21.01.2021 ВС: что делать дольщику, если застройщик стал банкротом, а жилье зарегистрировано за другими лицами? АГ НОВОСТИ

Как пояснил Суд, взыскание с руководителя должника в пользу дольщика убытков, причиненных преступлением, не освобождает застройщика от исполнения обязательств по ДДУ, так как не доказано полное возмещение понесенного ущерба

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 301-ЭС20-11581 по делу о включении в реестр требований кредиторов застройщика-банкрота требования о передаче двух квартир участнику ДДУ, в пользу которого ранее взыскали ущерб от преступления, совершенного руководителем должника.

В апреле 2015 г. ООО «Кратонстрой» заключило ДДУ с Родионом Кондратьевым, по условиям которого застройщик обязался передать однокомнатную и трехкомнатную квартиры дольщику, а последний – оплатить их стоимость в размере 4,6 млн руб.

Впоследствии стороны заключили договор уступки права требования (цессии), передав право требования задолженности руководителя должника в лице Алексея Казакова по договору займа на сумму в 4,25 млн руб. перед Родионом Кондратьевым самому застройщику. За уступленное право общество «Кратонстрой» обязалось передать две квартиры цеденту, который внес недостающие 350 тыс. руб. в кассу должника.

В августе 2017 г. вступившим в законную силу решением суд обязал произвести госрегистрацию спорного ДДУ, однако Росреестр приостановил регистрацию по причине изменения проектной документации дома и установления факта регистрации прав на спорные помещения за иными лицами. В связи с этим Родион Кондратьев безуспешно пытался оспорить в судебном порядке ДДУ, заключенные застройщиком с вышеуказанными лицами. В дальнейшем суд в рамках гражданского иска взыскал с Алексея Казакова в пользу Кондратьева 4,6 млн руб. в счет возмещения ущерба, причиненного мошенничеством.

В рамках дела о банкротстве общества «Кратонстрой» Родион Кондратьев обратился в суд с заявлением о включении требования о передаче двух квартир (однокомнатной и трехкомнатной) и неустойки в размере 2,1 млн руб. в реестр требований кредиторов должника. Три судебные инстанции отказали ему, сославшись на наличие правовых притязаний на спорные квартиры за иными лицами, а также факт взыскания с Алексея Казакова уплаченной заявителем по ДДУ стоимости жилья в рамках уголовного дела о мошенничестве. Таким образом, суды сочли, что у Родиона Кондратьева отсутствуют право на спорные квартиры и, следовательно, право требования с должника неустойки за нарушение сроков их передачи.

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд Родион Кондратьев сослался на существенные нарушения нижестоящими инстанциями норм права.

Изучив материалы дела № А79-14184/2017, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила, что статус участника строительства многоквартирного дома в случае несостоятельности застройщика гарантирует приоритетное удовлетворение требований по отношению к другим кредиторам, а также возможность участия в принятии решений (в том числе в отношении объекта незавершенного строительства, создания жилищно-строительного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива).

В свою очередь, для признания лица, обратившегося с требованием о включении в реестр требований о передаче жилых помещений, участником строительства необходим ряд условий. Среди них: наличие связывающего с застройщиком-должником договорного обязательства о передаче квартиры в будущем (прав на нее) и фактическая передача застройщику денег и (или) иного имущества в целях строительства многоквартирного дома.

Как пояснил ВС, в рассматриваемом деле суду достаточно было проверить наличие формальных оснований на момент обращения кредитора с соответствующим заявлением, включая установление размера предоставленного им по сделке исполнения. «Вопрос о возможности фактического исполнения застройщиком обязательства по передаче жилого помещения (ст. 201.11 Закона о банкротстве) на этой стадии разрешению не подлежит. При этом правопритязание нескольких лиц в отношении одного и того же объекта недвижимости само по себе не препятствует включению их требований о передаче жилого помещения в реестр требований кредиторов в случае, если таковые обоснованы и подтверждены надлежащими доказательствами. Обращаясь с настоящим требованием в арбитражный суд, Родион Кондратьев представил заключенный с должником договор участия в долевом строительстве, а также документы, подтверждающие оплату по договору (договор уступки и квитанцию к приходному кассовому ордеру)», – отмечено в определении.

Высшая судебная инстанция добавила, что права на жилые помещения, являющиеся предметом заключенного между должником и Кондратьевым договора, в результате незаконных действий директора должника были переданы иным лицам. После цепочки уступок конечными приобретателями являются И. (однокомнатная квартира) и М. (трехкомнатная квартира), а уступка прав требований зарегистрирована в установленном порядке.

«Однако присуждение к взысканию с Алексея Казакова в пользу Родиона Кондратьева убытков, причиненных преступлением, не освобождает должника от исполнения принятых на себя по договору гражданско-правовых обязательств, учитывая, что доказательств полного возмещения ущерба не представлено. Равным образом отсутствие регистрации договора долевого строительства не лишает добросовестного участника строительства, оплатившего жилое помещение, права требования к застройщику. Как пояснил в судебном заседании представитель Родиона Кондратьева, до настоящего времени спорный многоквартирный дом в эксплуатацию не введен, расчеты с кредиторами третьей очереди не производились. Уклонившись от проверки обоснованности заявленного Кондратьевым требования, суды тем самым лишили последнего статуса участника строительства без должных к тому оснований», – заключил ВС, отменив судебные акты нижестоящих судов и вернув дело в первую инстанцию.

Арбитражный управляющий СРО АУ «СЕМТЭК» Сергей Домнин полагает, что Судебная коллегия по экономическим спорам заняла позицию в пользу физического лица, заключившего ДДУ с застройщиком и оплатившего его, учитывая социальную значимость защиты прав пострадавших дольщиков. «Такой подход в общем и целом следует признать логическим продолжением практики судов общей юрисдикции, в массовом порядке выносящих решения о признании права собственности на квартиры за дольщиками в тех ситуациях, когда по каким-либо причинам (чаще всего связанным с проблемами с разрешительной документацией) органы Росреестра отказывают в такой регистрации», – отметил он.

Однако эксперт усомнился в корректности правового обоснования, сделанного Коллегией. «В частности, речь идет об указании на то, что при рассмотрении требования дольщика о включении в реестр суду необходимо лишь по формальным признакам проверять факт заключения договора долевого участия и его оплаты, а наличие или отсутствие регистрации договора не имеет значения. Это не только отчасти нивелирует институт государственной регистрации ДДУ при признании застройщика банкротом, но с учетом проблемности и специфики таких процедур банкротства может породить проблемы при противодействии недобросовестным должникам-застройщикам (их контролирующим лицам), которые могут использовать такой минимальный комплект документов для включения реально не существующих требований подконтрольных лиц в реестр требований кредиторов. Более правильным представлялся бы подход, когда суду следовало бы давать оценку фактическим обстоятельствам, в каждом конкретном случае устанавливать причины, по которым не был зарегистрирован договор, добросовестность дольщика, предъявляющего требования, и тому подобное», – подчеркнул Сергей Домнин.

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев считает, что рассматриваемое определение Верховного Суда, безусловно, положительным образом скажется на уже имеющейся судебной практике разрешения споров по проблемным вопросам, связанным с защитой прав дольщиков, поскольку ВС дополнительно разъяснил, что для признания лица, обратившегося с требованием о включении в реестр требований о передаче жилых помещений, участником ДДУ необходимо соблюдение определенных условий.

«Однако отдельный интерес здесь все-таки представляет юридическая судьба ДДУ Родиона Кондратьева – является ли он прекращенным или недействительным с учетом тех событий, которые происходили уже после его заключения, а также с учетом наличия правопритязаний иных лиц на те же объекты недвижимого имущества. К сожалению, в рассматриваемом определении ВС РФ не дает оценку данным обстоятельствам. Полагаю, что если ДДУ, заключенный с Кондратьевым, не прекратил свое действие и соответствует всем необходимым критериям, ущерб гражданину не возмещен, то с большой долей вероятности суды нижестоящих инстанций при полном выяснении всех юридически значимых обстоятельств дела признают требования заявителя обоснованными и включат их в реестр», – предположил эксперт.

Зинаида Павлова