23.09.2021 КС решит, могут ли потерпевшие от преступлений против собственности получить компенсацию морального вреда АГ НОВОСТИ

Заявитель обратился в Конституционный Суд после того, как ему отказали в удовлетворении иска о возмещении морального вреда, мотивировав отказ тем, что преступлением нарушены его имущественные права

21 сентября Конституционный Суд рассмотрел жалобу на ст. 151 ГК, которая, по мнению заявителя, лишает граждан, потерпевших от преступлений, направленных против собственности, права на компенсацию морального вреда, причиненного преступлением.

Суды отказали в иске о компенсации морального вреда

У Сергея Шиловского умерла мать, о чем он сообщил в «скорую» и полицию. Позднее тело умершей было доставлено в ГБЗУ «Бюро судебно-медицинской экспертизы», где выполнили услуги санитарной и косметической обработки, которые мужчина оплатил.

28 марта 2017 г. Сергей Шиловский приехал забрать тело, однако санитар И. сообщил, что учреждение в обязательном порядке за наличные деньги оказывает услугу по мытью и одеванию трупа стоимостью 6 тыс. руб., и без оплаты трупы не выдаются. Санитар убедил мужчину, что позднее ему будут предоставлены платежные документы. Сергей Шиловский оплатил услугу. Спустя некоторое время после похорон он приехал к И., однако тот его «не узнал», выдавать квитанцию отказался.

Сергей Шиловский написал заявление о преступлении, по результатам рассмотрения которого было возбуждено уголовное дело. Следствие длилось два года, по истечении которых дело поступило в Тимашевский районный суд Краснодарского края. Суд признал И. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК, и прекратил уголовное преследование по основаниям ст. 76.2 УК и ст. 25.1 УПК в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 50 тыс. руб. И. в суде перевел потерпевшему 6 тыс. руб.

Заявленный в рамках уголовного дела гражданский иск Сергея Шиловского о взыскании компенсации морального вреда в размере 1 млн руб. первая инстанция оставила без рассмотрения, разъяснив потерпевшему право на обращение с иском в суд в порядке гражданского судопроизводства. Суд указал, что преступление относится к категории преступлений, направленных против собственности, то есть против его имущественных прав, и не затрагивает его неимущественные права, тогда как ни гражданское, ни иное законодательство РФ не содержит указаний на возможность компенсации морального вреда, причиненного преступлением против собственности. Краснодарский краевой суд исключил из резолютивной части постановления указание об оставлении без рассмотрения гражданского иска. Кассационный суд оставил постановление без изменения.

25 сентября 2019 г. Тимашевский районный суд отказал в удовлетворении иска о компенсации морального вреда, причиненного преступлением. Суд мотивировал это тем, что в результате противоправных умышленных действий И. были нарушены имущественные права Сергея Шиловского. Право на компенсацию морального вреда возникает при нарушении личных неимущественных прав гражданина или посягательстве на иные принадлежащие ему нематериальные блага, и только в случаях, прямо предусмотренных законом, такая компенсация может взыскиваться при нарушении имущественных прав гражданина. В связи с этим преступления, в результате которых были нарушены только имущественные права потерпевшего, хотя и могут причинить нравственные страдания потерпевшему, но не влекут возникновение у него субъективного права на компенсацию морального вреда, а у лица, совершившего такое преступление, соответственно, не возникает гражданско-правовая обязанность возместить причиненный моральный вред.

Краснодарский краевой суд оставил решение без изменения. Четвертый кассационный суд общей юрисдикции также оставил жалобу без удовлетворения. Определением судьи Верховного Суда было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения судебной коллегией ВС.

Обращение в КС

Сергей Шиловский обратился в Конституционный Суд (жалоба есть у «АГ»). Он указал, что действия санитара причинили глубокие нравственные страдания, поскольку И. отказывался выдавать тело матери без оплаты, несмотря на то что у Шиловского были все необходимые квитанции, подтверждающие оплату услуг для подготовки тела к погребению. Мужчина вынужден был заплатить, так как на этот день были запланированы похороны матери, был оплачен и ожидал возле морга прощальный кортеж. Заявитель настаивает, что моральные страдания были причинены циничными действиями И.

В жалобе отмечается, что суды первой и апелляционной инстанций формально подошли к рассмотрению гражданского иска, сосредоточив внимание только на финансовой стороне дела – на сумме в 6 тыс. руб., не изучив фактических обстоятельств совершения преступления, уравняв простую кражу денег и действия санитара морга, выразившиеся в отказе выдать тело без оплаты.

Кроме того, преступление И. совершил в марте 2017 г., а рассмотрение его дела в суде состоялось только в мае 2019 г., то есть по прошествии более двух лет, так как И. пытался избежать уголовной ответственности. Следствие неоднократно приостанавливалось, менялись следователи. Сергею Шиловскому стоило больших трудов довести дело до суда путем обращения в прокуратуру и СК РФ с жалобами.

Сославшись на ст. 52 Конституции, которая предусматривает право потерпевших от преступлений на компенсацию причиненного ущерба, и на ч. 4 ст. 42 УПК, согласно которой по иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда размер возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства, заявитель попросил признать ст. 151 ГК неконституционной. Сергей Шиловский посчитал, что она лишает граждан, потерпевших от преступлений, направленных против собственности, права на компенсацию морального вреда, причиненного преступлением.

Рассмотрение дела в Суде

В судебном заседании представитель заявителя, адвокат АП Краснодарского края Олег Гарькуша, отметил, что ценность правосудия – это ценность справедливости. В данной ситуации заявитель ее не нашел, так как суд прекратил дело вопреки желанию Сергея Шиловского, одновременно отказав в компенсации морального вреда. «Потерпевшим всегда причиняются нравственные страдания, вне зависимости от категории преступления. Это исходит из логики конституционно значимых целей защиты личности. Реализация потерпевшим от преступления права на возмещение имущественного и морального вреда в определенной степени способствует возникновению чувства восстановленной справедливости», – отметил адвокат.

Отказывая в передаче дела для рассмотрения в Верховный Суд, судья ВС сослался на позицию нижестоящей инстанции, согласно которой преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 159 УК, совершенное И., относится к преступлениям против собственности, то есть имущественных прав, что влечет невозможность компенсации морального вреда. Такие выводы обосновываются ссылкой на ст. 151 ГК, указал Олег Гарькуша.

Сам Сергей Шиловский в заседании отметил, что сообщал И. о том, что его покойная мать являлась инвалидом I группы, а сам он – инвалид II группы, и таких денег у него нет, поскольку все деньги шли на лечение. Деньги пришлось занимать. После того как И. сделал вид, что не знает его, состояние здоровья ухудшилось, Сергей Шиловский вызвал скорую, а спустя время ему сделали операцию. И. перед ним даже не извинился.

Член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Ирина Рукавишникова отметила, что ст. 151 ГК не исключает компенсацию вреда, возникшего от преступления имущественного характера.

Она напомнила, что в Определении КС от 16 октября 2001 г. № 252-О Суд отметил, что, закрепив в ст. 151 ГК общий принцип компенсации морального вреда, законодатель не установил ограничений в отношении оснований такой компенсации. При этом согласно п. 2 ст. 150 ГК нематериальные блага защищаются в соответствии с данным Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

КС сделал вывод, указала Ирина Рукавишникова, что ч. 1 ст. 151 ГК не затрагивает принцип равенства всех перед законом и судом и не лишает гарантируемой ч. 1 ст. 46 Конституции судебной защиты прав и свобод. Часть 1 ст. 151 ГК не отменяет и не умаляет прав и свобод человека и гражданина. Данная позиция КС учтена в Обзоре судебной практики ВС № 2, утвержденном Президиумом ВС 22 июля 2020 г.

Ирина Рукавишникова указала, что решения по делу заявителя приняты без учета определения КС и Обзора ВС. По ее мнению, норма требует уточнения.

Полномочный представитель Президента РФ в Конституционном Суде Александр Коновалов заметил, что норма на практике применяется неудовлетворительно. Наиболее развернутый комментарий о том, что такое моральный вред, был дан в Постановлении Пленума ВС № 10 от 24 декабря 1994 г., то есть очень давно.

Он заметил, что ЕСПЧ защищает права пострадавших от преступлений. Возмещается даже минимальный вред, например при нахождении на территории чужого двора. В данном деле заявителю был причинен вред и тем, что ему приходилось общаться с правоохранительными органами и обвиняемым. Таким образом, Александр Коновалов посчитал, что ст. 151 ГК нуждается в расширительном толковании.

Полномочный представитель Правительства РФ Михаил Барщевский заметил, что доказывать очевидное всегда сложно. Следует разъяснить, что любое правонарушение влечет компенсацию морального вреда.

Полномочный представитель Генпрокурора Вячеслав Росинский посчитал, что норма соответствует Конституции, поскольку не ограничивает компенсацию морального вреда никакими основаниями. Однако смысл, который вкладывается в нее судами, требует корректировки, дело заявителя подлежит пересмотру.

Вячеслав Росинский попросил выявить смысл не только ст. 151 ГК, но и положений ст. 76.2 УК и ст. 25.1 УПК, которые послужили основанием для принятия решений по гражданскому делу, поскольку И. перевел деньги в суде по настоянию адвоката. По его мнению, практика противоречит действующему в уголовном законе условию о возможности освобождения от ответственности по данному основанию только при состоявшемся возмещенном и заглаженном вреде, что исключает передачу иска на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Постановление по делу Сергея Шиловского КС вынесет позднее.

Марина Нагорная