23.07.2021 Когда суд вправе отступить от принципа пропорционального распределения вознаграждения между конкурсными управляющими АГ НОВОСТИ

Верховный Суд пояснил, в каких случаях присвоение одному конкурсному управляющему всей суммы процентов по вознаграждению влечет его неосновательное обогащение за счет другого, также потенциально имеющего право на часть вознаграждения

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда опубликовала Определение от 15 июля 2021 г. № 305-ЭС19-21725 по делу № А40-195336/2015 о взыскании излишне выплаченного вознаграждения при смене конкурсного управляющего.

29 января 2016 г. ЗАО «РЭМ» было признано банкротом по упрощенной процедуре ликвидируемого должника; конкурсным управляющим утвержден Сергей Плавский. 30 сентября того же года Плавский был освобожден от исполнения обязанностей, а 27 октября утвержден новый конкурсный управляющий – Владимир Бондарев.

В рамках конкурсного производства было реализовано залоговое имущество должника на сумму свыше 150 млн руб., за счет чего в порядке ст. 138 Закона о банкротстве погашены требования залогового кредитора – АО «РОСТ БАНК» – в размере более 143 млн руб. (42,3% от суммы, включенной в реестр).

Арбитражный суд посчитал обоснованной сумму процентов по вознаграждению конкурсного управляющего в размере свыше 6 млн руб., рассчитанную в соответствии с п. 13 ст. 20.6 Закона о банкротстве, и определил выплатить ее Владимиру Бондареву за счет средств должника. 9 октября 2019 г. конкурсное производство в отношении должника завершилось, и спустя 15 дней определение суда вступило в законную силу.

В марте 2020 г. Сергей Плавский обратился в арбитражный суд, рассматривавший дело о банкротстве, и потребовал взыскать с Владимира Бондарева излишне выплаченные ему в качестве процентного вознаграждения денежные средства в размере свыше 1,2 млн руб. Истец указал, что установленное судом вознаграждение определено за весь период конкурсного производства, включая срок, когда конкурсным управляющим был он.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований, обосновав свое решение пропуском трехмесячного срока на обращение в суд с требованием об установлении суммы процентов, исчисляемого со дня вступления в силу решения суда о завершении конкурсного производства. Апелляционный и кассационный суды поддержали выводы первой инстанции, ссылаясь на ст. 20.3 и 20.6 Закона о банкротстве, а также ст. 112, 117 АПК РФ.

Не согласившись с решениями судов, Сергей Плавский обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой просил отменить судебные акты по данному делу, ссылаясь на нарушение судами норм права. Доводы заявителя сводились к тому, что суды неправильно определили предмет спора и, как следствие, необоснованно сослались на ст. 112 АПК.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС констатировала, что в соответствии с п. 1 ст. 20.3, п. 1–3, 13 ст. 20.6 Закона о банкротстве арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение в деле о банкротстве, выплачиваемое за счет должника или за счет заявителя, собственника имущества должника – унитарного предприятия или учредителей должника. «Вознаграждение конкурсного управляющего помимо прочего состоит из суммы процентов, которая устанавливается в процентном отношении от размера удовлетворенных требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов», – отмечается в определении.

ВС обратил внимание, что если в ходе конкурсного производства полномочия конкурсного управляющего осуществлялись несколькими лицами, то по общему правилу проценты по вознаграждению за эту процедуру распределяются между ними пропорционально продолжительности периода полномочий каждого из них в ходе этой процедуры. Ссылаясь на п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 декабря 2013 г. № 97, Экономколлегия пояснила, что суд вправе отступить от указанного правила, если вклад одного управляющего в достижение целей соответствующей процедуры банкротства существенно превышает вклад другого.

Как указано в определении, вопрос об установлении суммы процентов разрешается при завершении процедуры, которая применяется в деле о банкротстве и для проведения которой был утвержден арбитражный управляющий. ВС отметил, что, если арбитражный управляющий подал заявление об установлении суммы процентов после завершения конкурсного производства или прекращения дела о банкротстве, такое заявление рассматривается по правилам разрешения вопросов о возмещении судебных расходов – с соблюдением заявителем трехмесячного срока со дня вступления в законную силу определения суда о завершении конкурсного производства или о прекращении производства по делу. При этом Верховный Суд пояснил, что восстановление судом срока, пропущенного по уважительной причине, возможно (ст. 112 АПК, п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 декабря 2009 г. № 91, п. 52 Постановления Пленума ВАС от 22 июня 2012 г. № 35).

В данном споре вопрос об установлении суммы процентов, заметил ВС, разрешен арбитражным судом, рассматривавшим дело о банкротстве, в определении от 12 марта 2019 г., где процентное вознаграждение исчислено от суммы удовлетворенных требований кредиторов. Суд обратил внимание, что требования Сергея Плавского в суде обращены именно к Владимиру Бондареву, а не к лицам, обязанным выплачивать вознаграждение конкурсному управляющему.

Обращение заявителя, пояснил ВС, связано исключительно с пропорциональным распределением уже определенной суммы процентного вознаграждения между двумя арбитражными управляющими, последовательно осуществлявшими функции конкурсного управляющего одного и того же должника. Таким образом, присвоение одному конкурсному управляющему всей суммы влечет его неосновательное обогащение за счет другого, затратившего определенные усилия и, как следствие, потенциально имеющего право на часть этого вознаграждения.

Верховный Суд заключил, что к требованию Сергея Плавского не подлежали применению нормы о сроках разрешения вопроса, касающегося возмещения судебных расходов, отменил акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение первой инстанции, отметив также, что в рассматриваемом споре компетентным в решении вопросов как об установлении суммы процентов по вознаграждению конкурсного управляющего, так и о пропорциональном распределении этой суммы между несколькими конкурсными управляющими одного и того же должника является суд, рассматривавший банкротное дело.

Адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП Сергей Егоров считает позицию Верховного Суда законной, обоснованной и справедливой. По его мнению, суд, рассматривающий дело о банкротстве, нарушил закон тем, что, во-первых, не привлек предшествующего управляющего в заседание, где рассматривался вопрос о дополнительном вознаграждении управляющего в виде процентов от суммы удовлетворенных требований кредиторов. Во-вторых, он не рассмотрел вопрос о пропорциональном распределении суммы процентов от удовлетворенных требований кредиторов между несколькими управляющими одного должника.

Адвокат пояснил, что суд первой инстанции должен был отразить в решении доводы о том, почему посчитал вклад предшествующего управляющего незначительным и лишил его дополнительного вознаграждения в виде процентов. «С учетом того что данный спор, на мой взгляд, правильно квалифицирован как спор об истребовании неосновательного обогащения, к нему процессуально применимы общие правила о сроках исковой давности», – считает Сергей Егоров.

По мнению адвоката, управляющего партнера АБ «Антонов и партнеры» Анатолия Антонова, вопрос, разрешенный Верховным Судом, очень актуален, так как смена конкурсного управляющего в процессе банкротства должника происходит довольно часто.

Адвокат считает, что вопрос вознаграждения по справедливости должен быть разрешен между всеми арбитражными управляющими, которые участвовали в процедуре конкурсного производства: «Странно, что суд первой инстанции при определении вознаграждения конкурсного управляющего (которое определяется за весь период конкурсного производства, в течение которого участвовали два управляющих) сразу не учел данный аспект и не распределил вознаграждение между всеми управляющими, участвовавшими в процедуре конкурсного производства. Все сведения для правильного разрешения вопроса у суда имелись».

Анатолий Антонов отметил, что решение Верховного Суда логично и позволяет исправить несправедливое решение нижестоящих судов, в противном случае один конкурсный управляющий без наличия законных оснований получил бы вознаграждение за период, когда конкурсное производство осуществлялось иным управляющим.

Анжела Арстанова