 160–163.

2 Постановление размещено на сайте ВАС РФ www.arbitr.ru 3 февраля 2011 г.; http://base.garant.ru/1799408/#ixzz6zOZM7x2l

3 Определение СКГД ВС РФ от 30 июня 2020 г. № 41-КГ20-3. Документ опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс».

4 Обзор судебной практики по делам, рассмотренным Арбитражным судом Уральского округа в I квартале 2018 г. // Экономическое правосудие в Уральском округе. 2018. № 2.

5 См., например: Определение ВС РФ от 12 апреля 2018 г. № 304-ЭС18-2566 по делу № А27-296/2016; Определение ВАС РФ от 15 ноября 2012 г. № ВАС-14204/12 по делу № А63-9246/2011.