21.08.20. Переезд не может являться основанием для лишения сироты права на предоставление жилого помещения. АГ. НОВОСТИ.

Переезд не может являться основанием для лишения сироты права на предоставление жилого помещения

ВС подчеркнул, что исполнение государством принятых на себя обязательств по предоставлению жилья оставшимся без попечения родителей лицам не может быть поставлено в зависимость от реализации гражданином его права на выбор места жительства в пределах России

20 Августа 2020

Фотобанк Freepik

Эксперты «АГ» сошлись во мнении, что профильное законодательство, а также сложившаяся практика не содержат прямого запрета на предоставление жилого помещения на иной территории, отличной от той, в которой преимущественное время проживал ребенок.

11 августа Верховный Суд вынес Определение № 4-КГ20-25-К1, в котором разобрался, возможно ли сироте, выросшей в одном регионе, при смене места жительства получить предусмотренное законом жилое помещение в другом субъекте РФ.

Алексей Герман с детства был под опекой, поскольку его мать и отец – инвалиды и, кроме того, местонахождение последнего неизвестно. Решением Бугурусланского районного суда Оренбургской области от 16 января 2018 г. Алексей Герман был признан лицом, оставшимся без попечения родителей. Постановлением администрации муниципального образования «город Бугуруслан» Оренбургской области от 23 марта 2018 г. он был принят на учет и включен в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению специализированными жилыми помещениями.

В июле 2018 г. Алексей Герман поступил на обучение на бюджетной основе в ФГБОУ ВО «МИРЭА – Российский технологический университет» г. Москвы, сменил место жительства и переехал в Московскую область. 16 августа того же года молодой человек обратился с заявлением в администрацию Бугуруслана об исключении его из списка детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями, в связи с изменением места жительства и места регистрации.

В дальнейшем распоряжением Управления опеки и попечительства Министерства образования Московской области по городским округам Люберцы, Дзержинский, Котельники и Лыткарино от 9 октября 2018 г. Алексею Герману было отказано во включении в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению специализированными жилыми помещениями, со ссылкой на то, что он был исключен из соответствующего списка в нарушение действующего законодательства, поскольку снятие его с регистрационного учета по месту жительства не может служить основанием для этого и право на обеспечение жилым помещением сохраняется за ним до фактического обеспечения жильем в г. Бугуруслане.

Не согласившись с таким решением, Алексей Герман обратился в Люберецкий городской суд с иском к органу опеки о признании незаконным отказа во включении в список, о признании права на обеспечение жилым помещением из специализированного жилищного фонда, а также о возложении обязанности включить его в список.

Разрешая спор и удовлетворяя требования, суд первой инстанции исходил из того, что право истца на получение жилого помещения могло быть прекращено только в случае предоставления ему такого жилья на законных основаниях, снятие истца с соответствующего учета в г. Бугуруслане Оренбургской области в связи с переездом в Московскую область не лишает его права на обеспечение жилым помещением на льготных условиях по последнему месту жительства в соответствии с требованиями закона.

Апелляция же пришла к выводу о том, что исключение из списка администрацией г. Бугуруслана произведено в нарушение действующего законодательства и за Алексеем Германом сохраняется право на обеспечение жилым помещением в пределах этого муниципального образования, а добровольный выезд истца в другой регион РФ не лишает его данного и конкретного права. При этом основания для обеспечения Алексея Германа жилым помещением в Московской области отсутствуют, принимая во внимание достоверно установленный факт того, что Московская область не являлась его местом жительства на момент достижения совершеннолетия. Первый кассационный суд общей юрисдикции согласился с выводами апелляции.

Алексей Герман подал кассационную жалобу в ВС, изучив которую, Суд отметил, что в Обзорепрактики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями, утвержденном Президиумом ВС РФ 20 ноября 2013 г., разъяснено, что единственным критерием, по которому следует определять место предоставления жилого помещения детям-сиротам, федеральным законодателем названо место жительства этих лиц.

«Предоставление жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, проживающим на территории субъекта Российской Федерации, должно осуществляться на одинаковых условиях, без каких-либо предпочтений, исключений либо ограничений дискриминационного характера для отдельных групп из их числа по месту проживания (или временного пребывания)», – посчитал Верховный Суд.

Он отметил, что согласно п. 1 ст. 20 Гражданского кодекса место жительства гражданина определяется как место его постоянного или преимущественного проживания. Высшая инстанция указала, что местом жительства Алексея Германа в настоящее время является квартира, принадлежащая на праве собственности И. Черниковой, в которой он был зарегистрирован 7 августа 2018 г., что подтверждается выпиской из домовой книги и отметкой в паспорте.

ВС заметил, что в соответствии со ст. 27 Конституции каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. «Переезд из Оренбургской области на постоянное место жительства в Московскую область не может являться основанием для лишения истца права на предоставление жилого помещения как лицу, оставшемуся без попечения родителей, поскольку исполнение принятых на себя государством расходных обязательств по оказанию в том числе лицам, оставшимся без попечения родителей, мер социальной поддержки в виде предоставления жилого помещения не может быть поставлено в зависимость от реализации гражданином его права на выбор места жительства в пределах территории Российской Федерации», – резюмировал Суд, отменив определения кассации и апелляции и оставив в силе решение первой инстанции.

В комментарии «АГ» адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетянназвала определение важным с точки зрения последующего правоприменения по аналогичным спорам. «Действительно, профильное законодательство, а также сложившаяся практика не содержат прямого запрета на предоставление жилого помещения на иной территории, отличной от той, в которой преимущественное время проживал ребенок. В качестве основного критерия, по которому определяется место предоставления жилого помещения детям-сиротам, названо лишь место жительства этих лиц. Таким образом, при установлении факта проживания в том или ином городе, при отсутствии факта предоставления жилого помещения в рамках программы по обеспечению детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, оснований для отказа в удовлетворении требований в данном деле не имелось», – отметила адвокат.

При этом, указала она, не имеют значения с правовой точки зрения фактические основания снятия с учета. «Полагаю, что нуждающийся в жилом помещении не может быть связан с местностью, в которой ранее проживал. Обратное же ставило бы гражданина в ситуацию, когда помощь от государства в виде предоставления жилого помещения носила бы лишь формальный характер. Указанное жилое помещение подлежало бы реализации с целью последующего приобретения недвижимости в той местности, в которой гражданин учится, работает либо связан с ней иными обстоятельствами. Это в свою очередь вызвало бы как минимум неудобства, связанные с продажей имущества, и как максимум потенциально ставило бы нуждающегося в трудное финансовое положение, так как стоимость имущества в различных регионах отличается в разы. Таким образом, натурное предоставление жилища теряет свои функциональные задачи и превращается в материальное обеспечение, которое с большой вероятностью кратно будет отличаться от необходимого для приобретения аналогичного жилища», – резюмировала Нарине Айрапетян.

Юрист МКА «Князев и партнеры» Мария Рулькова отметила, что предоставление жилья детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, является обязанностью государства в совместном ведении с субъектами Российской Федерации. В соответствии с п. 1 ст. 8 Закона о дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечивались органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм. «Таким образом, единственным условием определения места предоставления жилого помещения служит место жительства лица, имеющего право на предоставление жилого помещения», – указала Мария Рулькова.

Марина Нагорная