20.10.2020 Споры об оплате дополнительных работ АГ

Материал выпуска № 20 (325) 16-31 октября 2020 года.

Автор рассматривает вопросы, связанные с выполнением и оплатой дополнительных работ, необходимость выполнения которых обнаружена подрядчиком при строительстве объектов по договорам подряда и государственным контрактам, анализирует судебную практику, дает рекомендации по доказыванию.

Вопросы, связанные с выполнением и оплатой дополнительных работ, необходимость выполнения которых обнаружена подрядчиком при строительстве объектов по договорам подряда и государственным контрактам, не теряют своей актуальности на протяжении многих лет, подтверждением чего являются многочисленные судебные споры и наличие позиций высших судебных инстанций по ряду ключевых аспектов данной темы.

Понятие дополнительных работ

Суды сходятся во мнении, что по смыслу ст. 743 ГК РФ дополнительными работами могут быть признаны работы, обладающие следующими признаками1:

  • они не были учтены в технической документации;
  • необходимость их проведения обнаружена подрядчиком в ходе строительства;
  • без проведения данных работ продолжение строительства невозможно.

Аналогичную позицию выразил Верховный Суд РФ в отношении дополнительных работ, связанных с исполнением государственных контрактов, в частности, в п. 12 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденного Президиумом ВС РФ 28 июня 2017 г. (далее – Обзор ВС).

Сформулированные судами признаки дополнительных работ определяют круг обстоятельств, подлежащих доказыванию с целью взыскания их стоимости. При этом, как отмечают суды, бремя доказывания правомерности отнесения работ к категории дополнительных в силу ст. 65 АПК Р Ф возлагается на подрядчика2.

Названные признаки дополнительных работ позволяют сделать вывод, что если какие-либо работы были предусмотрены первоначальной проектной, рабочей, сметной документацией, то такие работы не могут считаться дополнительными. В связи с этим как подрядчику, так и заказчику крайне важно внимательно изучать данные документы, чтобы избежать, например, споров о том, учтены ли конкретные работы в согласованной сторонами смете3.

В некоторых случаях суды, рассматривая подрядчика как профессионального участника в сфере строительства, отказывают во взыскании стоимости дополнительных работ, даже если такие работы не были предусмотрены в проектной и сметной документации, но подрядчик мог предположить необходимость их выполнения, однако не заявил об этом при заключении контракта или ознакомлении с указанной документацией4. Во избежание такого исхода спора подрядчику следует подготовить доказательства того, что необходимость выполнения дополнительных работ не могла быть выявлена им при ознакомлении с проектной или рабочей документацией, либо заявить заказчику о потребности их выполнения незамедлительно, если такая необходимость следует из содержания указанной документации.

Разграничение понятий самостоятельных и дополнительных работ

Этот вопрос существенным образом влияет на оценку судами требований о взыскании стоимости работ, которые истец квалифицировал как дополнительные. Суды отмечают следующее: «Работы считаются дополнительными только в том случае, если они выполнены в рамках заключенного договора подряда и относятся к нему непосредственно (здесь и далее выделено мной. – Прим. авт.), так как возможна ситуация, когда между заказчиком и подрядчиком заключен договор строительного подряда, и подрядчик выполнил работы – как предусмотренные договором, так и иные работы, не включенные в договор (соответственно, не учтенные технической документацией и сметой). При этом данные работы являются самостоятельными по отношению к работам, на выполнение которых стороны заключили договор подряда»5.

Таким образом, если выполненные подрядчиком работы носят самостоятельный по отношению к предмету заключенного сторонами договора характер и отсутствуют доказательства того, что без их выполнения невозможно достичь предусмотренного договором результата, то такие работы не могут быть квалифицированы как дополнительные6.

Рекомендации подрядчику по доказыванию

Первое, что необходимо сделать подрядчику при выявлении дополнительных работ, – оповестить об этом заказчика, приостановить выполнение работ до получения указаний от заказчика (п. 3 и 4 ст. 743 ГК РФ). Без осуществления этих действий подрядчик, попытавшийся добиться заключения дополнительного соглашения, но не достигший этого результата, будет лишен права требовать оплаты дополнительных работ.

Еще меньше шансов взыскать стоимость дополнительных работ в отсутствие дополнительного соглашения в случае, если сторонами заключен государственный контракт. При рассмотрении требований подрядчиков о взыскании с государственного заказчика стоимости дополнительных работ суды отказывают в их удовлетворении, ссылаясь на позиции Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ в отношении недопустимости оплаты работ, выполненных в отсутствие государственного контракта7.

Так, в постановлении Президиума ВАС РФ от 4 июня 2013 г. № 37/13 по делу № А23–584/2011 суд отметил: «Взыскание неосновательного обогащения за фактически выполненные при отсутствии государственного (муниципального) контракта работы открывало бы возможность для недобросовестных исполнителей работ и государственных (муниципальных) заказчиков приобретать незаконные имущественные выгоды в обход Закона № 94-ФЗ. Между тем никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения».

Приведенная позиция нашла продолжение и в других актах высшей судебной инстанции, например, в постановлении Президиума ВАС РФ от 28 мая 2013 г. № 18045/12 по делу № А40–37822/12–55–344, Обзоре судебной практики ВС РФ № 3, утвержденном Президиумом ВС РФ 25 ноября 2015 г., определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26 января 2016 г. № 303-ЭС15–13256 по делу № А51–38337/2013. В п. 20 Обзора ВС РФ указано, что поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд в отсутствие государственного или муниципального контракта не порождает у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления.

Вместе с тем, несмотря на однозначность позиции высшей судебной инстанции в отношении оплаты дополнительных работ, выполненных без заключения соглашения, определяющего их виды, объем и стоимость, суд все-таки допускает возможность взыскания стоимости таких работ при определенных условиях.

Так, в п. 12 Обзора ВС РФ разъяснено, что в случае, когда заказчик согласовал действия по проведению дополнительных работ, необходимых для завершения технологического цикла и обеспечения годности и прочности их результата, последующий отказ в оплате дополнительных работ создавал бы возможности для извлечения им преимуществ из его недобросовестного поведения, что противоречит п. 4 ст. 1 ГК РФ.

Цена договора. Важным аспектом, определяющим подход суда к рассмотрению требования о взыскании стоимости дополнительных работ, является выяснение того, какая цена была согласована сторонами в договоре подряда.

В п. 4 ст. 709 ГК РФ предусмотрено, что цена работы (смета) может быть приблизительной или твердой. При отсутствии других указаний в договоре подряда цена работы считается твердой.

При этом в отношении твердой цены законодатель указал в п. 6 ст. 709 ГК РФ, что подрядчик не вправе требовать увеличения твердой цены, в том числе в случае, когда в момент заключения договора подряда исключалась возможность предусмотреть полный объем подлежащих выполнению работ или необходимых для этого расходов.

Учитывая данный подход законодателя, в большинстве ситуаций суды отказывают во взыскании стоимости дополнительных работ, выполненных подрядчиком в отсутствие заключенного сторонами соглашения в отношении таких работ, если цена договора подряда является твердой.

Условия, при которых дополнительные работы, выполненные в отсутствие соглашения сторон, все-таки подлежат оплате: (i) выполнение работ согласовано заказчиком (далее рассмотрим, что может служить доказательством такого согласования); (ii) дополнительные работы необходимы для обеспечения годности и прочности результата работ, и без их выполнения подрядчик не мог приступать к другим работам, или продолжать уже начатые, либо ввести объект в эксплуатацию и достичь предусмотренного контрактом результата8; (iii) дополнительные работы не могли быть выполнены иным лицом без увеличения стоимости9; (iv) выполненные работы не являются самостоятельными по отношению к заключенному контракту10.

Доказательства согласования заказчиком выполнения дополнительных работ. Наибольшую сложность для доказывания представляет собой первое условие (наличие согласия заказчика на выполнение дополнительных работ), если сторонами не подписано дополнительное соглашение к контракту. Соответствие дополнительных работ условиям, описанным в подп. (ii)–(iv), в большинстве случаев доказывается посредством проведения строительно-технической экспертизы, в рамках которой определяется в том числе стоимость выполненных работ. Основываясь на данной стоимости, подрядчику уже легче обосновать, что дополнительные работы не могли быть выполнены иным лицом без увеличения цены контракта.

Прежде всего необходимо отметить, что согласование дополнительных работ подразумевает согласование их видов и объемов как существенных условий договора подряда, определяющих его предмет. Некоторые суды указывают на то, что согласование дополнительных работ включает в себя также согласование их стоимости11.

Доказательством факта согласования заказчиком дополнительных работ могут служить подписанные сторонами протоколы, акты о необходимости выполнения дополнительных работ, согласованная заказчиком техническая документация (проектная, рабочая документация), письма заказчика, содержащие поручение выполнить дополнительные работы определенного вида и объема, подписанные сторонами сметы на выполнение дополнительного объема работ12.

Следует отдельно остановиться на таком доказательстве, как подписанные заказчиком акты приемки выполненных работ, отражающие дополнительные работы. Суды в большинстве случаев не признают данные документы доказательством согласования со стороны заказчика объемов и стоимости дополнительных работ в отсутствие документов, подтверждающих получение подрядчиком предварительного согласования заказчика13. Однако акты приемки выполненных работ – при отсутствии обоснованных претензий заказчика к качеству и объемам работ – могут служить одним из доказательств наличия потребительской ценности данных работ для заказчика, что также учитывается судами при рассмотрении спора. При этом важно, чтобы данные акты были подписаны уполномоченным лицом и составлены по форме, предусмотренной контрактом (если таковая существует)14.

Кроме того, подрядчик обязан уведомлять заказчика о необходимости выполнения дополнительных работ и приостанавливать соответствующие работы при неполучении от заказчика ответа на свое сообщение в течение десяти дней, если законом или договором не предусмотрен иной срок (п. 3 ст. 743 ГК РФ). Невыполнение данного требования зачастую влечет отказ суда в удовлетворении иска подрядчика о взыскании стоимости дополнительных работ15.

Отметим также, что сколь убедительными ни были бы доказательства согласования заказчиком дополнительных работ, суды отказывают во взыскании суммы в размере, превышающем 10% от цены государственного контракта16.

Все приведенные рекомендации по обоснованию требования о взыскании стоимости дополнительных работ по государственному контракту применимы и к работам, выполненным в связи с исполнением договора, однако существенное отличие заключается в том, что законодательство и судебная практика не ограничивают стороны в возможности согласовать дополнительные работы, стоимость которых превышает 10% от первоначальной цены договора17.

Мы рассмотрели, как следует действовать подрядчику и какие подготовить доказательства в целях взыскания стоимости дополнительных работ в случае, когда заказчик недобросовестно уклоняется от подписания дополнительного соглашения и оплаты работ.

Рекомендации заказчику

Остановимся теперь на некоторых рекомендациях, которые могут помочь в защите интересов заказчика от недобросовестных попыток подрядчика взыскать стоимость дополнительных работ, выполненных им без надлежащего согласования со стороны заказчика. Прежде всего можно порекомендовать включить в договор положения, регулирующие следующие вопросы:

  • виды затрат, которые включает в себя цена договора (перечень таких затрат должен быть максимально полным и всеобъемлющим);
  • виды работ и объемы работ, которые могут быть признаны дополнительными (указанное позволит ограничить подрядчика в попытках «навязать» заказчику необязательные дополнительные работы);
  • процедура согласования видов, объемов и стоимости дополнительных работ с заказчиком (основываясь на данных положениях, заказчику будет легче обосновать, например, то, что письма, которыми стороны обмениваются в рабочем порядке, не могут служить основанием для признания дополнительных работ согласованными заказчиком);
  • порядок определения стоимости дополнительных работ (в отсутствие договорных положений, регулирующих данный вопрос, стоимость работ чаще всего определяется экспертом на основании нормативных расценок, которые могут не соответствовать рыночным ценам);
  • требования к порядку предъявления подрядчиком актов приемки выполненных работ и к форме акта (указанное позволит исключить ситуацию, когда подписанный на строительной площадке «рабочий» акт может быть использован в качестве доказательства приемки заказчиком выполненных дополнительных работ без замечаний).

Помимо перечисленного заказчику следует внимательно анализировать предоставляемые подрядчиком акты о приемке выполненных работ и отказывать в приемке работ, не предусмотренных проектной и рабочей документацией, стоимость которых не соответствует сметам, согласованным в рамках договора подряда.

При этом как подрядчику, так и заказчику необходимо помнить, что суды оценивают также аспект добросовестности в поведении сторон договора, поэтому злоупотребление правом может стать причиной отказа суда в защите (п. 4 ст. 1, п. 2 ст. 10 ГК РФ).


1 Постановления Арбитражного суда Дальневосточного округа от 28 мая 2019 г. по делу № А59-1745/2018, от 2 июля 2018 г. по делу № А24-5157/2017, от 6 февраля 2018 г. по делу № А73-5222/2017, Арбитражного суда Московского округа от 8 июля 2019 г. по делу № А40-182676/2018, Арбитражного суда Уральского округа от 1 августа 2019 г. по делу № А60-63204/2018.

2 Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 2 июля 2018 г. по делу № А24-5157/2017 (Определением Верховного Суда РФ от 2 ноября 2018 г. № 303-ЭС18-17744 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ).

3 См., например, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 5 декабря 2019 г. по делу № А65-1083/2019 (Определением Верховного Суда РФ от 23 января 2020 г. № 306-ЭС19-27087 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ).

4 См., например, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 12 сентября 2019 г. по делу № А56-92755/2016.

5 См., например, постановления Арбитражного суда Дальневосточного округа от 2 июля 2018 г. по делу № А24-5157/2017, от 19 июня 2018 г. по делу № А73-13350/2017, Арбитражного суда Уральского округа от 2 июля 2019 г. по делу № А34-12286/2017, Арбитражного суда Московского округа от 2 марта 2018 г. по делу № А40-82727/2017.

6 В данной статье не рассматриваются случаи, когда подрядчиком выполняются работы, изначально предусмотренные проектной документацией, но намеренно исключенные сторонами договора подряда из предмета договора с этим подрядчиком, поскольку такие работы не являются дополнительными в отношении предусмотренных договором объемов работ по смыслу п. 3 и 4 ст. 743 ГК РФ, но являются самостоятельными по отношению к предмету данного договора.

7 Постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 апреля 2018 г. по делу № А11-6862/2017, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18 июня 2020 по делу № А46-15001/2019, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27 декабря 2019 г. по делу № А81-631/2019, Арбитражного суда Московского округа от 3 июля 2020 г. по делу № А41-95103/2019.

8 Пункт 12 Обзора ВС, постановления Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19 декабря 2019 г. по делу № А33-9655/2019, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 1 июня 2020 г. по делу № А51-23510/2019, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 9 января 2020 г. по делу № А75-8817/2017, Арбитражного суда Московского округа от 29 июля 2020 г. по делу № А41-59081/2019.

9 Пункт 12 Обзора ВС, определение Верховного Суда РФ от 23 ноября 2018 г. № 303-ЭС18-18889 по делу № А51-20390/2017, постановление Арбитражного суда Московского округа от 29 июля 2020 г. по делу № А41-59081/2019.

10 Пункт 12 Обзора ВС, постановления Арбитражного суда Дальневосточного округа от 20 февраля 2018 г. по делу № А59-1211/2017, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 9 декабря 2019 г. по делу № А75-20019/2018, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 февраля 2020 г. по делу № А56-160888/2018.

11 См., например, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 1 августа 2019 г. по делу № А60-63204/2018 (определением Верховного Суда РФ от 19 ноября 2019 г. № 309-ЭС19-20872 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ), постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29 июня 2020 г. по делу № А41-52913/2019.

12 Постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 5 июня 2018 г. по делу № А43-35525/2016 (определением Верховного Суда РФ от 4 октября 2018 г. № 301-КГ18-14986 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ), Десятого арбитражного апелляционного суда от 29 июня 2020 г. по делу № А41-52913/2019, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 1 июня 2020 г. по делу № А51-23510/2019, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 16 сентября 2019 г. по делу № А51-4062/2019.

13 См., например, Постановления Арбитражного суда Уральского округа от 1 августа 2019 г. по делу № А60-63204/2018 (определением Верховного Суда РФ от 19 ноября 2019 г. № 309-ЭС19-20872 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ), Арбитражного суда Поволжского округа от 5 декабря 2019 г. по делу № А65-1083/2019 (определением Верховного Суда РФ от 23 января 2020 г. № 306-ЭС19-27087 отказано в передаче кассационной жалобы в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ).

14 Постановления Арбитражного суда Уральского округа от 1 августа 2019 г. по делу № А60-63204/2018 (определением Верховного Суда РФ от 19 ноября 2019 г. № 309-ЭС19-20872 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ), постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 февраля 2020 г. по делу № А41-100738/2018 (определением Верховного Суда РФ от 11 июня 2020 г. № 305-ЭС20-7547 отказано в передаче кассационной жалобы в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ).

15 См., например, определение Верховного Суда РФ от 19 ноября 2019 г. № 309-ЭС19-20872 по делу № А60-63204/2018, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29 июня 2020 г. по делу № А41-52913/2019.

16 Пункт 12 Обзора ВС, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29 июня 2020 г. по делу № А41-52913/2019.

17 См., например, постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 февраля 2020 г. по делу № А41-100738/2018 (определением Верховного Суда РФ от 11 июня 2020 г. № 305-ЭС20-7547 отказано в передаче кассационной жалобы в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ), определение Верховного Суда РФ от 19 ноября 2019 г. № 309-ЭС19-20872 по делу № А60-63204/2018, постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 декабря 2019 г. по делу № А40-62350/2019 (определением Верховного Суда РФ от 2 апреля 2020 г. № 305-ЭС20-3553 отказано в передаче кассационной жалобы в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ).