23.03.2021 ВС указал, когда можно вернуть бракованный iPhone Право.ру

У нового айфона оказалась сломана камера. Клиент отправил претензию продавцу на 16-й день после покупки, но безуспешно. Тогда он решил отсудить потраченные деньги. Суды разошлись во мнениях, можно ли это сделать. Апелляция и первая кассация решили, что мужчина пропустил пятнадцатидневный срок на подачу претензии, а выявленный недостаток – несущественный. Верховный суд с ними не согласился.

13 декабря 2018 года Андрей Петров* в ООО «Сеть Связной» (в прошлом – АО «Связной Логистика») купил себе новый iPhone XS за 87 170 руб. В первые дни использования выяснилось, что у телефона не работает камера. 28 декабря Петров направил продавцу претензию. Он потребовал вернуть деньги за некачественный товар. Но бумагу «Сеть Связной» так и не получил – 24 января она вернулась покупателю, потому что истек срок хранения на почте.

После этого Петров за свой счет отдал iPhone на экспертизу. 4 февраля специалисты подтвердили, что сломанная камера – это производственный недостаток. Получив результаты экспертизы, Петров обратился в суд. Он потребовал взыскать с продавца стоимость телефона, 6000 руб. расходов на экспертизу, неустойку в размере 1% от стоимости товара за каждый день просрочки до даты фактического исполнения обязательств, 5000 руб. компенсации морального вреда, а также потребительский штраф (50% от суммы требований, не удовлетворенных в срок).

Первая инстанция встала на сторону покупателя. По требованию ответчика суд назначил еще одну экспертизу. Она подтвердила выводы заключения, предоставленного Петровым. Базарно-Карабулакский райсуд Саратовской области решил, что «Сеть Связной» нарушил права потребителя, и частично удовлетворил иск Петрова. Он снизил размер запрашиваемой неустойки до 0,2% за каждый день просрочки до даты вынесения решения и присудил не 5000 руб., а 1000 руб. компенсации морального вреда (№ 2-2-61/2019). Всего получилось 131 051 руб.

Апелляция не поддержала выводы райсуда. Выявленный недостаток не является существенным, решил Саратовский облсуд. Кроме того, он посчитал, что Петров пропустил пятнадцатидневный срок, в который нужно направить претензию продавцу. Он купил телефон 13 декабря, то есть подать претензию мог до 27-го, а сделал это только 28-го. Облсуд отменил решение первой инстанции и отказал в иске (№ 33-6338/2019). Первый кассационный СОЮ согласился с апелляцией (№ 88-7553/2020).

После этого Петров обратился в Верховный суд.  

Неправильно посчитали срок

Рассматривая это дело, тройка судей под председательством Сергея Романовского сослалась на п. 1 ст. 18 закона о защите прав потребителей. В нем говорится, что покупатель технически сложного товара может в течение 15 дней со дня передачи ему вещи отказаться от договора купли-продажи, если обнаружит недостатки в изделии.

При этом он может потребовать вернуть деньги за покупку или попросить заменить товар. Все это потребитель вправе сделать независимо от того, насколько существенны были выявленные дефекты, если предъявит свои требования в течение 15 дней, следует из п. 38 постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 года № 17

Вывод судов о том, что Петров пропустил этот пятнадцатидневный срок, не соответствует закону, подчеркнул Верховный суд. Согласно ст. 191 ГК, срок начинает течь на следующий день после даты или события, которыми определено его начало.

Если товар Петров получил 13 декабря, то пятнадцатидневный срок начал течь с 14 декабря. Его окончание пришлось на 28 декабря – день, когда покупатель направил претензию ответчику. То есть в отведенный законом срок Петров уложился, решила гражданская коллегия. Она отменила акты апелляции и первой кассации, направив дело на пересмотр в облсуд (№ 32-КГ20-14-К1).

«Очевидные ошибки»

Существенность недостатка следует устанавливать только в том случае, если технически сложный товар возвращают по истечении 15 дней. Петров же уложился в срок, и, следовательно, оценивать серьезность выявленного дефекта не было необходимости – у истца и так было право на отказ от договора и возврат денег, комментирует Галина Гамбург из Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС .

С ней соглашается Дарья Трубина, старший юрист юрфирмы Клифф . По ее словам, в деле Петрова Верховному суду пришлось исправлять очевидные ошибки нижестоящих инстанций, которые, по всей видимости, недостаточно тщательно рассмотрели спор.