21.04.2022 ВС разъяснил очередность погашения реституционного требования кредитора АГ НОВОСТИ

Так, судам необходимо установить, финансировал ли аффилированный кредитор должника, предоставил ли финансирование под влиянием контролирующего должника и каково было имущественное положение должника в момент получения финансирования

Верховный Суд РФ в Определении от 28 марта № 304-ЭС19-9345 (5) указал, что при аффилированности компаний нижестоящим судам необходимо особенно тщательно проверять природу требований кредитора.

Находящиеся в процессе банкротства общества – АО «Энергогазинжиниринг» и АО «Энергогазстрой» в 2013–2014 гг. заключили четыре договора подряда. В рамках дела о банкротстве АО «Энергогазинжиниринг» эти договоры были признаны недействительными и применены последствия их недействительности: с «Энергогазстроя» суд взыскал в пользу кредитора почти 5 млрд руб. Суд пришел к выводу, что спорные сделки заключены с целью создания искусственной задолженности перед аффилированным лицом и причинения вреда кредиторам должника.

Полагая, что реституционное требование подлежит включению в реестр с удовлетворением в третью очередь, конкурсный управляющий «Энергогазинжиниринга» обратился в АС Ямало-Ненецкого автономного округа с соответствующим заявлением.

Суд посчитал, что «Энергогазинжиниринг» нарушил срок предъявления реституционного требования, и указал на пропуск срока исковой давности. Со ссылкой на ст. 196, 199 и 200 ГК, ст. 142 Закона о банкротстве, п. 15 Постановления Пленума ВС от 29 сентября 2015 г. № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», а также п. 29.5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» суд отказал в удовлетворении заявления.

Апелляция со ссылкой на абз. 4 п. 6 Постановления Пленума ВАС от 30 апреля 2009 г. № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)”» сочла не истекшим срок предъявления требования, подлежащий исчислению со дня вступления в законную силу судебного акта, которым сделки признаны недействительными.

Включая требование «Энергогазинжиниринга» в состав третьей очереди реестра, суд исходил из того, что сделки оспаривались не в рамках дела о банкротстве должника, а в процедуре банкротства кредитора и признаны недействительными по специальному основанию, предусмотренному положениями Закона о банкротстве, с применением последствий недействительности. Суд указал, что кредиторы не должны нести негативные последствия от участия общества в оспоренных сделках. Суд округа поддержал выводы апелляционной инстанции.

«Энергогазстрой» обратился в Верховный Суд. Рассмотрев жалобу, ВС указал: разрешая вопрос о соблюдении срока предъявления требования, апелляция исходила из того, что подтверждение в судебном порядке обязанности «Энергогазстроя» по возврату «Энергогазинжинирингу» полученных денежных средств предоставляет последнему право на предъявление такого требования к должнику. Поскольку восстановленное требование кредитор может предъявить должнику только после вступления в законную силу судебного акта, которым сделка признана недействительной, соответствующее требование считается заявленным в установленный абз. 3 п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве срок, если оно предъявлено в течение двух месяцев со дня вступления в силу указанного судебного акта (п. 27 Постановления Пленума ВАС № 63).

Как отметил ВС, суд апелляционной инстанции правомерно указал на неприменимость к рассматриваемым отношениям ответственности, предусмотренной п. 2 ст. 61.6 Закона о банкротстве, учитывая, что сделки признаны недействительными в рамках дела о банкротстве кредитора.

В то же время Верховный Суд обратил внимание на вопросы, которые нужно разрешить при определении очередности погашения реституционного требования кредитора. В Обзоре судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утвержденном Президиумом ВС 29 января 2020 г., обобщены правовые подходы, применение которых позволяет сделать вывод о наличии (отсутствии) оснований для понижения очередности удовлетворения требования аффилированного с должником лица.

Так, при наличии любого из обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве, считается, что должник находится в трудном экономическом положении (далее – имущественный кризис) и ему надлежит обратиться в суд с заявлением о банкротстве. Как разъяснено в обзоре, требования контролирующего лица подлежат субординации, в частности если они возникли в условиях имущественного кризиса должника (п. 3). Контролирующее лицо, пытающееся вернуть к нормальной предпринимательской деятельности подконтрольное общество, пребывающее в состоянии имущественного кризиса, посредством предоставления ему компенсационного финансирования, должно принимать на себя все связанные с этим риски, которые не могут перекладываться на других кредиторов получателя финансирования. При этом не устраненные контролирующим лицом разумные сомнения относительно того, являлось ли предоставленное им финансирование компенсационным, толкуются в пользу независимых кредиторов (п. 3.4 обзора). Указанные правовые позиции об очередности удовлетворения требования распространяются и на предоставившее компенсационное финансирование аффилированное с должником лицо, которое не имело прямого контроля над должником, но действовало под влиянием общего для него и должника контролирующего лица (п. 4).

«Судами установлено, что должник и кредитор являются аффилированными лицами, входящими в одну группу компаний. Признавая договоры подряда недействительными, суды в том числе констатировали, что целями их заключения являлись создание искусственной задолженности и последующее участие в распределении конкурсной массы должника. Вместе с тем подобный вывод не исключает возможность квалификации перечисленных аффилированному лицу (должнику) денежных средств в качестве компенсационного финансирования», – заметил Суд.

В такой ситуации, добавил ВС, при определении очередности удовлетворения требования судам надлежало дополнительно установить:

  • имело ли место финансирование должника со стороны «Энергогазинжиниринга»;
  • предоставил ли аффилированный с должником кредитор финансирование под влиянием контролирующего должника лица;
  • каким было имущественное положение должника в момент получения финансирования.

«По общему правилу основания для субординации устанавливаются на момент возникновения обязательства по возврату компенсационного финансирования. Таким образом, в случае, если суды придут к выводу о предоставлении кредитором компенсационного финансирования, само по себе нахождение его в процедуре конкурсного производства не может является основанием для отказа в субординации реституционного требования о возврате такого финансирования», – указал ВС и направил дело на новое рассмотрение в АС ЯНАО.

В комментарии «АГ» юрист практики по разрешению споров ALUMNI Partners Санал Нонуков отметил, что позиция Верховного Суда соответствует актуальной в последние годы практике, посвященной регулированию вопросов субординации требований аффилированных с должником кредиторов. По его мнению, определение хотя и является важным для практики, однако не является новым и революционным, поскольку позиция о возможности субординации реституционных требований кредиторов была ранее изложена в Определении от 27 января № 308-ЭС18-3917(2) по делу № А20-3223/2017.

Эксперт предположил, что позиция ВС войдет в традиционный обзор судебной практики Президиума ВС за I квартал 2022 г., что позволит применять ее более эффективно.

Исполнительный директор УК «Помощь» Анна Ларина также посчитала, что позиция ВС продолжает развитие правовой позиции о возможности субординации реституционных требований, сформулированной в Определении от 27 января № 308-ЭС18-3917 (3, 4). «ВС вновь напомнил, что реституционный характер требований не означает, что они не могут рассматриваться как компенсационное финансирование и субординироваться судом. Более того, исходя из того, что в указанном деле компании были аффилированы между собой, судам нижестоящих инстанций нужно было особенно тщательно проверить природу требований, о чем прямо указано в Обзоре ВС от 29 января 2020 г.», – подчеркнула она.

«Возникает вопрос: есть ли смысл конкурсному управляющему оспаривать сделки с аффилированными компаниями, если реституционные требования потом будут субординированы? Судебных издержек очень много, а какая-либо выгода для кредиторов отсутствует, поскольку возможность удовлетворения субординированных требований ничтожна. Надеемся, ВС выскажется когда-нибудь по этому поводу», – заключила Анна Ларина.

Адвокат АП Саратовской области Денис Шашкин считает, что рассмотрение сделок в процедурах банкротства не должно происходить в рамках сложившихся «штампов». «Безусловно, каждый случай участия компаний, в том числе аффилированных с должником или иными кредиторами, в сделках или холдингах может иметь независимые цели и хозяйственные операции», – указал он.

По мнению эксперта, правовые позиции ВС помогают практике по делам о банкротстве становиться более «гибкой» и примеряемой индивидуально в каждом конкретном случае. «Положения закона об очередности аффилированности лиц являются узкоспециализированными даже для юристов, занимающихся банкротством, и требуют опыта их применения, поэтому здесь особенно важны разъяснения ВС», – резюмировал Денис Шашкин.

Марина Нагорная