22.08.20. ВС разъяснил нюансы взимания неустойки при нарушении сроков выполнения работ. АГ. Новости.

ВС разъяснил нюансы взимания неустойки при нарушении сроков выполнения работз0

Суд отменил постановление кассации, которая не учла, что начисление неустойки продолжалось каждый день до момента фактического выполнения субподрядчиком работ по договорам

18 Августа
Один из адвокатов назвал странным подход окружного суда, проигнорировавшего ряд ранее озвученных разъяснений высших инстанций по такому вопросу. Другой предположил, почему суд округа допустил весьма распространенную ошибку – он явно имел в виду ч. 1 ст. 207 ГК РФ, хотя и не сослался на нее в своем постановлении.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 308-ЭС19-27287 по спору между участниками субподрядного договора о взыскании задолженности по оплате выполненных работ и неустойки за несвоевременное их выполнение.

С 2012 по 2014 г. ООО «Передвижная механизированная колонна Русская» (генподрядчик) и ООО «711 Военпроект» (субподрядчик) заключили 6 договоров субподряда на выполнение проектно-изыскательских работ.

Впоследствии субподрядчик обратился в суд с исками к генподрядчику о взыскании задолженности по договорам субподряда, а последний предъявил встречный иск о взыскании неустойки за нарушение сроков выполнения договорных работ (дела № А63-9366/2017, А63-9367/2017, А63-9369/2017, А63-9370/2017, А63-9409/2017, А63-9549/2017). 10 октября 2017 г., в период рассмотрения этих судебных споров, стороны подписали соглашение в целях урегулирования взаимных претензий, связанных с нарушением сроков оплаты выполненных субподрядчиком договорных работ и их качеством. Участники установили график погашения задолженности генподрядчиком на период с 30 ноября 2017 г. по 31 октября 2018 г. на сумму 99 млн руб. В свою очередь, субподрядчик обязался устранить недоделки и дефекты при выполнении строительно-монтажных работ.

Поскольку генподрядчик не погасил задолженность, «711 Военпроект» обратилось в арбитражный суд с иском о ее взыскании и взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. В свою очередь, «ПМК Русская» предъявило иск о взыскании неустойки в связи с нарушением контрагентом сроков выполнения работ.

Суды первой и второй инстанций удовлетворили иск субподрядчика частично, взыскав с ответчика 30 млн руб. Они также удовлетворили встречный иск «ПМК Русская», взыскав в пользу компании свыше 10 млн руб. Удовлетворяя встречный иск, обе судебные инстанции установили факт нарушения субподрядчиком сроков выполнения работ, признав верными расчет размера неустойки и заключенное соглашение по взаимным претензиям. При этом суды отметили, что просрочка исполнения обязательства по договору субподряда от 10 октября 2013 г. имела место с 30 декабря 2014 г., то есть с установленного сторонами в договоре срока выполнения работ, до момента их фактического выполнения 30 августа 2016 г. Поскольку истец обратился в суд 4 марта следующего года, срок исковой давности взыскания неустойки не является пропущенным за период с 3 февраля 2016 г. (4 марта 2019 г. минус один год и один месяц для соблюдения претензионного порядка) по 30 августа 2016 г. (дата фактического исполнения обязательства).

В дальнейшем окружной суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций в части взыскания неустойки в пользу генподрядчика. Кассация сочла, что общество «ПМК Русская» пропустило срок взыскания неустойки по всем заявленным требованиям. Третья инстанция заключила, что срок исковой давности ограничен трехлетним периодом, следующим за днем наступления установленного в каждом договоре срока выполнения работ, который на дату обращения в суд уже истек, тем самым проигнорировав дату фактического выполнения работ субподрядчиком.

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд генподрядчик указал, что неустойка взималась за нарушение сроков выполнения работ, которые были сданы субподрядчиком значительно позже договорных сроков. В силу длящегося нарушения субподрядчиком условий договоров предусмотренная ими неустойка представляет собой «текущую» меру ответственности, подлежащую начислению за каждый день просрочки исполнения обязательства. В связи с этим срок исковой давности взыскания неустойки должен исчисляться отдельно по каждому дню просрочки.

После изучения материалов дела № А63-26522/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС не согласилась с выводом окружного суда, поскольку при определении периода подлежащей взысканию неустойки необходимо исходить из трехлетнего срока, предшествующего дате обращения в суд с иском, что и было сделано судами первой и апелляционной инстанций. Обе эти инстанции с учетом даты фактического исполнения обществом-субподрядчиком своих обязательств по договорам не усмотрели истечение трехлетнего срока до обращения общества «ПМК Русская» в арбитражный суд.

«Суд кассационной инстанции не учел, что начисление неустойки продолжалось каждый день до момента фактического выполнения субподрядчиком работ по договорам, что согласуется с разъяснениями, содержащимися в п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. № 43 о некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности, в соответствии с которыми срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки (ст. 330 ГК РФ) или процентов, подлежащих уплате по правилам ст. 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки», – отмечено в определении.

Верховный Суд отметил, что позиция судов первой и апелляционной инстанций соответствует правовой позиции высших судебных инстанций и сложившейся судебной практике. В связи с этим он отменил постановление кассации и оставил в силе судебные акты первой и второй инстанций.

Читайте также

Президиум ВС представил правовые позиции по экономическим спорам в Обзоре № 3 за 2019 г.

В обзор вошли вопросы банкротства, исполнения обязательств в натуре, прав арендатора госимущества, а также исполнения решений зарубежных судов

05 Декабря 2019

Адвокат, партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков назвал странным подход окружного суда. «К сожалению, я не могу понять логику кассации, которая при наличии соответствующих разъяснений Президиума Верховного Суда, Обзора практики ВС РФ, определений судебной коллегии ВС РФ принимает подобное постановление, так как очевидно, что неустойка взыскивается до момента фактического исполнения договора. Могу лишь допустить, что суд кассационной инстанции могли смутить какие-то формулировки в договорных отношениях между сторонами, иначе я не понимаю причины подобной ошибки», – отметил он.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченкополагает, что кассационный суд допустил весьма распространенную ошибку, на которую Верховный Суд неоднократно указывал в своих разъяснениях и на которые он сам же ссылается в определении.

«Кассационный суд рассуждал так: поскольку срок давности по основному требованию пропущен, то и срок давности по дополнительным требованиям, в том числе неустойке, также пропущен. Суд явно имел в виду ч. 1 ст. 207 ГК РФ, хотя и не ссылается на нее. По буквальному толкованию этой нормы так и должно быть. Но Верховный Суд РФ давно уже истолковал эту норму contra legem и вывел в своей практике одно исключение: если обязательство исполнено с просрочкой, но в пределах исковой давности, то неустойка за просрочку имеет свою собственную давность, не погашаемую по правилам ч. 1 ст. 207 ГК РФ. Комментируемое определение лишь исправляет ошибку нижестоящего суда, который отступил от этой практики», – убежден эксперт.

Зинаида Павловаэ

18 Августа 2020