22.04.20. АП МО требует пресечь практику «выдавливания» неугодных следствию защитников по назначению. АГ. ЛЕНТА НОВОСТЕЙ.

АП МО требует пресечь практику «выдавливания» неугодных следствию защитников по назначению

Соответствующее обращение Совет АП МО направил в ГУ СКР по Московской области
Фото: «Адвокатская газета»
Первый вице-президент АП МО Михаил Толчеев подчеркнул, что одного голословного заявления доверителя о несовпадении позиций, тем более полученного в отсутствие адвоката, недостаточно. По его словам, практически во всех таких случаях впоследствии подзащитные заявляли об оказанном на них давлении. Один из адвокатов полагает, что первичная проблема, которая позволяет следователям вытеснять из дел неугодных защитников по назначению, – существование «карманных» адвокатов. Другая также считает, что такая схема разработана сотрудниками следственных органов для игнорирования законного порядка электронного распределения дел.

Совет АП Московской области обратился в ГУ СКР по Московской области с заявлением о том, что на территории региона существует практика «выдавливания» неугодных следствию защитников по назначению (документ имеется у «АГ»). АП МО просит руководство управления принять меры для исключения подобных действий. Подчеркивается, что такое обращение палата вынуждена направить, поскольку «ранее принятые меры и обращения не привели к должному результату».

Системно нарушаются не только права адвокатов, но и право граждан на защиту

В своем заявлении Совет АП МО сообщил, что в Люберецком судебном районе в течение длительного времени складывается практика «выдавливания» неугодных адвокатов, назначенных посредством внедренной в АП МО системы электронного распределения дел в порядке ст. 50–51 УПК. Для этого, как указано в заявлении, следователь получает от подзащитного не подтвержденное никакими материалами дела заявление о том, что позиция подследственного якобы противоречит позиции адвоката и поэтому он отказывается от данного защитника. После этого следователь обращается в адвокатскую палату с требованием представить иного защитника.

«Как правило, такое заявление следователь отбирает у подозреваемого (обвиняемого) в отсутствие адвоката, что не позволяет утверждать о свободном характере волеизъявления», – отметил Совет АП Московской области. Члены совета считают, что такие действия, предпринимаемые некоторыми следователями в отношении «определенных адвокатов», являются злоупотреблением правом с целью обхода установленного законом порядка.

Это, по мнению Совета АП МО, ставит под сомнение объективность и беспристрастность следствия и не исключает неправовой заинтересованности следователя в расследовании уголовного дела. В то же время такие действия не влекут за собой надлежащее процессуальное реагирование со стороны судей Люберецкого городского суда. Это, как указано в заявлении, позволяет, несмотря на соответствующие обращения, жалобы и протесты адвокатов, а также органов АП Московской области, следствию и дознанию безнаказанно использовать подобные способы обхода закона.

Совет АП МО привел в качестве примера конкретный случай нарушения

15 апреля 2020 г. Центр субсидируемой юридической помощи АП МО распределил требование следователя ГСУ СК РФ по Московской области о предоставлении защитника подозреваемому в совершении убийства (ч. 1 ст. 105 УК). Адвокат явился для проведения следственных действий, однако не был допущен к подзащитному. После длительного ожидания адвокату сообщили, что подозреваемый от него отказался из-за несовпадения их позиций по делу. Следователь принял отказ и потребовал назначить другого адвоката. При этом, подчеркнул Совет АП МО, подозреваемый ни разу не встретился с этим защитником. С учетом этого члены совета считают ссылку на несовпадение позиций по делу «очевидно надуманным предлогом».

Более того, в условиях угрозы здоровью граждан и принятия беспрецедентных ограничительных мер подобные действия следователя совет «расценивает не только как злоупотребление процессуальными полномочиями лица, действующего от имени государства, но и как действия, демонстрирующие особенно циничное и пренебрежительное отношение к работе адвоката».

АП МО подчеркнула, что подобное системное игнорирование требований закона нарушает конституционные права граждан на эффективную правовую помощь, умаляет авторитет следствия и снижает общественное доверие к институту правосудия в целом.

Комментарий вице-президента АП Московской области

Вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП Московской области Михаил Толчеев подчеркнул, что одного голословного заявления доверителя о несовпадении позиций, тем более полученного в отсутствие адвоката, недостаточно. «Любому очевидно, что следователю получить такое согласие от человека, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, а тем более находящегося под стражей, не составит особого труда. Практически во всех таких случаях впоследствии подзащитные заявляли об оказанном на них давлении», – пояснил он.

По его словам, АП МО обжаловала такие действия следователей и указывала на отсутствие в материалах дела подтверждений расхождения позиций, а также на то, что адвокат полностью поддерживал своего доверителя и активно работал по делу. «Однако Люберецкий городской суд занял агрессивную позицию в отношении этих злоупотреблений процессуальными полномочиями. Вместо того чтобы указать на их недопустимость, суд вынес частное постановление в адрес адвокатской палаты, требуя беспрекословного исполнения заявок следователя», – сообщил Михаил Толчеев. Московский областной суд хотя и отменил данное частное постановление по формальным основаниям, но не указал на неправильность толкования следователем и районным судом нормы о том, что подзащитный в любой момент может отказаться от адвоката по своему усмотрению. При этом такое толкование прямо противоречит как позиции Пленума ВС, Конституционного Суда, так и ЕСПЧ, подчеркнул первый вице-президент АП Московской области.

«Ощущая поддержку судебных инстанций, следователи района не просто продолжают практику замены адвокатов, но и наращивают ее. Мы фиксируем увеличение подобных конфликтных замен. Последний случай демонстрирует уже полное пренебрежение следствия даже необходимостью создания видимости формальной обоснованности такого решения», – заключил Михаил Толчеев.

Адвокаты прокомментировали проблему

Управляющий партнер АБ «Хорошев и партнеры», тренер Института повышения квалификации адвокатов при АП Красноярского края Иван Хорошев полагает, что первичная проблема, которая позволяет следователям вытеснять из дел неугодных адвокатов по назначению, – существование так называемых «карманных» адвокатов. «Как бы то ни было, к сожалению, многие “карманные” адвокаты – выходцы из силовых структур. Большинство из них рассматривают адвокатуру как прибавку к пенсии», – отметил эксперт. Правоохранительная система также активно поддерживает практику «карманных» адвокатов, поскольку ей не нужны защитники, которые по-настоящему работают в деле, считает он.

«Мне кажется, это переходный момент. Российская адвокатура еще очень молода, со временем она должна “самоочиститься”. Одним из шагов стало введение “цифровых” назначений, благодаря которым у следователя нет возможности выбрать нужного адвоката», – сказал эксперт. По его словам, далеко не все региональные адвокатские палаты пытаются разбираться с такими нарушениями. Однако даже если палата имеет такое желание, у нее нет необходимых для этого полномочий, подчеркнул Иван Хорошев. «К примеру, она не имеет права допросить доверителя. Расширение полномочий адвокатских палат по этому вопросу тоже чревато. Все-таки адвокатура – свободное общество. Я думаю, это такой этап, по прошествии которого адвокатское сообщество должно “самоочиститься”», – еще раз подчеркнул эксперт.

По словам Ивана Хорошева, практически во всех случаях замена неугодного следователю адвоката осуществляется через давление на подзащитного. «Поэтому в любом деле, где мы понимаем, что придется жестко отстаивать свою позицию, мы предупреждаем клиента о том, что на него может быть оказано давление со стороны следствия с целью замены адвоката, и всегда проговариваем, как поступать в такой ситуации. Но это если дело по соглашению. В случае назначения адвокат обычно вступает в дело тогда, когда с подзащитным уже поработали оперативники. Даже если удается настроить клиента на то, что у нас есть определенные шансы, пятиминутного контакта с оперативниками хватает, чтобы он передумал бороться», – рассказал Иван Хорошев.

Еще одна проблема, которая, как считает эксперт, препятствует искоренению «карманных» адвокатов, – тот факт, что до сих пор не выработаны четкие критерии эффективности оказания квалифицированной правовой помощи. «Наш Стандарт участия защитника в уголовном процессе все-таки слишком размыт. Нам еще предстоит выработать конкретные параметры оказания юридической помощи, при соблюдении которых она может оцениваться как квалифицированная», – заключил Иван Хорошев.

Адвокат АП Ленинградской области Марина Мошко полагает, что сложившаяся в одном из районов Московской области проблема «выдавливания» следователями неугодных им адвокатов по назначению является вопиющей и требует обязательного и немедленного разрешения, в том числе для предотвращения подобных незаконных действий со стороны правоохранительных органов в будущем.

«По своей сути такая схема разработана сотрудниками следственных органов для игнорирования законного порядка электронного распределения дел среди адвокатов для участия в следственных действиях в порядке ст. 50–51 УПК РФ и привлечения, как это было ранее, “карманных” адвокатов с возможными негативными последствиями для подозреваемых и обвиняемых по уголовному делу, – считает эксперт. – По крайней мере, очень странно, почему подозреваемый, ни разу не увидев лично адвоката, пишет заявление о том, что их позиции по уголовному делу не совпадают, в связи с чем он отказывается от этого конкретного защитника».

Как следует из ч. 4.1 ст. 49 УПК РФ, напомнила Марина Мошко, в случае необходимости получения согласия подозреваемого, обвиняемого на участие адвоката в уголовном деле перед вступлением в уголовное дело адвокату предоставляется свидание с подозреваемым, обвиняемым по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. То есть адвокат, перед тем как приступить к защите своего доверителя, должен как минимум увидеться и побеседовать с ним. В описанном же АП МО случае адвоката не допустили к подзащитному вовсе, что является нарушением права на защиту, подчеркнула эксперт.

«В такой ситуации можно говорить о совершении сотрудниками следственных органов должностного преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, – превышения должностных полномочий, – и о необходимости привлечения их к предусмотренной законом ответственности. Полагаю, что не составит особого труда проверить сведения, указанные адвокатом по факту его недопуска к участию в уголовном деле, в ходе доследственной проверки либо на предварительном следствии по уголовному делу, в том числе путем допроса несостоявшегося подзащитного», – считает Марина Мошко.