23.04.20. Вопреки воле заемщика Защита прав заемщика в случае навязанного или мошеннического кредита. АГ.

Вопреки воле заемщика

Защита прав заемщика в случае навязанного или мошеннического кредита
Севастьянова Юлия
Севастьянова Юлия

Адвокат АП Волгоградской области, к.ю.н.
Материал выпуска № 8 (313) 16-30 апреля 2020 года.

В предыдущем материале1 мы анализировали случаи, когда заемщик желает получить кредит, но отсутствует воля профессионального кредитора на заключение договора. Как показывает практика, решение банка имеет первостепенное значение. В настоящей статье мы рассмотрим прецеденты, когда кредитной организацией был выдан кредит заемщику вопреки желанию последнего.

Как правило, заключение кредитного договора вопреки желанию заемщика происходит в следующих случаях:

  • вследствие односторонних действий самого банка посредством предоставления кредита в рамках технического овердрафта по банковскому счету;
  • в результате недобросовестных (мошеннических) действий третьих лиц, якобы действующих от имени заемщика;
  • вследствие действий самого заемщика, который на момент подписания договора займа не осознавал юридического смысла происходящего;
  • заключение руководителем организации-заемщика кредитной сделки вопреки желанию учредителей (акционеров).

Кредитование банковского счета вопреки воле заемщика вследствие технического овердрафта

Банкиры внедрили в финансовую практику кредитование банковского счета клиента в рамках технического овердрафта при отсутствии его волеизъявления. С точки зрения гражданского законодательства при овердрафте происходит согласованное сторонами кредитование счета клиента. При техническом (неразрешенном) овердрафте происходит вынужденное кредитование счета клиента в связи с недостатком средств для проведения операции. Например, в одном из судебных актов указано, что технический (неразрешенный) овердрафт – это превышение баланса карты, т. е. совершение по карте операций в размере, превышающем остаток собственных средств или величину кредитного лимита2.

Суды далеко не всегда понимают юридическую сущность технического овердрафта и квалифицируют в качестве такового совсем иные действия.

Пример. Московский районный суд г. Чебоксары Чувашской Республики рассмотрел иск коммерческого банка к клиенту – физическому лицу о взыскании суммы технического овердрафта3. Требования банка были мотивированы тем, что в связи со сбоем в работе POS-терминала на карточный счет ответчика были ошибочно зачислены деньги. Суд счел, что произошло кредитование клиента в рамках технического овердрафта. Сумма кредита, а также проценты были взысканы с потребителя. К сожалению, можно констатировать, что правоприменительный орган не разобрался в юридической сущности правоотношений. В данном случае произошло ошибочное зачисление денежных средств, не имеющее ничего общего с кредитованием. Иными словами, банк, желающий вернуть ошибочно зачисленные денежные средства, должен был предъявить иск о взыскании неосновательного обогащения, но никак не кредитовать клиента вопреки его воле.

В практике мы можем встретить судебные акты, в которых высказано более грамотное правовое обоснование: «…ошибочное зачисление денежных средств не является кредитованием в рамках технического овердрафта, в связи с чем банк должен осуществить возврат денег по правилам ст. 1102 ГК РФ (неосновательное обогащение)»4.

Чтобы понять правовую сущность технического овердрафта, обратимся к системному толкованию законодательства. Технический овердрафт регулируется ст. 850 ГК РФ, согласно которой в случаях, когда в соответствии с договором банковского счета банк осуществляет платежи со счета, несмотря на отсутствие денежных средств (кредитование счета), он считается предоставившим клиенту кредит на соответствующую сумму со дня осуществления такого платежа. Права и обязанности сторон, связанные с кредитованием счета, определяются правилами о займе и кредите (гл. 42 ГК РФ), если договором банковского счета не предусмотрено иное. При этом сам договор, включающий условия о техническом овердрафте, рассматривается судами как смешанный (п. 3 ст. 421 ГК РФ), т. е. такой договор содержит черты как договора банковского счета, так и кредитного договора. На это указано в п. 15 постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. № 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета».

Законность совершения технического овердрафта во многом зависит от того, содержатся ли соответствующие условия в договоре между банком и клиентом. В частности, в письме Банка России от 30 июня 2009 г. «Ответы и разъяснения по некоторым вопросам, связанным с применением Положения Банка России от 26 марта 2007 г. № 302-П “О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации”»5 отмечено, что если в договоре банковского счета отсутствует условие, при котором клиент имеет право на получение кредита, в случае недостаточности средств на его счете кредитная организация обязана обеспечить проведение операции (в том числе с помощью технических средств защиты) только в пределах остатка денежных средств на банковском счете клиента6.

Несмотря на подобные проклиентские разъяснения, судебная практика располагает примерами, когда действия банка, связанные с проведением технического овердрафта, признаются правомерными даже при наличии в договоре прямого запрета на его совершение.

Пример. Челябинский областной суд рассмотрел иск гражданина к коммерческому банку о взыскании денежных средств, уплаченных в счет погашения неразрешенного овердрафта. В обоснование иска указано, что между гражданином и банком был заключен договор на открытие и обслуживание банковского счета, в рамках которого был открыт расчетный счет и выдана банковская карта без разрешения проводить овердрафт. Банк направил истцу претензию в связи с наличием задолженности, образовавшейся после проведения неразрешенного овердрафта, в счет погашения которой истец внес денежные средства в кассу банка. Истец полагал, что действиями банка были нарушены его права, предусмотренные Законом РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300–1 «О защите прав потребителей», поскольку в заявлении об открытии банковского счета была отметка «овердрафт не разрешен». Несмотря на это, суд пришел к выводу, что ответственность за списание денежных средств со счета с использованием банковской карты в объеме, превышающем остаток денежных средств на счете, и за возникновение неразрешенного овердрафта должна быть возложена на владельца карты. Действия банка по осуществлению неразрешенного овердрафта при наличии прямого запрета на его совершение были признаны правомерными7. Подобный вывод судов, скорее всего, свидетельствует о непонимании некоторыми судьями правовой природы технического овердрафта.

И все же встречаются судебные акты, в которых судьи демонстрируют верное правовое осмысление последствий совершения неразрешенного овердрафта.

Пример. В апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда от 31 июля 2014 г. № 33–11693/2014 действия банка по совершению неразрешенного овердрафта были признаны незаконными по причине того, что в заявлении на получение банковской карты клиент прямо указал на запрет овердрафта.

Можно порекомендовать адвокату помимо признания незаконными действий банка по выдаче кредита обратиться в Роспотребнадзор с заявлением о привлечении кредитной организации к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.4 КоАП РФ, в которой предусмотрена административная ответственность за продажу товаров, не соответствующих образцам по качеству, выполнение работ либо оказание населению услуг, не соответствующих требованиям нормативных правовых актов, устанавливающих порядок (правила) выполнения работ либо оказания населению услуг, в виде административного штрафа для юридических лиц в размере от 20 000 до 30 000 руб.

Пример. Банком на имя клиента-потребителя была выпущена карта “VISA CLASSIC”. C использованием указанной карты потребитель производил операции по снятию и переводу денежных средств, оплате товаров и услуг. Поскольку в указанный период денежных средств для осуществления операций по счету указанной карты было недостаточно, банк, в отсутствие волеизъявления клиента, осуществил кредитование счета на общую сумму 9430,09 руб. В связи с чем у физического лица перед банком возникла просроченная задолженность. При выпуске карты, открытии счета банком был заключен письменный договор. Условия кредитования счета между потребителем и банком согласовано не было. Потребитель обратился с жалобой в Роспотребнадзор, который провел проверку и сделал вывод, что в данном случае банком предоставлен кредит без заключения кредитного договора в нарушение требований, предусмотренных ст. 850, ч. 1 ст. 819 ГК РФ, ст. 30 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395–1 «О банках и банковской деятельности», ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)». Суд пришел к выводу о том, что банк, осуществив кредитование счета потребителя без заключения кредитного договора, не предоставил информацию о порядке и условиях кредитования счета (овердрафта), совершил правонарушение, выразившееся в оказании услуги, не соответствующей требованиям нормативных правовых актов, устанавливающих порядок (правила) выполнения работ, оказания услуг, предусмотренное ч. 1 ст. 14.4 КоАП РФ8.

Особенности ситуаций, когда договором между клиентом и банком предусмотрено право на совершение технического овердрафта

Такой договор является смешанным и сочетает одновременно черты как договора банковского счета, так и кредитного договора. Условия, регулирующие технический овердрафт, различаются в зависимости от того, открыт ли данный счет физическому лицу либо субъекту предпринимательской деятельности. Более жесткие требования с точки зрения защиты прав клиента предъявляются к условиям совершения овердрафта по счету гражданина-потребителя.

Согласно п. 9 ст. 5 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» кредитной организацией и заемщиком согласовываются условия, в том числе о сумме кредита или лимите кредитования и порядке его изменения; количестве, размере и периодичности (сроках) платежей заемщика или порядке определения этих платежей; ответственности заемщика за ненадлежащее исполнение условий договора, размере неустойки (штрафа, пени) или порядке его определения. В ст. 6 данного закона закреплена обязанность кредитной организации предоставлять гражданину-потребителю информацию о полной стоимости кредита. Недоведение до потребителя информации о полной стоимости кредита может повлечь за собой признание кредитного договора незаключенным. Кроме того, нарушение прав потребителя на получение необходимой и достоверной информации влечет административную ответственность по ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ в виде предупреждения или наложения административного штрафа: на должностных лиц – от 500 до 1000 руб., на юридических лиц – от 5000 до 10 000 руб.

Кроме того, в нескольких судебных актах содержится вывод, что на сумму задолженности, возникшей в рамках технического овердрафта, банк не вправе начислять проценты в размере выше размера ключевой ставки ЦБ РФ. В противном случае кредитная организация может быть привлечена к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

Пример. Банк предусмотрел в тарифах процентную ставку в размере 36% годовых за превышение расходного лимита (неразрешенный овердрафт). Роспотребнадзор счел, что, поскольку неразрешенный овердрафт возникает из-за технических особенностей платежных систем, держатель карты не должен нести ответственность за возникновение задолженности перед банком. При возникновении неразрешенного овердрафта обязательства держателя карты, возникшие перед банком, носят характер неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ в случаях неправомерного удержания денежных средств подлежат уплате проценты на сумму долга, размер которых определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды.

Таким образом, проценты, начисляемые на сумму неразрешенного овердрафта, не должны превышать ключевую ставку Банка России. Суд согласился с доводами Роспотребнадзора и привлек банк к ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

Еще один пример, когда банк был привлечен к административной ответственности по КоАП РФ за то, что включил в договор о начислении пени по карте за неразрешенный (технический) овердрафт в размере 50% годовых, при этом в договоре отсутствовали сведения о размере данного кредита, полной сумме, подлежащей выплате потребителем, и графике погашения этой суммы, т. е. потребителю не были предоставлены полные сведения об услугах.

В постановлении АС Волго-Вятского округа от 16 февраля 2017 г. № Ф01–37/2017 содержится следующий вывод. Неразрешенный (технический) овердрафт, договоренность о возможности предоставления которого в случае недостаточности средств на счете сторонами договора не достигнута, по сути является дополнительным кредитом. Однако такой кредит не может быть выдан без согласования с заемщиком существенных условий. Кроме того, в силу самой по себе возможности возникновения технического овердрафта (в том числе по не зависящим от заемщика обстоятельствам, например, в случае списания со счета заемщика денежных средств в размере, превышающем платежный лимит, по истечении нескольких дней с даты проведения операции по изменившемуся в сторону увеличения валютному курсу) пользование в данном случае денежными средствами должно осуществляться на платной основе в рамках кредитных отношений, а не влечь за собой применение штрафных санкций, так как превышение заемщиком платежного лимита и возникновение неразрешенного (технического) овердрафта не являются неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по возврату потребительского кредита и (или) уплате процентов на сумму займа.

Окончание в следующем номере.


1 См.: Севастьянова Ю. Когда принудить банк нельзя // АГ. 2020. № 6 (311).

2 Апелляционное определение Московского городского суда от 10 сентября 2018 г. по делу № 33–39521/2018.

3 Определение Московского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 11 марта 2013 г. по делу № 33–812/2013.

4 Апелляционное определение Московского городского суда от 18 июня 2019 г. по делу № 33–16750/2019.

5 Указанное Положение фактически утратило силу с 1 января 2013 г. в связи с изданием Положения Банка России от 16 июля 2012 г. № 385-П, утвердившего новые Правила.

6 Письмо Банка России от 22 июля 2009 г. № 15–1–3–11/4580.

7 Апелляционное определение Челябинского областного суда от 10 июня 2014 г. по делу № 11–5694/2014.

8 Апелляционное определение Челябинского областного суда от 10 июня 2014 г. по делу № 11–5694/2014.