20.07.2021 Повысить эффективность исполнительного производства АГ

Меры по совершенствованию процедуры реализации имущества должника
Материал выпуска № 14 (343) 16-31 июля 2021 года.

Я здесь работаю уже 5 лет, и за все это время мы еще ни разу ничего не продали.
Сотрудник Росимущества

Авторы настоящей статьи обращают внимание на существующую в исполнительном производстве системную проблему реализации имущества должников: процедура неэффективна по причине сложности, непрозрачности, неадекватного порядка формирования продажной цены имущества. По их мнению, эффективность данной процедуры может быть существенно повышена путем реализации предложений, большинство из которых апробировано и внедрено в российском законодательстве о банкротстве и профильном законодательстве иных стран.

В рассуждениях о проблемах исполнительного производства в России общераспространенным является мнение о неэффективном исполнении служебных обязанностей судебными приставами-исполнителями. Мы же хотим поделиться опытом, результатами исследования проблемы и возможных путей ее решения в той части исполнительного производства, которая касается непосредственно реализации имущества должника.

Авторам настоящей статьи на личном опыте неоднократно приходилось убеждаться в неэффективности процедуры реализации имущества должника в исполнительном производстве. Особенно это касается имущества, не являющегося предметом залога. Так, узнавая в региональном управлении Росимущества о ходе реализации на комиссионных началах принадлежащего должнику станка, один из авторов получил от сотрудника немного ироничный ответ примерно следующего содержания: «Нет, не реализовали. Я здесь работаю уже 5 лет, и за все это время мы еще ни разу ничего не продали». Комментарии излишни.

Для более предметного понимания проблемы обратимся к статистике ФССП России за 2020 г., которая находится в свободном доступе на официальном сайте данного органа (https://fssp.gov.ru/statistics/).

Интересующая нас статистика кратко выглядит следующим образом. Помимо соотношений, указанных выше, нас интересуют следующие соотношения:

Всего, тыс. рублей В том числе заложенное имущество, тыс. рублей % заложенного имущества
Стоимость имущества, находившегося на принудительной реализации на начало 2020 г. 49 801 620 31 705 349 63,66%
Стоимость имущества, переданного на принудительную реализацию в течение 2020 г. 122 555 273 74 634 832 60,9%
Стоимость находящегося на принудительной реализации имущества на конец 2020 г. 52 420 169 29 396 428 56,08%
Стоимость имущества, процедура принудительной реализации которого завершена в 2020 г. 119 936 724 76 943 753 64,15%
Сумма денежных средств, полученная от принудительной реализации имущества 19 658 744 14 061 537 71,52%
Стоимость нереализованного и отозванного имущества в связи с признанием торгов несостоявшимися либо невозможностью реализации имущества на комиссионных началах 61 946 870 34 309 817 55,39%
Стоимость имущества, отозванного судебным приставом-исполнителем с принудительной реализации 37 994 785 28 623 982 75,34%
Стоимость нереализованного в принудительном порядке имущества, переданного взыскателям 24 566 054 19 071 209 77,63%
Стоимость имущества, которое могло быть передано на самостоятельную реализацию должником 3 847 442
Стоимость имущества, фактически переданного на самостоятельную реализацию должнику 1 560 403
Сумма денежных средств, полученная от самостоятельной реализации 1 129 372
Стоимость имущества, оставленного взыскателями за собой после передачи на реализацию должнику 83 194
Стоимость имущества, переданного на принудительную реализацию после передачи на реализацию должнику 96 152
  • отношение стоимости всего проданного в ходе принудительной реализации имущества к стоимости переданного составляет 16,4%, в том числе заложенное имущество 11,73% и незаложенное имущество 4,67%. По заложенному имуществу отношение проданного к переданному составляет 18,27%. По незаложенному имуществу – 13,02%;
  • торги либо комиссионная продажа по имуществу в целом не состоялись в 51,65% случаев. По заложенному имуществу – в 44,59% случаев. По незаложенному имуществу – в 64,28% случаев;
  • должники занялись самостоятельной реализацией своего имущества при наличии такой возможности в 40,55% случаев;
  • соотношение сумм, полученных от самостоятельной реализации должником, к стоимости переданного на самостоятельную реализацию имущества, составляет 72,38%.

К сожалению, раздельная статистика по принудительной реализации имущества на торгах и на комиссионных началах, а также раздельная статистика по первым и повторным торгам на сайте ФССП не выложена.

Из представленных данных можно сделать следующие выводы. Во-первых, подавляющая часть имущества в ходе принудительной реализации в исполнительном производстве не продается, причем более чем в половине случаев – в связи с несостоявшимися торгами или несостоявшейся комиссионной продажей. Во-вторых, предметы залога составляют бóльшую часть реализуемого в исполнительном производстве имущества. В-третьих, заложенное имущество реализуется значительно лучше, чем незаложенное, и создает бóльшую часть положительной статистики. В-четвертых, самостоятельная реализация имущества должником в несколько раз эффективнее, чем принудительная реализация имущества должника путем торгов или продажи на комиссионных началах.

Подводя итог, действующую процедуру реализации имущества должника в исполнительном производстве следует признать недостаточно эффективной и требующей дальнейшего усовершенствования.

Авторы статьи полагают, что следующие меры позволят увеличить эффективность реализации имущества должников. Сразу отметим, что указанные меры, в том или ином виде, предлагались к введению различными авторами и ранее, но не реализованы к настоящему времени либо реализованы только частично.

1. Разрешение должникам производить самостоятельную реализацию любого имущества по цене, не ниже установленной оценкой судебного пристава-исполнителя без ограничения в 30 000 руб. Из приведенной статистики ясно следует, что более чем по 40% исполнительных производств, где это в принципе возможно, должники самостоятельно занимаются реализацией имущества, и реализация имущества должником в несколько раз эффективнее принудительной реализации. И это притом, что должник в силу ст. 87.1 ФЗ «Об исполнительном производстве» реализует имущество в течение 10 дней со дня вынесения приставом постановления об отложении применения мер принудительного исполнения, в то время как принудительная реализация длится на практике от 2 месяцев и более. Объективных препятствий к тому, чтобы разрешить должнику продавать любое имущество по начальной продажной цене, а не только имущество ниже 30000 руб., не имеется.

В законодательстве близких нам по общественному и правовому устройству государств – в Беларуси и Казахстане – установлена возможность самостоятельной реализации должником своего имущества без какого-либо ограничения по цене (ст. 92 Закона Республики Беларусь от 24 октября 2016 г. № 439-З «Об исполнительном производстве» и ч. 2 ст. 74 Закона Республики Казахстан от 2 апреля 2010 г. № 261-IV «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей»). В нашей стране можно применить аналогичное регулирование, что значительно ускорит продажу имущества и увеличит количество вырученных денежных средств по тем исполнительным производствам, где должники готовы заняться реализацией самостоятельно.

2. Введение положения о заключении договора купли-продажи с единственным участником торгов в случае объявления торгов несостоявшимися по причине числа участников менее двух. Текущее регулирование в случае подачи заявки на участие в торгах менее чем двумя лицами предусматривает объявление торгов несостоявшимися без возможности заключения договора купли-продажи с их единственным участником (ст. 91–92 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Причем в Федеральном законе от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» возможность заключения договора с единственным участником торгов предусмотрена (ч. 17 ст. 110) и активно используется. В чем принципиальное отличие реализации имущества должника в исполнительном производстве от реализации в процедуре банкротства и почему нельзя заключать договор с единственным участником – неясно. Кстати говоря, возможность заключения договора купли-продажи с единственным участником торгов предусмотрена в ст. 97 Закона Республики Беларусь «Об исполнительном производстве», а также в п. 35, 36, 38–1 Правил реализации арестованного имущества, в том числе на торгах в форме электронного аукциона, утвержденных приказом Министра юстиции Республики Казахстан от 20 февраля 2015 г. № 100, т.е. практика применения такой нормы в исполнительном производстве имеется.

Введение данной нормы позволит повысить шанс реализации имущества в ходе торгов в исполнительном производстве, а также избавит реальных участников торгов от необходимости привлекать к участию в торгах фиктивных вторых участников (во избежание признания торгов несостоявшимися).

3. Изменение порядка формирования и изменения начальной продажной цены имущества. Существующий порядок формирования начальной продажной цены подразумевает начальную реализацию имущества по цене, равной рыночной. Это приводит к тому, что по начальной цене на первых торгах или при первой передаче на реализацию на комиссионных началах имущество практически никогда не приобретается. Исключение составляет только имущество в ипотеке, и то потому, что там как раз начальная цена составляет 80% от рыночной, а не равна ей. И действительно, какой смысл человеку приобретать по рыночной цене имущество должника по усложненной процедуре, если он может купить то же самое имущество по той же самой цене в магазине либо на интернет-площадках. Сложившаяся ситуация приводит к тому, что имущество практически всегда реализуется по неадекватно высоким ценам и даже с предусмотренным снижением цены на 15% не может заинтересовать потенциальных покупателей.

Такой порядок можно реформировать несколькими способами:

3.1. Установление начальной продажной цены в размере 50% от стоимости имущества. Торги в таком случае проводятся один раз и только на повышение. Если не поступит ни одной заявки, имущество предлагается взыскателю по начальной продажной цене либо с неким дисконтом (допустим, как и сейчас, со снижением еще на 25%, поскольку имущество показало себя как неликвидное даже по цене в 50% от рыночной), в случае его отказа – возвращается должнику. Минимальный размер в 50% от рыночной цены установлен законодательством Германии (§ 817a Zivilprozessordnung BRD). На практике в Германии именно цена в 50% и устанавливается в качестве начальной продажной.

3.2. Голландский аукцион (публичное предложение с торгами на повышение в случае подачи заявки). Начальная продажная цена устанавливается равной рыночной оценке либо незначительно ниже (допустим, 90%). Далее, если по этой цене подаются заявки, проводятся торги на повышение, определяется победитель, с которым заключается договор (либо договор заключается с единственным участником, если заявился только один участник). Если по этой цене заявки отсутствуют в течение определенного периода (допустим, неделя), тогда начальная цена снижается на определенный шаг (допустим, на 5%). Если есть заявки – снова проводятся торги на повышение, если заявок нет – происходит постепенное снижение до определенной планки, допустим до 50% от начальной цены. Если никто не заявится на цену в 50% от начальной, торги признаются несостоявшимися, имущество предлагается взыскателю, в случае его отказа – возвращается должнику.

Подобная система установлена в Казахстане (ч. 3 ст. 80 Закона Республики Казахстан «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей»). В нашей же стране обсуждается возможность введения голландского аукциона в процедуре реализации имущества должника в банкротстве. Полагаем, что введение данного порядка возможно и желательно не только в процедуре банкротства, но и в исполнительном производстве.

На настоящий момент в нашем законодательстве о банкротстве предусмотрен порядок, отдаленно сходный с голландским аукционом, в том случае, если имущество не было реализовано на первичных и повторных торгах – так называемое публичное предложение (ч. 4 ст. 139 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Значимое отличие же состоит в том, что по Закону о банкротстве в публичном предложении победителем становится лицо, представившее в период его действия наибольшую цену среди всех участников, подавших свои заявки «взакрытую», публикация поданных заявок и торги на повышение с продлением периода действия публичного предложения не проводятся. Кроме того, при голландском аукционе торги проводятся в один этап, без первичных и повторных торгов только на повышение.

4. Использование открытой формы представления предложений во всех процедурах торгов – публикация сведений о размере ставок (заявок) участников в открытом доступе на сайте торгов. Текущее регулирование разрешает реализацию как путем торгов с открытой формой предложения, так и с закрытой. На практике применяется и тот, и другой способ с постепенным расширением применения открытой формы, что следует рассматривать как положительную тенденцию.

Публикация размера ставок других участников в открытом доступе на сайте торгов позволяет участникам активно бороться за интересующие их лоты посредством перебивания ставок оппонентов. Возникает реальная публичная конкуренция, которая может положительно сказаться на итоговой цене реализуемого имущества.

В таком случае несомненно потребуется введение механизма, препятствующего злоупотреблениям на торгах. Речь идет о ситуации, когда в торгах участвует лицо, единственной целью которого является завышение стоимости имущества для других участников. Такой участник, после признания его победителем, отказывается от заключения договора и теряет задаток, который в ряде случаев несоизмерим с той суммой, на которую удалось поднять стоимость продажи имущества.

Довольно эффективной мерой может стать аннулирование таких торгов и повторное проведение торгов с оставшимися участниками, без привлечения новых участников. Помимо прочего, размер задатка следует устанавливать в размере не менее 20% от начальной продажной цены.

5. Переход к продаже имущества должника на электронных торгах как к основному способу принудительной реализации. Сейчас значительная часть имущества передается на реализацию на комиссионных началах. Продажа же имущества на торгах является исключением, случаи которого поименованы в ч. 3 ст. 87 ФЗ «Об исполнительном производстве». Одним из ограничений является стоимость имущества – она должна быть более 500 000 руб.

По существу, реализация имущества на комиссионных началах в большинстве случаев не производится. Имущество формально передается на реализацию по договору между управлением Росимущества по субъекту и некоей организацией – как правило, ИП или ООО. Реально же его реализацией, как правило, никто не занимается. Имущество в лучшем случае хранится на складе у реализатора или у ответственного хранителя, а зачастую – просто у должника. Информации о таких объектах еще меньше, чем об объектах, реализуемых на торгах. С учетом того, что стоимость имущества в лучшем случае будет 85% от рыночной, говорить об эффективности реализации имущества на комиссионных началах в принципе не приходится. Вместе с тем в ряде случаев при заниженной оценке данное имущество может быть приобретено, но исключительно лицами, имеющими неофициальные связи с реализатором, и исключительно по минимальной цене. Большинство же участников гражданского оборота об имуществе, реализуемом на комиссионных началах, не знает и никогда не узнает.

В настоящее время посредством организации электронных торгов можно реализовать практически любое имущество должника, и необходимость передачи любого имущества стоимостью ниже 500000 руб. для продажи на комиссионных началах отсутствует.

Опять же, в действующем законодательстве Беларуси и Казахстана принудительная реализация имущества должника посредством торгов предусмотрена как основной способ независимо от стоимости имущества, а комиссионная продажа является исключением из правила (ст. 91 Закона Республики Беларусь «Об исполнительном производстве», п. 6–8 Правил реализации арестованного имущества, в том числе на торгах в форме электронного аукциона, утвержденных приказом Министра юстиции Республики Казахстан от 20 февраля 2015 г. № 100).

Следует установить электронные торги основным способом принудительной реализации имущества должника, а продажу на комиссионных началах сделать исключением для отдельных видов имущества (например, скоропортящегося и иного, которое нецелесообразно реализовывать на торгах).

6. Размещение на сайтах торгов более полной информации об имуществе с фотографиями и подробным описанием.

Не секрет, что в настоящее время на сайте torgi.gov.ru, на сайте ФССП, а равно на сайтах электронных площадок, где проводятся торги, размещается недостаточная информация об имуществе. В описании имущества приводится лишь его название. Фотографии в принципе отсутствуют как данность. Документы и хоть какое-то описание могут присутствовать на объекты недвижимости, в отношении иного имущества его подробные характеристики, как правило, вообще не указаны.

Представляется разумным сделать единую площадку для проведения электронных торгов в исполнительном производстве и обязать организатора торгов размещать на ней подробные сведения о реализуемом имуществе должников с фотографиями. Подробная информация и удобный сайт позволят привлечь куда больше потенциальных покупателей.

В качестве положительного примера можно привести сайт https://www.justiz-auktion.de/, на котором проводятся торги по реализации имущества должником Германии и Австрии. Впрочем, и в ближнем зарубежье созданы куда более адекватные площадки для реализации имущества должников, нежели в нашей стране:

https://e-auction.by/ – в Беларуси,

https://etp.adilet.gov.kz/trades – в Казахстане.

Читатели этой статьи могут сами оценить, насколько эти сайты более удобны и понятны (в особенности сайты Беларуси и Германии), чем наши torgi.gov.ru, https://www.rosim.ru/activities/realizationhttps://fssp. gov.ru/torgi/ и сайты электронных торговых площадок.

7. Устранение Росимущества из процедуры реализации, заключение договоров на реализацию непосредственно между ФССП и электронной торговой площадкой, ответственность конкретного судебного пристава-исполнителя за реализацию имущества по исполнительному производству. По мнению авторов статьи, участие Росимущества в процедуре реализации имущества должников не является обязательным. Функция Росимущества, по сути, сводится к передаче необходимых для реализации документов от судебного пристава-исполнителя электронной торговой площадке (либо специализированной организации, если речь идет о комиссионной продаже). Представляется возможным устранить Росимущество как звено в этой цепи с тем, чтобы судебный пристав-исполнитель передавал документы непосредственно реализатору. Эта мера ускорит проведение процедуры реализации имущества за счет сокращения звеньев цепи. Судебный пристав-исполнитель как должностное лицо арестовывает имущество, передает его на реализацию с предоставлением документов, контролирует организацию-реализатора. А организация-реализатор занимается собственно продажей (взаимодействует с потенциальными покупателями). Договор с покупателем будет заключаться организацией-реализатором как комиссионером по поручению судебного пристава-исполнителя. Деньги же будут перечисляться покупателем на депозитный счет подразделения судебных приставов. Данную процедуру можно урегулировать подзаконным актом Федеральной службы судебных приставов взамен действующего соглашения между Росимуществом и ФССП.

Опять же, в большинстве стран мира, в том числе в уже не раз упомянутых Германии, Беларуси и Казахстане, реализация имущества должника – прямая обязанность судебного пристава-исполнителя, который непосредственно взаимодействует с реализатором. Никакого промежуточного органа или организации, наподобие нашего Росимущества, не предусмотрено. На вышеприведенных сайтах указанных стран по каждому лоту вы найдете данные конкретного судебного пристава-исполнителя, ответственного за реализацию соответствующего имущества.

На сегодняшний день ни законом, ни подзаконными актами вообще не предусмотрен порядок осмотра имущества, переданного на торги, не установлена обязанность судебного пристава-исполнителя, ответственного хранителя или реализатора показывать имущество потенциальным покупателям или участникам торгов. Как следствие, отсутствует и ответственность за уклонение от предоставления имущества для осмотра.

Следует установить порядок осмотра реализуемого имущества, ввести обязанность для реализатора организовать осмотр, а для ответственного хранителя – предоставлять доступ для осмотра. Судебный пристав-исполнитель как ответственный за реализацию будет возлагать эти обязанности на реализатора и ответственного хранителя и в случае их неисполнения будет вправе сменить ответственного хранителя, а также привлечь хранителя и реализатора к административной ответственности по ч. 3 ст. 17.14 КоАП РФ. Также имеет смысл ввести общее правило: с момента начала реализации имущества передавать это имущество на ответственное хранение реализатору, если к этому нет конкретных препятствий.

8. Установление реализатору (организатору торгов) вознаграждения за успешную продажу имущества.

В настоящее время реализаторы как в случае комиссионной продажи, так и в случае торгов не заинтересованы в реализации имущества должника. Их задача – провести процедуру, а не продать имущество. Представляется, что введение вознаграждения стимулирует реализатора более качественно организовывать продажу, размещать адекватную информацию и активно взаимодействовать с потенциальными покупателями. Размер вознаграждения можно установить как фиксированный, так и в виде процента от суммы, вырученной от реализации имущества (скажем, 2%).

Это вознаграждение следует считать расходами на совершение исполнительных действий, которое будет подлежать взысканию с должника в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 110 ФЗ «Об исполнительном производстве» наряду с иными расходами.

* * *

Подводя итог, авторы считают возможным констатировать, что в исполнительном производстве назрела системная проблема с реализацией имущества должников: процедура неэффективна по причине сложности, непрозрачности, неадекватного порядка формирования продажной цены имущества. Вместе с тем данная проблема не является неразрешимой, и эффективность процедуры реализации имущества в исполнительном производстве может быть существенно повышена путем внедрения изложенных в статье предложений, большинство из которых апробировано и внедрено в российском законодательстве о банкротстве и профильном законодательстве иных стран.