22.10.2021 Суды стали взыскивать компенсации морального вреда родственникам умершего пациента в связи с ненадлежащим оказанием медпомощи АГ

Материал выпуска № 20 (349) 15-31 октября 2021 года.

Случаи, когда родственники умерших пациентов обращаются в суды для взыскания с медицинской организации морального вреда, причиненного смертью близких людей, нередки. Как правило, истцы уверены, что в смерти близких виноваты медицинские работники, они ненадлежащим образом лечили пациентов, что и привело к их смерти. Такие иски ранее оставались без удовлетворения, но в 2019 г. ситуация изменилась. Спустя два года можно говорить о формировании единообразной судебной практики по данной категории дел. В настоящей статье изложен порядок подачи искового заявления о компенсации морального вреда родственникам умершего пациента в связи с ненадлежащим оказанием медпомощи и отмечены особенности рассмотрения иска в делах указанной категории.

Нормативная база

Когда родственник пациента обращается в суд с иском о компенсации морального вреда, то отношения медорганизации и истца носят внедоговорной характер: договор на оказание медуслуг между истцом и ответчиком отсутствует, права самого истца не нарушены, нарушены права – родственника истца. По сути, такие правоотношения истца и ответчика возникают из предположения о причинении вреда (с. 151, 1099–1101,1064 Гражданского кодекса РФ).

Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» устанавливает, что каждый имеет право на медицинскую помощь в гарантированном объеме, оказываемую без взимания платы в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, а также на получение платных медицинских услуг и иных услуг, в том числе в соответствии с договором добровольного медицинского страхования (ч. 1, 2 с. 19). Медицинская помощь – это комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг (п. 3 ч. 1, ст. 2).

Качество медицинской помощи – совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата (п. 21 ч. 1 ст. 2).

Медицинская помощь оказывается в соответствии с положением об оказании медпомощи, порядками, стандартами и клиническими рекомендациями оказания медицинской помощи (ч. 1 ст. 37).

Медицинские организации, медицинские работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации (ч. 2, 3 ст. 98).

На основании п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Таким образом, вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации. Согласно п. 1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Пункт 3 постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (далее – Постановление № 10) закрепил, что одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. В п. 4 этого Постановления указано, что отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда.

Согласно п. 11 постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» (далее – Постановление № 1) по общему правилу, установленному п. 1 и 2 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Доказательства отсутствия вины медорганизации в смерти пациента должна предоставить именно она, а истец представляет доказательства, подтверждающие факт некачественного оказания медицинской помощи, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что больница является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Как следует из п. 2 Постановления № 10, моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потер певшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий (абз. 2 п. 8 Постановления № 10). Аналогичная позиция изложена в ст. 1101 Гражданского кодекса РФ.

Следовательно, для привлечения к ответственности в виде компенсации морального вреда юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются обстоятельства, связанные с тем, что потерпевший перенес физические или нравственные страдания в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ему нематериальные блага (в настоящем случае – право на родственные и семейные связи), при этом на причинителе вреда лежит бремя доказывания правомерности его поведения, а также отсутствия его вины. Иначе говоря, установленная законом презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт наличия вреда (физических и нравственных страданий – если это вред моральный), а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Пункт 32 Постановления № 1 указывает, что при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

Судебная практика

Судебная практика по искам родственников умерших пациентов к клиникам о возмещении морального вреда до февраля 2019 г. преимущественно складывалась отрицательной. Суды отказывали родственникам во взыскании морального вреда, например, Гулькевичский районный суд (Краснодарский край) в решении от 6 сентября 2018 г. по делу № 2–300/2018 пришел к выводу, что право требовать взыскания компенсации морального вреда связано с личностью потерпевшего и носит личный характер, поэтому данное право не входит в состав наследственного имущества и не может переходить по наследству – на основании чего родственнику было отказано в удовлетворении требования о компенсации морального вреда в связи со смертью пациента.

Но все изменило определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 февраля 2019 г. № 69-КГ18– 22, которое содержит заключение, что из нормативных положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, толкования положений Конвенции в соответствующих решениях Европейского Суда по правам человека в их взаимосвязи с нормами Конституции РФ, Семейного кодекса РФ, положениями ст. 150, 151 Гражданского кодекса РФ следует, что в случае нарушения прав граждан в сфере охраны здоровья, причинения вреда жизни и здоровью гражданину при оказании ему медицинской помощи, а равно как в случае оказания ему ненадлежащей медицинской помощи требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены родственниками такого пациента, другими близкими ему людьми, поскольку в связи с ненадлежащим оказанием медицинской помощи такому лицу лично им в силу сложившихся семейных отношений, характеризующихся близкими отношениями, духовной и эмоциональной связью между членами семьи, также причиняются нравственные и физические страдания (моральный вред).

С этого момента суды стали взыскивать в пользу родственников компенсации морального вреда.

Это Определение стало знаковым для судебной системы РФ – те решения, в которых суды отказывали истцам, стали обжаловаться истцами и исковые требования о взыскании морального вреда стали удовлетворяться (например, определение Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 24 ноября 2020 г. № 88–17996/2020, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 3 декабря 2019 г. по делу № 33–20770/2019, апелляционное определение Свердловского областного суда от 28 ноября 2019 г. по делу № 33–19978/2019, определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 12 января 2021 г. по делу № 88–404/2021, определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 2 августа 2021 г. № 57-КГ21–11-К1, от 21 июня 2021 г. № 64-КГПР21–1-К9).

Подача искового заявления о компенсации морального вреда

Согласно ст. 12 ГПК РФ к исковому заявлению прилагаются:

1. Документ, подтверждающий уплату государственной пошлины. Поскольку требование о взыскании денежной компенсации морального вреда является неимущественным, размер государственной пошлины, уплачиваемой при подаче искового заявления такого рода, в соответствии с подп. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ составляет 300 руб.

2. Доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочия представителя истца.

3. Документы, подтверждающие выполнение обязательного досудебного порядка урегулирования спора. Формально иски о взыскании морального вреда не подпадают под требование обязательного соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, суды принимают к рассмотрению иски о компенсации морального вреда без направления досудебной претензии. Однако, если истец направлял претензию о некачественно оказанной медицинской помощи в страховую компанию или фонд ОМС или Росздравнадзор и получил ответ, что помощь, действительно, оказана с нарушением стандартов и порядков оказания медпомощи, – это будет дополнительным доказательством в пользу истца.

В данном случае именно страховая компания, фонд ОМС, Росздравнадзор являются теми организациями, которые могут провести экспертизу качества оказанной медпомощи и представить относительно незаинтересованный ответ. Департамент или Министерство здравоохранения выступают в качестве органа исполнительной власти субъекта РФ и в качестве учредителя государственных медицинских организаций. Как учредитель, так и сама медорганизация будут проводить экспертизу качества оказанной медпомощи максимально лояльно по отношению к врачам.

Необходимо учитывать, что претензия в ОМС или страховую компанию не заменит иска в суд, так как ОМС и страховые компании компенсацию морального вреда произвести не смогут. Согласно разд.9 письма ФФОМС от 5 мая 1998 г. № 1993/36.1-и, если застрахованному лицу причинен моральный вред (физические или нравственные страдания), то только суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

К сведению. Претензии нужно писать обязательно при подаче иска о возмещении морального вреда самими пациентами, тогда на основании п. 6 ст. 13 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300–1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей) можно заявить требование о взыскании штрафа в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя. Если же такой претензии не будет, суд откажет во взыскании штрафа (например, апелляционное определение Свердловского областного суда от 20 августа 2020 г. по делу № 33–11067/2020, определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 30 июня 2020 г. по делу № 88–10315/2020).

Как следует из п. 9 постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.

4. Документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования. Это прежде всего копия свидетельства о смерти родственника, копии документов, подтверждающих родство, копии имеющихся на руках медицинских документов.

5. Расчет взыскиваемой или оспариваемой денежной суммы, подписанный истцом, его представителем. Указание по тексту искового заявления на сумму компенсации морального вреда, которую хотел бы получить истец.

6. Уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление другим лицам, участвующим в деле, копий искового заявления и приложенных к нему документов.

7. Документы, подтверждающие совершение стороной (сторонами) действий, направленных на примирение, если такие действия предпринимались и соответствующие документы имеются.

К сведению. Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 7 июня 2021 г. № 88–11823/2021, 9–1815/2015–2020 указало, что иски родственников о компенсации морального вреда могут быть предъявлены по правилам альтернативной подсудности по месту жительства истцов в соответствии с ч. 5 и ч. 7 ст. 29 ГПК РФ, положениями которой истцу, предъявляющему требования о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, предоставлено право подачи иска в суд по месту его жительства или месту причинения вреда. Так как иски родственников о компенсации морального вреда основаны на правоотношениях, подпадающих под действие Закона о защите прав потребителей.

Рассмотрение иска о компенсации морального вреда

Судебное разбирательство, по сути, сведется к определению качества оказанной медицинской помощи. Суд не имеет специальных познаний в области медицины, поэтому для принятия решения по существу дела необходимо проведение экспертизы качества оказанной медицинской помощи.

Такая экспертиза проводится на основании медицинской документации, предоставленной ответчиком (также может быть запрошена документация из медорганизаций, в которых пациенту оказывалась помощь. Например, из поликлиники по месту жительства для доказывания факта того, что пациент был здоров, к врачам не обращался или обращался редко).

Заключение экспертизы будет содержать ответы на вопросы, поставленные судом в определении о назначении экспертизы. Обычно это вопросы: была ли медицинская помощь оказана качественно, имеется ли причинно-следственная связь между оказанной медицинской помощью и наступившими неблагоприятными последствиями в виде смерти пациента.

Юридическое значение может иметь и косвенная (опосредованная) причинная связь, если дефекты (недостатки) оказания медицинской помощи могли способствовать ухудшению состояния здоровья и привести к неблагоприятному исходу, т.е. к смерти. При этом ухудшение состояния здоровья человека вследствие ненадлежащего оказания ему медицинской помощи, в том числе по причине дефектов ее оказания, причиняет страдания, т.е. причиняет вред как самому пациенту, так и его родственникам, что является достаточным основанием для компенсации морального вреда (определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 22 марта 2021 г. № 18-КГ20–122-К4, от 2 августа 2021 г. № 57-КГ21–11-К1).

Если экспертиза выявит отсутствие между допущенными медицинским персоналом дефектами оказания медицинской помощи пациенту и наступлением смерти прямой причинной связи, но при этом установит, что причинная связь носит косвенный характер, это будет основанием для удовлетворения требований истца (например, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 3 декабря 2019 г. по делу № 33–20770/2019).

Даже если в заключении экспертизы будет указано, что имеется непрямая (опосредованная) причинно-следственная связь между дефектами оказанной медпомощи и наступлением смерти, суд может удовлетворить требования истцов о возмещении морального вреда, так как были нарушены личные неимущественные права истцов на семейную жизнь, что повлекло причинение каждому из них нравственных страданий (морального вреда) (определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 12 января 2021 г. по делу № 88–404/2021).

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что иски о компенсации морального вреда родственникам умершего пациента в связи с ненадлежащим оказанием медпомощи имеют шансы на удовлетворение. С каждым годом их становится больше и в Российской Федерации вырабатывается положительная для истцов судебная практика по таким делам.