22.04.20. Верховный Суд приступил к рассмотрению дел в режиме веб-конференций. АГ. ЛЕНТА НОВОСТЕЙ.

Верховный Суд приступил к рассмотрению дел в режиме веб-конференций

Суд сообщил, что теперь отдельные категории дел рассматриваются им с использованием системы веб-ВКС, обеспечивающей безопасную передачу данных
Фото: Пресс-служба ВС РФ
Эксперты «АГ» указали на отсутствие такого способа проведения судебных заседаний в процессуальном законодательстве. При этом одни из них посчитали, что правовое регулирование необходимо изменить до применения веб-ВКС. Другие, напротив, с учетом пандемии согласились с возможностью применения такого вида связи без внесения поправок.

Верховный Суд сообщил, что с 21 апреля отдельные категории дел рассматриваются им с использованием системы веб-конференции, обеспечивающей безопасную передачу данных. По сообщению пресс-службы ВС, 21 апреля Судебная коллегия по гражданским делам рассмотрела таким образом шесть дел.

Пресс-служба ВС рассказала о новом механизме

Отметим, что в соответствии с процессуальным законодательством участие в судебном заседании дистанционно возможно с использованием систем видео-конференц-связи. Соответствующее право закреплено в АПК, ГПК, КАС, КоАП и УПК РФ. Однако при применении ВКС участнику судопроизводства необходимо прибыть туда, где имеется оборудование для такой связи, например в другой суд.

Как отметила пресс-служба ВС, технология веб-видео-конференц-связи позволит участвовать в судебном заседании без содействия иных госорганов, «находясь при этом в офисе или даже дома». Возможность участия в судебном заседании с использованием технологии веб-видео-конференц-связи из офисных или жилых помещений будет обеспечена внедрением в судебную деятельность технологии биометрической аутентификации участника судебного заседания по лицу и голосу. В пресс-службе Суда подчеркнули, что развитие дистанционного участия в судебных заседаниях при рассмотрении дел и материалов должно способствовать уменьшению рисков распространения COVID-19.

Стало известно, что Верховный Суд имеет техническую возможность для проведения судебных заседаний по системе веб-видео-конференц-связи. Для этих целей участникам процесса предоставлено право через личные кабинеты заблаговременно до даты судебного заседания направить в суд соответствующее заявление и документы, подтверждающие их полномочия, а также пройти идентификацию и аутентификацию через портал государственных услуг. В случае удовлетворения судом такого заявления участник судебного заседания получит на электронную почту гиперссылку на подключение к виртуальному залу судебного заседания Верховного Суда. Эта же ссылка отразится в личном кабинете.

Участники судебного процесса подключаются к системе видео-конференц-связи с помощью своей техники, для подтверждения своей личности авторизуются на портале госуслуг, их личность и полномочия проверяются судом, после чего они могут быть допущены к участию в судебном заседании.

«Значимость веб-видео-конференц-связи не ограничивается снижением рисков здоровью в период пандемии, а имеет более широкий спектр применения. Сейчас и в дальнейшем данная технология позволит полноценно участвовать в судебных процессах лицам с ограниченными возможностями, что, безусловно, повысит уровень реализации права на судебную защиту таких лиц», – указано в пресс-релизе Суда.

«АГ» попросила экспертов прокомментировать новшество с точки зрения не только его актуальности, но и соответствия процессуальному законодательству.

Изменить процессуальное законодательство необходимо до внедрения веб-ВКС

Руководитель практики арбитражных споров Enforce Law Company Наталья Зверева напомнила, что возможность использования систем ВКС в арбитражном процессе появилась в 2010 г., а в гражданском – в 2013 г. При введении указанных новшеств законодатель предусмотрел максимум гарантий по обеспечению справедливого и состязательного процесса при рассмотрении дела в таком режиме, отметила она.

Действующее арбитражное и гражданское процессуальное законодательство предусматривает и процессуальные гарантии: участник процесса является в суд, который организует участие в заседание посредством видео-конференц-связи, подчеркнула Наталья Зверева. Именно суд осуществляет необходимые в данной ситуации действия: проверку личности и полномочий, разъяснение процессуальных прав и обязанностей, предупреждение об уголовной ответственности.

«В свете указанных процессуальных норм совершенно не понятно, каким образом суды намереваются осуществлять такие важные этапы процесса. С одной стороны, количество дел, рассмотрение которых переносится на окончание острого периода пандемии, колоссально, и, казалось бы, возобновление рассмотрения дел с помощью технических средств без прямого социального контакта – разумное решение. Однако в данном случае такое применение результатов технического прогресса совершенно не оправданно и, возможно, поспособствует учащению случаев процессуального злоупотребления», – заключила Наталья Зверева.

Адвокат АБ «Инфралекс» Михаил Гусев отметил, что АПК не предусматривает возможность использования видео-конференц-связи вне арбитражного суда или суда общей юрисдикции, которым поручено обеспечить участие того или иного лица в судебном заседании. ГПК предусматривает возможность использования видео-конференц-связи в судах, местах содержания под стражей и лишения свободы. Аналогичные положения, по его словам, содержит КАС РФ.

«Ни один процессуальный кодекс не предусматривает возможности участия в судебном заседании путем использования видео-конференц-связи из любых мест, в том числе из дома или из офиса», – подчеркнул адвокат. По его мнению, для обеспечения законности процедуры проведения судебного заседания необходимо внести в процессуальные нормы изменения, за счет которых в ситуации непреодолимой силы, распространения вирусных инфекций (как в случае с коронавирусом) у судов появится возможность обеспечить участие лиц, участвующих в деле, в судебном заседании при возможности у суда заблаговременно проверить полномочия таких лиц.

«Представляется, что постановление Пленума ВС РФ не сможет заменить собой процессуальные нормы и в случае принятия будет являться выходом за пределы компетенции Верховного Суда», – подчеркнул Михаил Гусев.

Руководитель практики банкротства АБ «Инфралекс» Станислав Петров также считает использование веб-видео-конференц-связи не бесспорным. «С формальной точки зрения, этот механизм не соответствует положениям действующих процессуальных кодексов, которые предусматривают только видео-конференц-связь с заранее установленной процедурой проверки судьей или иным уполномоченным сотрудником полномочий явившейся стороны по делу. Единственным способом изменения заданного порядка будет внесение изменений в положения кодексов, иного пути просто нет», – указал адвокат.

В то же время, с неформальной точки зрения, проведение именно веб-видео-конференц-связи является практически единственным способом рассмотрения споров в период пандемии, полагает Станислав Петров. «Широкая дискреция ВС, конечно, позволяет ему принимать особые решения, но суды общей юрисдикции и арбитражные суды не могут позволить себе действовать на свое усмотрение и проводить заседания, как они хотели бы. Сложившаяся ситуация, к сожалению, крайне печальна, так как фактически судебная работа полностью обездвижена и нет каких-либо механизмов, которые сегодня позволили бы ее перезапустить иным образом, например посредством веб-конференций», – сказал адвокат.

Веб-ВКС законодательством не предусмотрена, но ее применение допустимо

Руководитель судебно-арбитражной практики АБ «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Анастасия Подковко подчеркнула, что имеющаяся в действующем процессуальном законодательстве возможность проведения судебного заседания в режиме ВКС и тестируемая Верховным Судом РФ возможность проведения заседания в режиме веб-ВКС – это не одно и то же.

«Главная отличительная особенность действующей системы ВКС в том, что она базируется на проведении заседания по гарантированным каналам связи, находящимся в государственных органах и учреждениях (судах, следственных изоляторах, тюрьмах, колониях) и предполагает личное присутствие участника процесса в соответствующем учреждении, что позволяет обеспечить проверку явки, полномочий, выяснение вопроса о возможности его участия в судебном заседании, отобрание подписок у свидетелей, экспертов и переводчиков о разъяснении им прав и обязанностей и предупреждении об ответственности за их нарушение», – пояснила юрист.

В свою очередь веб-ВКС подразумевает проведение заседания по незащищенным и не гарантированным интернет-каналам связи из любого места. «Это предполагает, во-первых, необходимость внесения соответствующих изменений в действующее процессуальное законодательство либо на данном этапе в условиях пандемии хотя бы оперативное издание Верховным Судом РФ официальных разъяснений на этот счет. А во-вторых, необходимость внедрения в деятельность судов специальных программных продуктов для обеспечения идентификации участников судебного процесса и соблюдения их процессуальных прав», – считает Анастасия Подковко. И если второй пункт ВС уже начал реализовывать, то первый требует проработки, подчеркнула она.

«Внедряемое ВС в условиях пандемии коронавируса проведение судебных заседаний по веб-ВКС хотя и не совсем укладывается в действующие процессуальные рамки, но, безусловно, является шагом вперед на пути эффективного судопроизводства как в условиях ограничительных мероприятий при пандемии, так и за ее пределами», – заключила эксперт.

Партнер «Пепеляев Групп» Юрий Воробьёв отметил, что, хотя ВКС появилась в процессуальном законодательстве достаточно давно, практика ее применения не так уж и широка. «Прежде всего это связано с тем, что для обеспечения ВКС необходимо задействовать другой суд по месту нахождения участника процесса, что связано с объективной необходимостью проверки полномочий лица, удостоверения его личности, предупреждении об ответственности. На момент появления указанных норм это невозможно было сделать иными способами», – пояснил он.

Применением системы веб-ВКС Верховный Суд фактически предлагает модифицировать указанный механизм, допуская возможность его использования без привлечения другого суда, организующего ВКС, считает Юрий Воробьев. «Таким образом, речь идет о введении механизма, не предусмотренного законодательством, который при этом очень схож с существующей системой видео-конференц-связи, при этом делается попытка внедрить механизмы полноценного контроля судом за процессом», – указал юрист.

 

Такой способ проведения судебного заседания прямо не урегулирован процессуальным законодательством, однако, подчеркнул эксперт, Суд пытается организовать процесс таким образом, чтобы права участников производства не были нарушены. В первую очередь, это достигается тем, что подобное участие организуется по ходатайству участвующей в деле стороны. Нельзя не отдать должное ВС в связи с этим, заметил Юрий Воробьёв.

«В существующих реалиях это единственная возможность перейти к рассмотрению судебных дел. Мы видим, что многие суды стали пользоваться схожей возможностью, проводя слушания с использованием Skype и WhatsApp. Для полноценного введения этого механизма, тем не менее, требуется внести изменения в процессуальное законодательство», – сказал эксперт. В то же время, добавил он, очевидно, что сделать это в экстренном порядке невозможно, поскольку речь должна идти об установлении четких механизмов, регулирующих этот процесс, об интеграции нескольких электронных ресурсов между собой.

«Таким образом, механизм веб-ВКС не соответствует законодательству, но, скорее всего, его использование не будет приводить к нарушению прав участников процесса и не будет влиять на вынесение законного и обоснованного судебного акта по делу», – полагает Юрий Воробьёв.

Юрист АБ «Инфралекс» Дарья Соломатина согласилась с тем, что внедрение цифровых технологий в судебное производство в условиях тенденции к цифровизации жизни человека – идея не новая. «Безусловно, коронавирусная инфекция COVID-19 дала определенный толчок к ускорению таких процессов. С ее появлением и широкомасштабным распространением множеству судов пришлось фактически приостановить свою деятельность, что негативно скажется как на работе самих судов, так и на лицах, участвующих в делах и ожидающих их разрешения. Уже сегодня отложенные по этой причине судебные заседания накапливаются как снежный ком фактически у каждого судьи, а разрешение тех или иных вопросов жизнедеятельности людей ставится в зависимость от сроков доступности правосудия. Такое накопление требует решительных действий в максимально сжатые сроки», – полагает эксперт.

С точки зрения доступности и гласности, использование веб-ВКС способно помочь выйти из ситуации торможения судебных процессов в период пандемии, обеспечить полноценный доступ всех и каждого к разбирательствам в последующем, отметила Дарья Соломатина. С другой стороны, реализация такого механизма по незащищенным каналам связи чревата распространением персональных данных и ограничена необходимостью обеспечения сохранности сведений, составляющих охраняемую законом тайну, добавила она.

Юрист указала, что членами Совета Федерации разработаны поправки в нормы различных кодексов о ВКС (ст. 155.1 ГПК, ст. 153.1 АПК, ст. 142 КАС, ст. 29.14 КоАП, ст. 278.1 УПК РФ). «Идея кажется логичной, однако, скорее, для будущих периодов, поскольку требует времени для ее реализации. На период пандемии представляется целесообразным применять подобный механизм на основании Постановления Президиума ВС РФ в целях защиты жизни и здоровья граждан, имущества физических и юридических лиц, государственного и муниципального имущества с учетом той острой необходимости, которая существует на данный момент времени», – полагает Дарья Соломатина.

Для полноценной же работы такой системы требуется более детальная разработка не только нормативных правовых актов, регламентирующих процедуру воплощения ее в жизнь с использованием защитных мер и гарантий, но и технологического процесса, способного обеспечить безопасность сведений и данных, заключила эксперт.