23.06.20. Кто ответит за транспортную безопасность? АГ. НОВОСТИ.

Кто ответит за транспортную безопасность?

Ответственность заказчика не означает возможность исполнителя допускать нарушения
Ершов Игорь
Ершов Игорь

Руководитель арбитражной практики АБ г. Москвы «Халимон и Партнеры»

27 мая в «АГ» был опубликован отклик начальника ФБУ «Служба морской безопасности» Сергея Семёнова на мою статью о проверке Конституционным Судом РФ по жалобе АО «Пассажирский порт Санкт-Петербург “Морской фасад”» норм законодательства об административной ответственности юридического лица в области транспортной безопасности (Постановление от 14 апреля 2020 г. № 17-П).

Читайте также
Привлечение юрлица к ответственности за нарушения, допущенные сотрудником общества-исполнителя
Насколько это отвечает общеправовым принципам?
27 Мая 2020 Мнения

Изложенная Сергеем Семёновым позиция сводится к необходимости привлечения к административной ответственности, в первую очередь, подразделения транспортной безопасности (далее – ПТБ), которое формируется субъектом транспортной инфраструктуры (далее – СТИ) или привлекается им, а не самого СТИ.

Такой подход представляется мне не совсем верным по следующим причинам:

– если ПТБ образовано СТИ, вопрос о разделении ответственности вообще не может возникать, поскольку ПТБ не является самостоятельным юридическим лицом. Следовательно, ответственность понесут СТИ и его сотрудники;

– если ПТБ привлекается как отдельное юрлицо, полагаю несправедливым и некорректным снимать административную ответственность с СТИ и его сотрудников, поскольку оказание услуг осуществляет именно СТИ, а ПТБ в случае нарушений с его стороны, повлекших привлечение СТИ к административной ответственности, должно, соответственно, нести перед ним гражданско-правовую ответственность. Это, однако, не означает, что на ПТБ и его сотрудников не может быть возложена ответственность в предусмотренных законодательством случаях.

Если исходить из справедливости тезисов, изложенных в статье Сергея Семёнова, получается, что СТИ, оказывая услуги неопределенному кругу лиц, вступает с ними в правовые отношения. Названные лица ожидают предоставления качественных, безопасных услуг, в связи с чем исключение ответственности СТИ вызовет неопределенность, выражающуюся в следующем: для СТИ исчезнет не только административная, но и иная правовая ответственность за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности либо ее соблюдению.

Однако совершенно не ясно, кто же в результате допущенных нарушений будет нести гипотетическую гражданско-правовую ответственность перед заказчиком услуг, а также перед потребителем?

Если ПТБ – подразделение СТИ, то, как указывалось, правовых проблем в части ответственности не возникнет. Если же это отдельное юрлицо, вопрос об ответственности перед потребителем услуг остается открытым, поскольку отсутствует правовая связь между ПТБ и потребителем. Вероятно, правомерно вести речь о деликтной, внедоговорной ответственности ПТБ, хотя и это, на мой взгляд, вызывает сомнения, поскольку СТИ оказывает услугу в рамках договора. Но у ПТБ договорной ответственности перед потребителем совершенно точно не будет.

Следовательно, потребитель услуги, желая привлечь СТИ к договорной ответственности, не сможет этого сделать, поскольку она не предусмотрена. Таким образом, возникнет правовой вакуум, когда ответственность перед потребителем не понесет никто.

До тех пор, пока СТИ – субъект, оказывающий услуги, предложенное автором обсуждаемого материала разграничение ответственности СТИ и ПТБ приведет лишь к правовой неопределенности. Кроме того, если освободить СТИ от ответственности за неисполнение требований по обеспечению (соблюдению) транспортной безопасности, за что вообще тогда он будет отвечать?!

Поэтому, с моей точки зрения, СТИ обязан оказать услуги, исполнив требования по обеспечению (соблюдению) транспортной безопасности в полном объеме, а если при этом допущены нарушения, именно он в первую очередь должен нести ответственность. Кроме того, важно заметить, что деятельность СТИ непрерывна, все подразделения, даже если ПТБ является привлеченной организацией, работают (должны работать) как единое целое, а весь процесс организует СТИ. Координация в части транспортной безопасности с его стороны должна быть такого уровня, чтобы исключить неисполнение требований по ее обеспечению (соблюдению).

Допущенное по вине ПТБ (если это привлеченная организация) нарушение является основанием наступления его гражданско-правовой ответственности перед СТИ, который, в свою очередь, вправе взыскать понесенные им убытки с ПТБ. Полагаю, ответственность СТИ действительно должна быть абсолютной, но это не означает возможность ПТБ допускать нарушения. Именно так, на мой взгляд, достигаются баланс между правами и законными интересами субъектов права, а также правовая стабильность.