23.03.20. Новые тенденции VIP-банкинга. Правовые риски при привилегированном банковском обслуживании. АГ.

Новые тенденции VIP-банкинга

Правовые риски при привилегированном банковском обслуживании
Севастьянова Юлия
Севастьянова Юлия

Адвокат АП Волгоградской области, к.ю.н.
Материал выпуска № 5 (310) 1-15 марта 2020 года.

В статье «Обратная сторона привилегии» (см.: «АГ». 2018. № 3 (260)№ 4 (261)) автор анализировала риски, с которыми сталкиваются банковские VIP-клиенты. К сожалению, случаи ущемления прав данной категории лиц не только происходят с завидной регулярностью, но и приобретают все более сложный характер. О новых тенденциях в области VIP-банкинга пойдет речь в настоящем материале.

Читайте также комментарии к данному материалу партнера, руководителя практики судебной защиты КСК групп Егора Горина, управляющего партнера юридической компании «Позиция Права» Егора Редина и юриста, руководителя компании «Шипович и партнеры» Дениса Шиповича.

VIP-банкинг подразделяется на Private Banking и Premium Banking, первый рассчитан на удовлетворение потребностей валютных миллионеров, именуемых UHNWI (Ultra High Net Worth Individuals) и HNWI (High Net Worth Individuals). Второй сегмент охватывает рублевых миллионеров.

Услуги, предоставляемые в рамках Private Banking, как правило, носят эксклюзивный характер, обусловленный индивидуальными особенностями клиента. Premium Banking – это сфера тиражируемого премиального розничного обслуживания, рассчитанная на обслуживание типовых потребностей представителей среднего класса.

Привилегированный пакет услуг по общему правилу является платным, но если клиент соответствует определенным критериям, то пакет услуг может предоставляться на бесплатной основе. Критерии чаще всего касаются требований о поддержании определенного суммарного баланса денежных средств либо оборота по счетам в размере, установленном кредитной организацией.

Достаточно часто привилегированными клиентами становятся вкладчики, размещающие в кредитной организации значительные суммы денежных средств. Год назад в статье «Обратная сторона привилегии» мы выявили следующие проблемы, с которыми сталкиваются состоятельные вкладчики:

  • недостаточная защищенность сведений, относящихся к банковской тайне;
  • лишение потребительской защиты тех лиц, которые получают индивидуальное эксклюзивное обслуживание;
  • уязвимость для киберпреступников;
  • сложность восстановления нарушенных прав в случае недобросовестности со стороны персонального менеджера, а также одностороннего изменения банком условий привилегированного обслуживания.

Можно констатировать, что вышеперечисленные проблемы продолжают преследовать привилегированных клиентов на фоне возникающих новых правовых вызовов.

Качество привилегированных услуг, предоставляемых банковскими партнерами

Как правило, в рамках VIP-обслуживания банки предоставляют клиентам, в том числе возможность страхования жизни и здоровья при выезде за рубеж. Споры возникают тогда, когда страховая компания по тем или иным причинам не выплачивает страховое возмещение при наступлении страхового случая. Поскольку страховую компанию выбирает банк, а также оплачивает за клиента страховую премию, то недовольный клиент предъявляет требования не только к страховой компании, но и к кредитной организации.

Формально банк в рамках таких споров не является ответчиком. Поэтому, даже если страховая компания виновно не выплатила страховое возмещение, то банк ответственность за действия страховщика не несет1. Страховое возмещение будет взыскано со страховой компании2. Однако в некоторых случаях клиент получает отказ потому, что банк не исполнил обязанность по уплате страховой премии либо договор страхования прекратил свое действие по требованию кредитной организации3. Но, даже если осмотрительный клиент, знающий о возможных недобросовестных проявлениях со стороны кредитных организаций, направит в банк запрос с требованием подтвердить факт оплаты страховой премии, то далеко не всегда финансисты предоставляют необходимую информацию. В частности, в адвокатской практике автора настоящей статьи есть прецедент, когда в банк был направлен подобный запрос о том, была ли перечислена страховая премия. Кредитная организация отказалась предоставить информацию, сославшись на то, что сведения являются коммерческой тайной и не подлежат разглашению клиенту.

Иногда мы встречаем нетипичных банковских партнеров и нестандартные привилегированные услуги. Московский городской суд 2 апреля 2019 г. рассмотрел дело № 33–10876/2019, в рамках которого между банком и клиентом были договорные отношения по предоставлению набора услуг и сервисов (пакет «Привилегия»), потребителем было подписано заявление на подключение к программе помощи на дорогах. По данной программе истцу должен был быть предоставлен расширенный набор услуг и сервисов по обслуживанию автомобиля: техническая консультация по телефону, юридическая консультация по телефону, очная юридическая консультация, справочно-информационные услуги, запуск двигателя, замена поврежденных колес, подвоз топлива, вскрытие автомобиля, эвакуация с места ДТП/поломки, такси при эвакуации, аварийный комиссар, сбор справок, помощь другу, подменный автомобиль, гостиница на время ремонта, возвращение домой, независимая экспертиза, медицинская помощь при ДТП, европейское покрытие, дисконтная программа. Истец, управляя своим автомобилем, попал в ДТП, после чего незамедлительно позвонил по указанному в договоре номеру телефона для вызова аварийного комиссара, но на данную просьбу истцу сообщили, что его нет в базе данных обслуживаемых клиентов вышеуказанной услуги. В предоставлении услуги, предусмотренной договором, истцу было отказано. Клиент в адрес ответчика направил требование о перечислении денежных средств, оплаченных за оформление карты «Автолюбитель». Однако письмом банк сообщил истцу, что пакет услуг «Привилегия» был подключен позже должной даты, в перечислении денежных средств за данную услугу истцу было отказано.

Суд, буквально толкуя содержание договора, пришел к выводу – кредитная организация принятых на себя обязательств по договору не исполнила, существенно нарушила условия договора. Потребитель на основании ст. 32 Закона РФ «О защите прав потребителей» имеет право в любое время отказаться от предоставленных услуг по программе обслуживания РАМК при условии оплаты фактически понесенных расходов, связанных с исполнением обязательств по договору. В данном случае заключение договора «Помощь на дороге» для держателя банковской карты «Автолюбитель» было обусловлено заключением им кредитного договора с банком и приобретением транспортного средства. Денежные средства 30 000 руб. составляют оплату за период действия договора, договор прекратил действие с учетом отказа истца от его исполнения, в связи с отказом от исполнения услуги предусмотренная услуга истцу в полном объеме оказана не была. При таких обстоятельствах суд счел, что с банка в пользу истца подлежат взысканию денежные средства в размере 30 000 руб., поскольку каких-либо доказательств несения расходов вследствие исполнения договора по предоставлению набора услуг и сервисов (пакет «Привилегия») кредитная организация не представила. Возражения банка о добровольности приобретения заемщиком сервисных услуг, оказываемых в рамках программы «Помощь на дорогах», были признаны несостоятельными.

Правильность начисления бонусов

Относительно новая категория судебных споров касается требований привилегированных клиентов о начислении бонусных баллов. Так VIP-клиент предъявил иск к банку, в котором просил обязать кредитную организацию выплатить бонусное вознаграждение в размере 249 920 (двухсот сорока девяти тысяч девятисот двадцати) бонусных баллов и компенсировать моральный вред. Истец ссылался на то, что ответчиком недоначислено баллов, при этом в спорный период истцом совершались операции с использованием банковской карты. Суд установил, что истцом совершались операции в пользу третьих лиц с использованием их денежных средств, что противоречит положениям правил предоставления и использования банковских карт, которые являются неотъемлемой частью заключенного между сторонами договора и обязанность соблюдать которые истец принял на себя при заключении данного договора. При таких обстоятельствах банк правомерно не начислял истцу бонусные баллы за совершение операций с использованием банковской карты, так как согласно правилам предоставления и использования банковских карт их начисление производится на бонусный счет держателя карты, использовать данные бонусные баллы в соответствии с указанными правилами вправе только держатель карты и владелец бонусного счета, что предполагает возможность их начисления исключительно при совершении банковских операций с использованием банковской карты, за совершение которых начисляются бонусные баллы за счет средств держателя карты и в его личных целях, а не в интересах и за счет иных лиц. Поскольку данные операции совершены истцом в пользу третьих лиц с использованием их денежных средств, банк правомерно отказал в начислении бонусных баллов за совершение таких операций4.

Недопуск к премиальному обслуживанию или введение ограничений при проведении платежей по «антиотмывочным» основаниям

К сожалению, банки вынуждены применять «антиотмывочное» законодательство даже по отношению к привилегированным клиентам: VIP-статус не спасает. Более того, крупные суммы, которыми оперируют такие потребители, привлекают особое внимание финансистов.

Например, целый ряд судебных споров связан с тем, что банкиры отказали в проведении платежей и заблокировали дистанционный доступ к счету. Московский городской суд рассмотрел спор5, в рамках которого банк отказался совершить перевод 1 000 000 евро, который был оформлен как возврат займа клиенту от организации, в которой этот клиент был руководителем. Суд встал на сторону финансистов. Санкт-Петербургский городской суд счел правомерной блокировку счета по причине выявления сомнительных операций, при этом клиент не представил пояснения об источнике поступления (происхождения) зачисленных на счет денежных средств6.

Следует отметить, что споры между привилегированными потребителями и банкирами по поводу правомерности отказов в проведении платежей по «антиотмывочным» основаниям встречаются достаточно часто. Как правило, если дело доходит до суда, то победителями становятся банкиры7. Хотя иногда бывают исключения, когда банкиры проигрывают споры клиентам.

Например, привилегированный потребитель обратился в суд с иском к банку, указывая в обоснование заявленных требований, что в соответствии с заключенным с ответчиком договором на выпуск и обслуживание международной дебетовой карты на его имя была выпущена дебетовая карта и открыт счет. Истец обратился к ответчику с заявлением о выдаче перечисленных на указанную карту денежных средств в размере 590 000 руб. по договору купли-продажи земельного участка. Первоначально банк отказал в выдаче денежных средств, указав на необходимость представить документы, подтверждающие законность перечисления денежных средств на счет истца. После предоставления истцом всех документов, послуживших основанием для перечисления на его счет денежной суммы в размере 590 000 руб. (копии договора купли-продажи, свидетельства о государственной регистрации права собственности, копии платежного поручения), банк также отказался выдать денежные средства без указания причины отказа.

Привилегированный потребитель обратился к банку с заявлениями об отказе от использования всех дебетовых карт, выпущенных банком на его имя, и закрытии счетов с выдачей остатков денежных средств либо перечислением остатков денежных средств в другой банк. Однако закрыть счета и выдать истцу денежные средства либо перечислить их в другой банк ответчик отказался, сославшись на наличие у банка права удерживать денежные средства в течение 45 суток после подачи заявления о закрытии счета и выплате остатка денежных средств по счету. Полагая указанные действия банка противоречащими положениям норм гл. 45 Г К Р Ф, требованиям Закона РФ «О защите прав потребителей», клиент обратился в суд и просил признать недействительными положения Условий использования карт в части установления 45-дневного срока для закрытия счета и выдачи денежных средств с даты обращения, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб. и штраф. Решением Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга признаны недействительными Условия использования банковских карт в части установления 45-дневного срока для закрытия счета и выдачи денежных средств с даты обращения. С банка в пользу клиента взыскана компенсация морального вреда в размере 5000 руб., штраф в размере 2500 руб. Суд указал, что Условия использования банковских карт, являющихся неотъемлемой частью договора банковского счета, заключенного между банком и клиентом, противоречат ч. 3 ст. 859 ГК РФ и ущемляют права истца как потребителя по сравнению с установленными законом правилами выдачи остатка денежных средств. В данной связи предусмотренных законом оснований для отказа в иске у суда не имелось8.

Нельзя не отметить, что все вышеперечисленные кейсы касались споров в рамках действующих правоотношений привилегированного обслуживания. Однако практика располагает прецедентами, когда банк, руководствуясь «антиотмывочными» основаниями, отказался от заключения с клиентом договора на приобретение пакета премиальных услуг. Причиной отказа явился факт того, что клиент был директором юридического лица, которое, по мнению кредитной организации, совершало сомнительные с точки зрения Закона № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» операции и было внесено в «черный список».

Суд указал, что у банка имелись основания для отнесения операций, совершенных организацией с участием потребителя, к сомнительным, поскольку усматривалось, что с помощью банковских операций произошло выведение из безналичного оборота значительной суммы денежных средств с получением данной суммы клиентом в виде наличных. Доказательств представления банку документов для осуществления внутреннего контроля и установления экономической целесообразности сделок потребителем представлено не было9.

Законность рекламы привилегированных услуг

Банк распространил в эфире радиостанции рекламу следующего содержания: «Алло! Здравствуйте. Это П. – ваш персональный менеджер в банке. Авиабилеты забронированы, консьерж-служба планирует отдых, в аэропорту воспользуйтесь бизнес-залом. Спасибо. Столько привилегий бесплатно. Открывая вклад свыше 2 миллионов рублей на 367 дней, вы становитесь участником программы премиального обслуживания. Ставка 12% годовых».

Антимонопольный орган счел, что данная реклама нарушает ч. 7 ст. 5 и п. 2 ч. 2 ст. 28 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе». В обоснование своей позиции антимонопольный орган привел следующие доводы. Процентная ставка 12% годовых в рублях может быть предоставлена только по вкладу Premium при соблюдении следующих условий: максимальная сумма вклада, на которую начисляются проценты по годовой процентной ставке 12%, – 2 000 000 руб., срок вклада – 367 день, при этом если сумма вклада превысит максимальную сумму вклада (2 000 000 руб.), то на разницу между фактической суммой вклада и максимальной суммой вклада проценты начисляются по ставке, равной 0,75 годовой процентной ставки в соответствующей валюте, действующей по вкладу на дату заключения договора банковского вклада.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 28 Закона о рекламе реклама банковских, страховых и иных финансовых услуг не должна умалчивать об иных условиях оказания соответствующих услуг, влияющих на сумму доходов, которые получат воспользовавшиеся услугами лица, или на сумму расходов, которую они понесут, если в рекламе сообщается хотя бы одно из таких условий. Отсутствие в рекламе всех условий, влияющих на сумму расходов, которые понесут воспользовавшиеся рекламируемой финансовой услугой лица, искажает смысл информации о рекламируемом продукте, в том числе об условиях его приобретения и использования, и вводит в заблуждение потребителей рекламы. В рассматриваемой рекламе были указаны только привлекательные условия по вкладам. Вместе с тем условия, которые позволили бы потребителю правильно и в полном объеме оценить приемлемость условий оказания услуг, в рассматриваемой рекламе отсутствуют. Поскольку распространенная обществом реклама финансовой услуги вкладов направлена на формирование у потребителей желания ею воспользоваться, то существенной является не только информация, привлекательная для потребителя, но и информация, способная обмануть ожидания, сформированные у потребителей такой рекламой.

В соответствии с ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе не допускается реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования, если при этом искажается смысл информации и вводятся в заблуждение потребители рекламы. Учитывая изложенное, данная реклама была признана ненадлежащей.


1 Определение Мосгорсуда от 18 декабря 2018 г. № 4г‑16886/2018, апелляционные определения Мосгорсуда от 22 января 2018 г. по делу № 33–2537/2018; Ставропольского краевого суда от 5 марта 2019 г. по делу № 33–1923/2019.

2 Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 27 сентября 2016 г. № 33–19511/2016 по делу № 2–666/2016.

3 Апелляционное определение Мосгорсуда от 14 июня 2018 г. по делу № 33–20788/2018.

4 Апелляционное определение Мосгорсуда от 2 ноября 2017 г. по делу № 33–44200/2017; определение Мосгорсуда от 13 ноября 2017 г. № 4Г‑12918/2017.

5 Определение Мосгорсуда от 28 июня 2018 г. № 4г‑7988/2018.

6 Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 30 июля 2018 г. № 33–16892/2018 по делу № 2–1622/2018.

7 Апелляционные определения Мосгорсуда от 14 сентября 2018 г. по делу № 33–39892/2018; Санкт-Петербургского городского суда от 15 сентября 2016 г. № 33 18196/2016 по делу № 2–255/2016, от 31 июля 2018 г. № 33– 15590/2018 по делу № 2–89/2018; Самарского областного суда от 17 февраля 2016 г. по делу № 33–1978/2016.

8 Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 15 сентября 2016 г. № 33–18196/2016 по делу № 2–255/2016.

9 Апелляционное определение Свердловского областного суда от 25 мая 2018 г. по делу № 33–9286/2018; определение Московского городского суда от 6 февраля 2017 г. № 4г‑0895/2017.