21.04.2021 ВС пояснил, как правильно уточнять налоговую базу по налогу на прибыль за прошлые периоды АГ НОВОСТИ

Возможность перерасчета налоговой базы не зависит от получения налогоплательщиком прибыли в периоде возникновения искажения и не обусловливается излишней уплатой налога исключительно в этот период

12 апреля Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 306-ЭС20-20307 по делу № А72-18565/2019, в котором прояснила вопрос корректировки налоговой базы по налогу на прибыль на выявленные ошибки прошлых налоговых периодов.

В декларации по налогу на прибыль за 2018 г. ООО «Евроизол» заявило расходы на 99 тыс. руб., отразив их как корректировку налоговой базы на выявленные ошибки (искажения), относящиеся к прошлым налоговым периодам, которые привели к излишней уплате налога. Данная сумма расходов являлась безнадежной к взысканию суммой задолженности перед налогоплательщиком со стороны общества «ТД Порфирит-Урал», сведения о котором были исключены из ЕГРЮЛ в 2016 г.

По результатам камеральной проверки уточненной налоговой декларации ИФНС России по Засвияжскому району г. Ульяновска отказалась привлекать общество к ответственности за совершение налогового правонарушения, доначислив ему недоимку по налогу на прибыль почти на 20 тыс. руб. Основанием для отказа в признании рассматриваемой суммы затрат в 2018 г. и доначисления налога послужил вывод налогового органа о том, что безнадежную к взысканию задолженность следовало списать еще в 2016 г. при ликвидации контрагента и учесть ее в том же налоговом периоде для целей налогообложения. Поэтому, заключили налоговики, неправомерно отражение этой суммы в налоговой декларации за 2018 г. Впоследствии региональное УФНС России поддержало решение инспекции.

Налогоплательщик оспорил решение ИФНС в арбитражном суде, который удовлетворил его заявление. Первая инстанция сочла, что в силу п. 1 ст. 54 НК РФ общество было вправе учесть в 2018 г. расходы, относящиеся по периоду своего возникновения к 2016 г., поскольку допущенная ошибка (искажение) в определении периода учета расходов не привела к неуплате налога и не имела негативных последствий для казны.

В дальнейшем апелляция отменила это решение и отказала в удовлетворении требований общества. Вторая инстанция указала на отсутствие всей совокупности условий, предусмотренных п. 1 ст. 54 НК, при которой расходы, не учтенные в предыдущих налоговых периодах, могут быть учтены при исчислении налога на прибыль за текущий период. По мнению апелляционного суда, в рассматриваемом случае не было выполнено условие об излишней уплате налога за 2016 г., поскольку в указанном налоговом периоде общество понесло убыток свыше 20 млн руб. и не уплачивало в бюджет налог в связи с отсутствием прибыли. Окружной суд поддержал постановление апелляции.

В кассационной жалобе в Верховный Суд общество сослалось на существенные нарушения норм материального права судами апелляционной и кассационной инстанций.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что по общему правилу, установленному в абз. 2 п. 1 ст. 54 НК, ошибки (искажения) в исчислении налоговой базы, относящиеся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, исправляются за период, в котором они были совершены. Согласно п. 1 ст. 81 НК при обнаружении налогоплательщиком в поданной им в инспекцию декларации недостоверных сведений, а также ошибок, не приводящих к занижению суммы уплачиваемого налога, он вправе внести необходимые изменения в данный документ и представить уточненную налоговую декларацию.

С 1 января 2009 г., отметил Суд, в абз. 3 п. 1 ст. 54 НК РФ закреплено право налогоплательщика произвести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый (отчетный) период, в котором ошибки (искажения) были выявлены, если они привели к излишней уплате налога. Из содержания пояснительной записки к проекту этих поправок следовало, что они направлены на совершенствование регулирования отдельных вопросов налогового администрирования касательно регламентации контрольных полномочий налоговых органов. Соответственно, пояснил ВС, правила перерасчета налоговой базы в периоде выявления ошибки (искажения) должны толковаться и применяться таким образом, чтобы исключать формальное возникновение недоимок при отсутствии неблагоприятных материальных последствий для государства в результате допущенных при исчислении налогов ошибок.

Они также должны обеспечить уменьшение административного бремени, возлагаемого на налогоплательщиков в связи с устранением таких ошибок (искажений), и эффективность работы налоговых органов, поскольку необходимость подачи уточненных деклараций по каждому факту исправления в соответствии с ранее действовавшим регулированием влекла бы за собой проведение отдельных камеральных налоговых проверок в каждом из этих случаев. При этом судебная практика исходит из правомерности перерасчета в текущем налоговом периоде налоговой базы, если ранее допущенные ошибки не имеют негативных последствий для казны. Исправление их не посредством подачи уточненной декларации за предыдущий налоговый период, а путем отражения исправленных сведений в текущей налоговой декларации также допускается судами.

Верховный Суд добавил, что вопреки выводам апелляции и кассации возможность перерасчета налоговой базы не ограничивается только случаями получения налогоплательщиком положительного финансового результата в периоде возникновения ошибки и не обусловливается излишней уплатой налога исключительно в этот период, поскольку такие ограничения не вытекают ни из буквального содержания абз. 3 п. 1 ст. 54 НК, ни из телеологического толкования этой нормы.

Со ссылкой на Постановление Президиума ВАС РФ от 16 ноября 2004 г. № 6045/04 Суд пояснил, что невключение расходов в налогооблагаемую базу в периоде, в котором они возникли, могло привести в этом периоде либо к завышению налогооблагаемой прибыли и переплате налога на прибыль, либо к занижению убытка. В первом случае неправильный учет повлек бы излишнюю уплату налога, что компенсирует занижение налога в следующем периоде, во втором – увеличилась бы сумма убытка, на которую в силу права налогоплательщиков на перенос накопленного убытка уменьшалась бы налогооблагаемая прибыль последующих налоговых периодов.

«Следовательно, вне зависимости от финансового результата деятельности налогоплательщика (прибыль или убыток), полученного в периоде возникновения ошибки (искажения), для целей применения абз. 3 п. 1 ст. 54 Налогового кодекса значение имеет влияние допущенной ошибки (искажения) на состояние расчетов с бюджетом в этом и (или) последующих периодах – до периода, в котором налогоплательщиком заявлен перерасчет. В данном случае, как указывалось налогоплательщиком и не опровергнуто налоговым органом при рассмотрении дела в судах трех инстанций, увеличение убытка за 2016 г. (208 430 096 руб.) на сумму вновь выявленных расходов (99 458 руб.) не могло привести к неуплате налога за названный налоговый период, и с учетом установленного ст. 283 Налогового кодекса права налогоплательщика на перенос накопленного убытка должно повлечь за собой излишнюю уплату налога в 2017–2018 гг., что свидетельствует о соблюдении налогоплательщиком условий, указанных в абз. 3 п. 1 ст. 54 Налогового кодекса», – отмечено в определении.

Экономколлегия добавила, что налоговым органом в нарушение ч. 5 ст. 200 АПК РФ не доказано наличие у общества по итогам 2016–2017 гг. неуплаченных сумм налога на прибыль. В ходе судопроизводства по делу ИФНС также не оспаривалось соблюдение обществом положений п. 2.1 ст. 283 Налогового кодекса, ограничивающих с 1 января 2017 г. по 31 декабря 2021 г. предельный объем переносимого убытка (не более 50% налоговой базы). Доказательства, которые бы позволяли утверждать о нарушении нормы в связи с включением в налоговую базу 2018 г. расходов, ошибочно неучтенных в предшествующих налоговых периодах, в материалах дела также отсутствуют. Таким образом, ВС отменил судебные акты апелляции и кассации, оставив в силе решение первой инстанции.

Старший партнер юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин позитивно оценил позицию Верховного Суда. По его словам, только такой подход позволяет установить размер действительных налоговых обязательств налогоплательщика. «Поскольку спор связан с исчислением налога на прибыль организаций, размер которого должен определяться экономически, исходя из финансового результата, с учетом реального дохода и реальных затрат налогоплательщика, искусственная корректировка экономических показателей налогоплательщика по формальным основаниям недопустима. Как справедливо отметила Коллегия, такая корректировка в любом случае повлечет искажение действительных налоговых обязательств налогоплательщика», – отметил он.

При этом эксперт подчеркнул, что абз. 3 п. 1 ст. 45 НК истолкован Судом расширительно: «Формально норма дает налогоплательщику право произвести перерасчет налоговой базы и суммы налога в периоде выявления ошибок только “в случае невозможности определения периода совершения ошибок (искажений)”, однако в данном деле контрагент исключен из ЕГРЮЛ в 2016 г. – т.е. период совершения ошибки, очевидно, известен».

Кроме того, по словам Романа Речкина, позиция ВС РФ значима еще и потому, что Судебная коллегия подтвердила право налогоплательщика выбрать способ исправления ошибок (искажений) либо посредством подачи уточненной декларации за предыдущий налоговый период (с последствием в виде повторной камеральной проверки), либо путем отражения исправленных сведений в текущей налоговой декларации.

Адвокат АП г. Москвы Марина Дарьина отметила, что ВС РФ фактически разрешил перенести убыток прошлых лет на будущий налоговый период. «При этом нужно учитывать тот факт, что требования ст. 54 НК РФ к возможности учета ошибок (искажений), выявленных за прошлые налоговые периоды, не являются столь жесткими по сравнению с требованиями ст. 283 НК РФ, которые предъявляются к налогоплательщику при переносе убытков прошлых лет», – подчеркнула она.

По мнению эксперта, судебный акт ВС разрешает налогоплательщику в том числе переносить убыток прошлых лет более доступным способом, следуя требованиям ст. 54 НК РФ, а не норме, отвечающей за перенос убытков, указав, что переносимая сумма является ошибкой (искажением). «Из чего следует данный вывод? Суды трех инстанций не уделили должного внимания раскрытию обстоятельств выявления налогоплательщиком факта ошибки (искажения) в исчислении налоговой базы в виде безнадежной к взысканию суммы задолженности перед налогоплательщиком. То есть не исследован и не доказан момент обнаружения налогоплательщиком факта ошибки, момент, когда сумма задолженности перед ним стала безнадежной к взысканию. Суды также не стали выяснять, является ли это ошибкой либо данная сумма могла быть выявлена обществом при соблюдении определенных обстоятельств. При анализе обстоятельств дела ВС РФ ссылался на соответствующее постановление ВАС РФ и даже на пояснительную записку к законопроекту, что делается им довольно редко и говорит о наличии пробела в судебной практике при разрешении подобных ситуаций», – отметила Марина Дарьина.

Зинаида Павлова