22.06.20. ВС разъяснил порядок реализации помещения банкрота, находящегося в сособственности. АГ. НОВОСТИ.

ВС разъяснил порядок реализации помещения банкрота, находящегося в сособственности

Суд посчитал, что цена доли должника в праве общей собственности на нежилое помещение должна быть определена по результатам открытых торгов, победитель которых предоставляет преимущественное право покупки сособственнику
Один из экспертов указал, что в судебном акте установлен порядок определения цены реализации долевой собственности, а также сам порядок реализации долевой собственности, позволяющий соблюсти баланс интересов как кредиторов должника, так и сособственников имущества. Вторая посчитала, что иное применение закона нарушало бы принцип цели процедуры конкурсного производства, а именно удовлетворение требований кредиторов должника-банкрота в наибольшем размере. Третий обратил внимание на то, что ввиду роста числа личных банкротств в ВС РФ все чаще попадают споры о реализации совместного имущества супругов.

Верховный Суд вынес Определение № 306-ЭС19-22343, в котором разъяснил порядок реализации недвижимого имущества банкрота при нахождении его в общей долевой собственности.

Суды утвердили положение о реализации долей должника в общем имуществе по фиксированной цене

7 февраля 2019 г. Арбитражный суд Республики Татарстан признал Валерия Кучинского банкротом и ввел процедур реализации его имущества. Совместно с супругой мужчина владеет нежилым помещением общей площадью 282,1 кв. м. По данным экспертной оценки, рыночная стоимость 1/2 доли в праве общей собственности на нежилое помещение составляет 971 тыс. руб.

Финансовый управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении разработанного им положения о порядке реализации имущества должника – 1/2 доли в праве общей собственности на нежилое помещение. В положении о реализации дословно изложено следующее:

«1.2. Реализация имущества осуществляется путем направления предложения сособственнику реализуемого недвижимого имущества, в порядке статьи 250 ГК РФ, воспользоваться преимущественным правом покупки имущества по цене, определенной заключением об оценке рыночной стоимости имущества – 971 500 (Девятьсот семьдесят одна тысяча пятьсот) руб. 00 коп.

1.3. В случае отказа сособственника от преимущественного права покупки недвижимого имущества или отсутствия его волеизъявления в течение 30 дней с даты направления предложения, имущество должника подлежит реализации путем проведения открытых торгов в форме электронного аукциона открытого по составу участников и форме подачи предложений о цене».

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 19 апреля 2019 г., оставленным без изменения постановлениями апелляционного и окружного судов, положение о реализации утверждено в редакции, предложенной финансовым управляющим.

Суды исходили из того, что эта редакция отвечала основным целям процедуры реализации имущества гражданина, не нарушала прав и законных интересов кредиторов на соразмерное удовлетворение их требований и преимущественного права покупки участника долевой собственности и соответствовала правовым нормам.

Суды руководствовались ст. 110, 111, 112, 139, 213.26 Закона о банкротстве с учетом разъяснений, приведенных в п. 40 Постановления Пленума ВС РФ от 13 октября 2015 г. № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан», а также п. 1 ст. 250 ГК РФ.

ВС посчитал, что цена должна определяться на основании торгов

Не согласившись с указанными судебными актами, конкурсный кредитор должника Виктор Кузовков обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд, в которой просил их отменить и направить обособленный спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Кассатор посчитал, что утвержденный судом порядок реализации противоречит правовым нормам, предусматривающим реализацию имущества банкротов только на открытых торгах, и не позволяет определить реальную рыночную стоимость продаваемого имущества. Кроме того, утвержденный порядок реализации предоставляет сособственнику необоснованные преимущества и нарушает права кредиторов, поскольку потенциально на торгах имущество может быть продано по большей цене, чем та, что определена оценщиком. Виктор Кузовков также указал, что нежилое помещение принадлежит супругам на праве общей собственности и не должно реализовываться по предложенным финансовым управляющим правилам.

Изучив жалобу, ВС заметил, что предметом данного обособленного спора является разрешение вопроса о порядке реализации участником долевой собственности (сособственником) преимущественного права покупки доли в праве общей собственности на нежилое помещение с должником-банкротом.

Верховный Суд обратил внимание на то, что специальных норм, регулирующих особенности обращения взыскания на долю должника-банкрота в праве общей собственности на нежилое помещение, в законодательстве о банкротстве и иных специальных законах, регулирующих оборот недвижимости, не имеется. Пункт 6 ст. 69 Закона об исполнительном производстве по данному вопросу отсылает к федеральным законам.

ВС указал, что в ст. 255 ГК РФ, регулирующей общие правила обращения взыскания на долю в общем имуществе, предусмотрен алгоритм последовательных действий кредитора, преследующего цель удовлетворить свои требования за счет стоимости этой доли (каждый последующий этап возможен при недостижении цели на предыдущем): выдел доли должника в общем имуществе и обращение на нее взыскания; продажа должником доли остальным участникам общей собственности по рыночной цене с обращением вырученных от продажи средств в погашение долга; требование по суду обращения взыскания на долю должника в праве общей собственности путем продажи этой доли с публичных торгов.

В то же время, отметил Суд, Законом о банкротстве установлено, что имущество должника-банкрота за редким исключением может быть реализовано только на торгах (п. 1 ст. 126 и п. 3 ст. 139, п. 3 ст. 213.26 Закона о банкротстве). В силу этого судебный акт о признании должника банкротом санкционирует обращение взыскания на все его имущество, в том числе и на долю в праве общей собственности, и это не позволяет применить положения ст. 255 ГК РФ, касающиеся отношений, возникающих до получения этой санкции.

«Проведением публичных торгов достигается установленная Законом о банкротстве цель: возможно большее удовлетворение требований кредиторов должника-банкрота. Однако, законодательством также преследуется цель ухода от долевой собственности как нестабильного юридического образования и охраняется интерес сособственника на укрупнение собственности посредством предоставления последнему преимущественного права покупки доли (ст. 250 ГК РФ). Каких-либо законных оснований для вывода о том, что при банкротстве должника его сособственник лишается преимущественного права покупки доли, не имеется», – подчеркивается в определении.

Таким образом, резюмировал Верховный Суд, при продаже доли должника-банкрота сталкиваются противоположные и защищаемые законом имущественные интересы кредиторов и сособственников должника. «Судебная коллегия полагает, что при действующем правовом регулировании баланс этих интересов будет соблюден следующим образом. Цена доли должника в праве общей собственности на нежилое помещение должна быть определена по результатам открытых торгов. После определения в отношении доли должника победителя торгов (в том числе иного лица, с которым в соответствии с Законом о банкротстве должен быть заключен договор купли-продажи) сособственнику должна предоставляться возможность воспользоваться преимущественным правом покупки этого имущества по цене, предложенной победителем торгов, посредством направления предложения о заключении договора. В случае отказа сособственника или отсутствия его волеизъявления в течение определенного срока с даты получения им предложения имущество должника подлежит реализации победителю торгов», – указал ВС.

Такой подход, по мнению Суда, помимо прочего отвечает существу преимущественного права покупки, заключающегося в наличии у определенного законом лица правовой возможности приобрести имущество на тех условиях (в том числе по той цене), по которым это имущество готово приобрести третье лицо. До выявления победителя торгов такого третьего лица не имеется.

ВС заметил также, что специального регулирования преимущественного права покупки доли в праве общей собственности на нежилое помещение при обращении на нее взыскания в законодательстве не имеется, а вопрос о реализации преимущественного права покупки в иных ситуациях, связанных с банкротством (в частности, о цене, по которой покупатель может реализовать свое право), в Законе о банкротстве разрешен в пользу рыночной цены, определенной на торгах (п. 3 ст. 179, п. 8 ст. 195, п. 4 ст. 201).

«Вопреки выводам судов, экспертная оценка доли не может корректно отображать рыночную стоимость имущества, поскольку она имеет предварительный, предположительный характер. Ее результат в идеале менее достоверен, чем цена, определенная по факту по результатам открытых торгов, т.е. собственно рынка как такового. Применение оценочной цены не решает проблему несовершенства методик оценки, качества используемых исходных данных, субъективного фактора в оценке стоимости имущества или возможных злоупотреблений, связанных как с завышением, так и с занижением цены. К тому же правовые нормы о банкротстве гражданина (п. 2 ст. 213.26) не обязывают финансового управляющего проводить экспертную оценку имущества должника», – указывается в определении.

Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Татарстан, отметив, что тому следует привести содержание положения о реализации в соответствие с выводами данного определения. Кроме того, необходимо предварительно исследовать вопрос о том, является ли спорное нежилое помещение общей собственностью супругов или нет. Положительное решение данного вопроса дает основание для применения п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве и открывает возможность для реализации спорного имущества как единого объекта с выплатой супруге должника части средств от его продажи, соответствующей ее доле.

Эксперты «АГ» проанализировали выводы Суда

В комментарии «АГ» юрист практики антикризисного управления и банкротства юридической компании «Дювернуа Лигал» Полина Напольская указала, что ввиду роста числа личных банкротств в ВС РФ все чаще попадают споры о реализации совместного имущества супругов.

Она отметила, что Законом о банкротстве предусмотрены правила продажи имущества должника, а также специально оговорены особенности реализации имущества гражданина. Общим правилом является продажа имущества на торгах при определении начальной цены на основании оценки рыночной стоимости, утвержденной судом. «Такой механизм, по мнению законодателя, позволяет справедливо определить цену имущества с учетом существующего на нее спроса. В целом, цена продажи, сформированная на торгах, презюмируется в делах о банкротстве “идеальной”, на что указывает, например, запрет оспаривания сделок, совершенных на организованных торгах, по основаниям неравноценности встречного исполнения, причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 1 ст. 61.4 Закона о банкротстве)», – отметила юрист.

Полина Напольская указала, что ст. 250 ГК РФ прямо говорит, что преимущественное право покупки может быть реализовано по цене, за которую имущество продается, и на прочих равных условиях. Данный принцип отражен и в специальных разделах Закона о банкротстве сельскохозяйственных, стратегических предприятий и естественных монополий: арбитражный управляющий продает имущество должника лицу, имеющему право их преимущественного приобретения, по цене, определенной на торгах. «Поэтому определение ВС РФ обоснованно распространяет такой порядок и на дела о банкротстве граждан, позволяет предложить супругу должника часть имущества по цене, сформированной после проведения торгов, учитывая интересы кредиторов», – посчитала эксперт.

Адвокат практики реструктуризации и банкротства ART DE LEX Юлия Шилова отметила, что реализация преимущественного права должна происходить после проведения торгов, по результатам которого сособственнику должна предоставляться возможность воспользоваться преимущественным правом этого имущества по цене, предложенной победителем. Если сособственник отказывается, договор заключается с победителем торгов. «Иное применение закона нарушало бы принцип цели процедуры конкурсного производства, а именно удовлетворение требований кредиторов должника-банкрота в наибольшем размере», – подчеркнула она.

Юлия Шилова заметила, что аналогичным образом происходит продажа акций на торгах: «При продаже акций общества на торгах, проводимых в ходе конкурсного производства, преимущественное право приобретения акций может быть реализовано акционером путем участия в торгах и заявления о согласии приобрести акции по цене, сформированной в ходе торгов. Если этого сделано не было и при этом акционер о торгах знал, то он считается отказавшимся от реализации преимущественного права (п. 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 июня 2009 № 131)».

Арбитражный управляющий Дмитрий Рынденко указал, что данное определение позволяет разрешить правовую коллизию, возникающую между нормами Закона о банкротстве и Гражданского кодекса, при реализации в процедуре банкротства долевой собственности. «В данном судебном акте Верховным Судом установлен порядок определения цены реализации долевой собственности, а также сам порядок реализации долевой собственности, позволяющий соблюсти баланс интересов как кредиторов должника, так и сособственников имущества», – подчеркнул он.

По мнению Дмитрия Рынденко, данное определение будет способствовать единообразию правоприменения в условиях разного правового регулирования и позволит при этом достичь цели процедуры банкротства – соразмерного и полного удовлетворения требований кредиторов, одновременно не нарушая права заинтересованных лиц, имеющих преимущественное право покупки доли в собственности.