21.07.2022 Когда можно переквалифицировать требования о привлечении к субсидиарной ответственности в иск об убытках? АГ НОВОСТИ

Как пояснил Верховный Суд, эта процедура допустима лишь на стадии установления оснований для привлечения ответчиков к субсидиарной ответственности в банкротном деле должника

7 июля Верховный Суд вынес Определение № 308-ЭС16-6482 (24,25) по делу № А63-577/2015 об определении размера субсидиарной ответственности двух граждан в банкротном деле юрлица.

В деле о банкротстве ЗАО «Финансово-строительная компания “Гарант”» к субсидиарной ответственности были привлечены 11 физлиц и компаний, требования к которым рассматривались в пяти обособленных спорах. Впоследствии судебные акты, которыми было признано доказанным наличие оснований для привлечения их к субсидиарной ответственности, не были отменены, они также не пересматривались в порядке гл. 37 АПК РФ.

В частности, в сентябре 2019 г. суд признал доказанным наличие оснований для привлечения Сергея Горяинова и Елены Феофановой к субсидиарной ответственности по обязательствам компании, при этом производство по рассмотрению вопроса о размере их субсидиарной ответственности было приостановлено до окончания формирования конкурсной массы должника. После возобновления производства по обособленному спору в августе 2021 г. суд определил размер их субсидиарной ответственности в размере 267 млн руб. и взыскал ее в конкурсную массу.

В дальнейшем апелляционный суд в целом согласился с выводами первой инстанции, однако изменил резолютивную часть ее определения в части размера подлежащих взысканию денежных средств, исправив допущенную конкурсным управляющим техническую ошибку, повлекшую необоснованное уменьшение размера ответственности на сумму требований одного из конкурсных кредиторов, заявленных после закрытия реестра и оставшихся непогашенными. Апелляция не нашла оснований для уменьшения размера субсидиарной ответственности Сергея Горяинова и Елены Феофановой и взыскала с них свыше 313 млн руб.

В свою очередь кассация отменила решения нижестоящих судов и вернула дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Окружной суд указал, что вывод о необходимости привлечения Сергея Горяинова к субсидиарной ответственности исходя из размера не погашенных за счет конкурсной массы требований должника был сделан без установления всех фактических обстоятельств и исследования представленных доказательств, а вопрос возмещения им убытков судами не рассматривался. При новом рассмотрении суду первой инстанции было предложено изучить вопрос об объединении части обособленных споров в отдельное производство в целях процессуальной экономии, поскольку принятие по пяти обособленным спорам апелляционных постановлений предполагает последовательную выдачу исполнительных документов на общую сумму, многократно превышающую совокупный размер требований ко всем субсидиарным ответчикам.

Конкурсный управляющий должника и один из его конкурсных кредиторов оспорили решение кассации в Верховный Суд. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что суд округа фактически предписал судам нижестоящих инстанций пересмотреть ранее принятые судебные акты, которые не подлежали обжалованию в рамках этого обособленного спора.

ВС подчеркнул, что спор по обстоятельствам привлечения к субсидиарной ответственности двух ответчиков ранее уже был разрешен. Тогда суд установил соучастие Горяинова и Феофановой в совершении действий (бездействия), в том числе направленных на перераспределение активов должника с целью финансирования деятельности подконтрольных семье Даниловых членов группы и извлечения ими существенной (относительно масштабов деятельности должника) выгоды за счет имущественной базы должника, кумулятивный эффект от которых повлек за собой его банкротство. Это обстоятельство исключало возможность повторной проверки судами выводов о наличии оснований для привлечения таких лиц к субсидиарной ответственности после возобновления производства по рассматриваемому обособленному спору.

«Выводы суда округа о возможности переквалификации требований о привлечении к субсидиарной ответственности в иск о возмещении убытков в данной ситуации являлись ошибочными, поскольку подобная переквалификация, как правило, допускается на стадии установления оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, а не на стадии определения ее размера, – отмечено в определении. – Указав судам первой и апелляционной инстанций на необходимость повторной проверки вопросов возмещения убытков ранее привлеченным к субсидиарной ответственности лицом, суд округа обошел закрепленное законодателем правило об общеобязательном характере принятого по настоящему делу и вступившего в законную силу судебного акта вне установленных законодателем процессуальных процедур его обжалования и пересмотра, что являлось недопустимым».

Верховный Суд добавил, что в этом обособленном споре суды должны были разрешить исключительно вопросы установления размера уже привлеченных к субсидиарной ответственности двух физлиц, наличия (либо отсутствия) оснований для ее уменьшения. При этом апелляционный суд, детально исследовав все имеющиеся в деле доказательства, исправил допущенную конкурсным управляющим техническую ошибку, верно установил размер субсидиарной ответственности Сергея Горяинова и Елены Феофановой.

ВС счел, что у окружного суда не имелось оснований для отмены принятых по этому обособленному спору судебных актов первой и апелляционной инстанций по определению размера субсидиарной ответственности двух граждан, как и оснований для отмены их по причине необходимости рассмотрения вопроса объединения части обособленных споров в одно производство. Дело в том, что процессуальная возможность объединения нескольких однородных дел, в которых участвуют одни и те же лица в одно производство, является правом суда первой инстанции, а не его обязанностью. Даже если предположить, что подобные основания имелись, такой вопрос мог быть разрешен вне рамок настоящего обособленного спора без отмены принятых судами определения и постановления. В любом случае нарушение правила о соединении требований само по себе не могло служить основанием для отмены принятых по этому обособленному спору судебных актов.

«Не могла служить основанием для такой отмены и возможная последовательная выдача исполнительных документов на общую сумму, с точки зрения суда округа, многократно (в пять раз) превышающую совокупным размер требований всем субсидиарным ответчикам. Законодатель гарантировал кредитору возможность обращения с требованиями ко всем солидарным должникам одновременно, допустил возможность выдачи арбитражными судами исполнительных листов для каждого солидарного должника с дальнейшим возбуждением по ним исполнительных производств», – указал Суд, добавив, что законом предусмотрен механизм защиты прав солидарных должников на случай принудительного взыскания солидарных обязательств в необоснованном размере.

ВС также счел, что само по себе взыскание с солидарных должников одних и тех же сумм в рамках разных дел (обособленных споров) или выдача нескольких исполнительных листов вопреки выводам суда округа не свидетельствует о том, что исполнение кредитором будет получено в полном объеме несколько раз. Таким образом, он отменил постановление окружного суда и оставил в силе судебный акт апелляции.

Партнер юридической фирмы INTELLECT, руководитель практики «Банкротство» Ольга Жданова полагает, что ВС восстановил справедливость и принял совершенно законное решение. «Ситуация на самом деле интересная, и на практике суды в случае привлечения к субсидиарной ответственности в большинстве случаев не определяют сразу точную сумму, на какую привлекаются ответчики, предполагая, что она может быть меньше за счет погашения требований кредиторов из конкурсной массы. При этом суды, как правило, привлекают к субсидиарной ответственности в размере реестра, а какой это будет размер, станет понятно по завершении процедуры, когда расчеты с кредиторами уже осуществлены», – пояснила она.

По словам эксперта, в рассматриваемой ситуации суд, привлекая КДЛ к субсидиарной ответственности, не определил размер, указав, что решение о размере будет принято по итогам процедуры, когда будет определена сумма погашения и размер причиненных убытков. «Это и стало основной причиной спора: ответчики решили, что могут использовать такую формулировку суда как еще один шанс избежать субсидиарной ответственности или значительно ее уменьшить. Но первая и апелляционная инстанции совершенно верно не усмотрели оснований для уменьшения, правомерно привлекая ответчиков на сумму непогашенного реестра солидарно. Интересны также выводы ВС об отсутствии задвоения ответственности при выдаче нескольких исполнительных листов на одни и те же суммы. На практике такой вопрос у судов периодически возникает, ВС в этом определении еще раз подчеркивает, что никакого задвоения и правовой неопределенности в этом вопросе не возникает», – подчеркнула Ольга Жданова.

Управляющий партнер МКА TA lex Андрей Торянников полагает, что в определении поднят щепетильный для привлекаемого к субсидиарной ответственности лица вопрос о доле собственной ответственности среди иных КДЛ. «Помимо этого затронуты такие немаловажные процессуальные вопросы, как объединение и разъединение производств, правильное количество выдаваемых исполнительных документов, а также – пределы рассмотрения спора судами кассационной инстанции», – заметил он.

По словам эксперта, Верховный Суд закономерно указал на нарушение судом округа допустимых пределов рассмотрения дела, на вмешательство в независимость судов и преюдициальность значения их судебных актов. «На рассмотрении кассационного суда был лишь вопрос размера ответственности, и поскольку в рамках этой инстанции нет возможности представлять новые доказательства, то и новые данные относительно возможных обстоятельств, смягчающих ответственность привлекаемых лиц, также не могли появиться в деле. Поэтому ВС, перечислив основания для уменьшения размера ответственности, констатировал, что ни одно из них не отображено в материалах дела. Также в определении Суда приведены отсылки на имеющуюся правоприменительную практику, согласно которой нарушение правила о соединении требований само по себе не могло служить основанием для отмены принятых судебных актов, т.е. для отмены нужны веские основания в совокупности с таким нарушением (например, нарушение прав и интересов иного лица таким объединением или необъединением)», – полагает Андрей Торянников.

Адвокат добавил, что верное толкование ВС процессуальных норм относительно возможности иметь несколько исполнительных документов, по одному на солидарного должника, окажет существенную помощь кредиторам и ускорит процедуру исполнения судебных актов, потому что среди правоприменителей в различных органах в этом вопросе до сих пор имеются разногласия.

Зинаида Павлова