20.10.2020 ВС: Правила ГК о сроке действия обеспечения применяются и к залогу, выданному третьим лицом АГ НОВОСТИ

Суд указал, что при недействительности цессии первоначальный кредитор вправе самостоятельно предъявить требование, несмотря на судебный процесс, начатый цессионарием по недействительной уступке, или стать правопреемником последнего
По мнению одного из экспертов «АГ», определение ВС будет служить ориентиром не только для судов, рассматривающих вопросы о включении требований кредиторов в реестр в связи с признанием недействительным договора цессии, но и для Агентства по страхованию вкладов как конкурсного управляющего банков в части выбора вариантов правового поведения. Другой предположил, что в рассматриваемом деле суды апелляционной и первой кассационной инстанций настолько сосредоточились на определении срока действия поручительства, что не обратили внимания на очевидно значимый факт – предъявление иска к поручителю в пределах установленного законом годичного срока. Третий отметил, что ранее ВС РФ не рассматривал аналогичные споры по вопросу прав цедента при признании недействительным договора цессии, однако аналогичную позицию уже озвучивали некоторые окружные суды.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 305-ЭС20-6652 по делу о включении задолженности перед банком в реестр требований кредиторов гражданина-банкрота, выступившего поручителем организации-заемщика.

В мае 2015 г. ООО Коммерческий банк «Финансовый стандарт» открыл возобновляемую кредитную линию с лимитом задолженности в 15 млн руб. для ООО «Ювелирная Компания «Люксория». В апреле следующего года между банком и обществом был заключен очередной договор об открытии кредитной линии с лимитом задолженности в размере 35 млн руб. Поручителем заемщика в обеих сделках стал Валерий Борисов, который во втором случае заложил свою недвижимость.

Впоследствии кредитная организация уступила права и обязанности по кредитам, а также по обеспечительным сделкам (договорам поручительства) обществам «Борис-Агро» и «ЭкспрессПроект» по договорам цессии. В рамках дела о банкротстве банка (№ А40-135644/16) договоры цессии были признаны недействительными, к ним были применены последствия недействительности сделок.

Поскольку Валерий Борисов также подвергся процедуре банкротства, банк обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о включении задолженности в размере 120 млн руб. в реестр требований кредиторов данного должника. Суд признал требование обоснованным и включил его в реестр. При этом АС г. Москвы исходил из того, что требования банка были заявлены в установленный срок (до истечения срока действия поручительства), они не оспариваются должником и финансовым управляющим. Кроме того, суд учел условия договоров поручительства, согласно которым оно действует до момента погашения обязательств основным заемщиком по кредитному договору.

В дальнейшем апелляция отменила определение первой инстанции, отказав в удовлетворении требований банка. Апелляционный суд исходил из пропуска банком срока, установленного для предъявления требований к должнику как поручителю, отметив, что на момент обращения банка в суд с заявлением поручительство и залог были прекращены. В свою очередь, окружной суд поддержал постановление апелляции.

Изучив материалы дела № А40-222136/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что права требования по обеспечительным сделкам были возвращены банку в результате двусторонней реституции, поэтому при разрешении такого спора необходимо было установить, не прекратились ли поручительство и залог на момент, когда банк предъявил свои требования к должнику. При этом поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обязательства, обеспеченного поручительством, не предъявит иск к поручителю (п. 6 ст. 367 Гражданского кодекса РФ).

Как пояснила высшая судебная инстанция, аналогичные правила о сроке действия обеспечения применяются и к залогу, выданному третьим лицом. Таким образом, отметил ВС, суды апелляционной инстанции и округа правомерно признали ошибочным вывод суда первой инстанции о том, что срок поручительства с учетом условий договоров не ограничен одним годом. В то же время суды, установив, что в течение года со дня наступления срока исполнения обязательства, обеспеченного поручительством, банк не предъявил требование к должнику, констатировали прекращение поручительства и залога на момент обращения банка в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

«Однако суды трех инстанций не приняли во внимание приводимые при рассмотрении спора доводы банка о том, что до признания договоров цессии недействительными цессионарии (общества “Борис-Агро” и “ЭкспрессПроект”) реализовали свои права, обратившись в установленный срок в суд общей юрисдикции с соответствующими исками (в том числе к должнику), по которым приняты вступившие в законную силу судебные акты (копии имеются в материалах обособленного спора) о взыскании задолженности по кредитным договорам», – отметил ВС в своем судебном акте.

Он добавил, что при недействительности цессии первоначальный кредитор (цедент) вправе выбирать между самостоятельным предъявлением требования, несмотря на судебный процесс, начатый против должника цессионарием по недействительной уступке, и вступлением в этот процесс в качестве правопреемника такого цессионария. «Первый вариант может быть обусловлен совершением цессионарием процессуальных действий (например, отказ от иска), противоречащих интересам цедента, а второй позволяет избежать кредитору пропуск срока исковой давности по требованию. В данном случае, воспользовавшись правом выбора, банк вступил в инициированный цессионариями процесс взыскания задолженности с должника, что само по себе не влечет изменения объема ответственности по спорным обязательствам и не влияет на права последнего, учитывая его нахождение в просрочке. Иной подход ведет к освобождению должника от исполнения обязательств перед банком в отсутствие законных оснований», – подчеркнула высшая судебная инстанция.

Таким образом, ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы, которому предстоит проверить, имело ли место погашение должником обязательств в пользу обществ «Борис-Агро» и «ЭкспрессПроект».

Комментируя определение, адвокат КА «ЮрПрофи» Илья Лясковский отметил, что в рассматриваемом деле суды апелляционной и первой кассационной инстанций, по всей видимости, настолько сосредоточились на определении срока действия поручительства, что не обратили внимания на очевидно значимый факт – предъявление иска к поручителю в пределах установленного законом годичного срока. «В судебных актах Девятого арбитражного апелляционного суда и Арбитражного суда Московского округа по этому спору этот факт вообще не упомянут», – подчеркнул он.

По мнению эксперта, допущенная нижестоящими арбитражными судами ошибка представляется очевидной: требования к поручителю были предъявлены в надлежащий срок цессионариями ‒ лицами, которые на тот момент должны были считаться надлежащими кредиторами этого поручителя. «Когда, в результате признания недействительными договоров цессии между банком и цессионариями, выяснилось, что последние не являются надлежащими истцами, суды общей юрисдикции заменили их на первоначального кредитора – банк. Вследствие этого, в полном соответствии с ч. 3 ст. 48 АПК РФ, следует считать, что банк в лице своего правопредшественника своевременно предъявил иски к поручителям», – пояснил Илья Лясковский.

Он добавил, что к аналогичному выводу приведет и толкование норм о сроке действия поручительства. «Устанавливая годичный срок действия поручительства, относительно которого стороны не предусмотрели иной срок в договоре, законодатель внес ясность в правоотношения кредитора и поручителя, стремясь не допустить длительного и неопределенного “подвешенного” состояния поручителя. В данном деле никакой неопределенности взаимного положения сторон не было – к поручителю был предъявлен иск именно по требованиям, вытекающим из договоров поручительства. То обстоятельство, что первоначальный истец впоследствии оказался ненадлежащим, не могло оказать какого-либо влияния на сам факт своевременного предъявления требований», – резюмировал адвокат.

По мнению юриста банкротного направления юридической фирмы VEGAS LEX Станислава Шибулкина, Верховный Суд в очередной раз указал нижестоящим инстанциям более тщательно относиться к вопросам рассмотрения требований кредиторов и учитывать все обстоятельства спора. «Так, ВС РФ указал, что необходимо оценивать обязательственные отношения не только между первоначальным кредитором и должником, но и цессионарием (новым кредитором) и должником. Кроме того, если договор цессии был признан недействительным, существует несколько возможностей защиты своих прав первоначальным кредитором: самостоятельное предъявление требования и вступление в процесс в качестве правопреемника такого цессионария», – отметил он.

По словам эксперта, нижестоящие суды при рассмотрении настоящего спора данные обстоятельства не учли, что привело к нарушению прав банка. «Кроме того, стоит отметить, что случаи признания недействительными договоров цессий в рамках дел о банкротстве банков весьма распространены. Такое определение ВС будет служить ориентиром не только для судов, рассматривающих требования о включении в реестр требований кредиторов в связи с признанием недействительным договора цессии, но и для Агентства по страхованию вкладов как конкурсного управляющего банка в части выбора вариантов правового поведения, на которые указал Верховный Суд», – заключил Станислав Шибулкин.

Адвокат практики разрешения споров юридической фирмы «Инфралекс» Михаил Гусев назвал обоснованной позицию ВС РФ, который поддержал первоначального кредитора в ситуации признания недействительным договора цессии, а также учитывает разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017 г. № 54. «В рассматриваемом споре Судебная коллегия Верховного Суда РФ в очередной раз подчеркнула важность исследования судами всех обстоятельств, которые касаются конкретного рассматриваемого спора, необходимость ухода от формальной оценки доводов лиц, участвующих в деле», – отметил он.

Как сообщил эксперт, ранее Верховный Суд РФ не рассматривал аналогичные споры по вопросу прав цедента при признании недействительным договора цессии, однако аналогичную позицию уже озвучивали суды кассационной инстанции (например, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22 января 2020 г. № Ф04-5801/2017 по делу № А81-1034/2017).