23.11.2020 Отменить нельзя запретить Правомерна ли отмена решений, ранее принятых общим собранием акционеров? АГ

Материал выпуска № 22 (327) 15-30 ноября 2020 года.

В сентябре 2020 г. Сергей Учитель, в течение многих лет являвшийся сопредседателем КА «Регионсервис» – одного из крупнейших межрегиональных адвокатских образований России, присоединился к КА «Pen&Paper», возглавив практику разрешения споров. Специально для «АГ» он подготовил статью, в которой исследует не урегулированный действующим гражданским и специальным корпоративным законодательством и неоднозначно решаемый в судебной практике вопрос возможности последующей отмены ранее принятого решения общего собрания акционеров. Проанализировав сложившиеся подходы к его решению, системное толкование положений ГК РФ, регламентирующих сделки, обязательства и решения собраний, разъяснения ВС РФ о применении к таким решениям общих положений о сделках по аналогии закона, автор приходит к выводу, что изменение или отмена решения органа управления общества возможны при определенных обстоятельствах и при соблюдении того же порядка и условий, что и принятие этого решения.

В современной доктрине российского права сложился четкий принцип, заключающийся в том, что если компетенция всех иных органов управления корпорации является «подвижной» и ее границы могут быть изменены уставом акционерного общества, то компетенция общего собрания акционеров ограничивается только теми вопросами, которые непосредственно определены в Законе об акционерных обществах.

Согласно п. 1 ст. 103 ГК РФ и п. 1 ст. 47 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об акционерных обществах или Закон № 208-ФЗ) общее собрание акционеров является высшим органом управления акционерного общества.

Как установлено п. 103 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 25), решение собрания – это решение гражданско-правового сообщества, т. е. определенной группы лиц, наделенной полномочиями принимать на собраниях решения, с которыми закон связывает гражданско-правовые последствия, обязательные для всех лиц, имевших право участвовать в таком собрании, а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений.

Одним из вопросов, который в настоящее время не урегулирован действующим гражданским и специальным корпоративным законодательством, но который нередко возникает и решается неоднозначно в судебной практике, является вопрос о возможности отмены общим собранием акционеров своих ранее принятых решений.

Два подхода

На сегодняшний день сложились два основных подхода к решению данного вопроса.

1. Отменить решение нельзя. Представители первой точки зрения считают, что компетенция общего собрания акционеров строго определена в Законе об акционерных обществах и не подлежит расширительному толкованию.

Запрет отмены общим собранием акционеров своих собственных решений содержится в п. 3 ст. 48 Закона об акционерных обществах согласно которому общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции Законом № 208-ФЗ. Закон об акционерных обществах не предусматривает механизма отзыва или отмены решений общего собрания акционеров. Следовательно, отмена или признание недействительным решения общего собрания акционеров иначе как в судебном порядке действующим законодательством не предусмотрены.

Фактически данная позиция означает, что никакое из ранее принятых общим собранием акционеров решений нельзя отменить, они приобретают «вечный» характер. Данная позиция характерна в основном в отношении отмены общим собранием акционеров решений о перераспределении прибыли, выплате вознаграждения членам совета директоров, увеличении уставного капитала посредством дополнительного выпуска акций и нашла свое отражение в арбитражной практике1.

На наш взгляд, такой подход не является оправданным, поскольку явно не соответствует интересам акционеров и самого общества. Представим себе, что было принято решение, к примеру, о реорганизации общества, однако в последующем новые акционеры посчитали реализацию такого проекта неэффективной. Как быть в подобном случае? Если среди акционеров отсутствует конфликт по данному поводу, то положение не кажется критичным. Однако ситуация меняется, когда в обществе существует конфликт интересов и другие органы управления (совет директоров и исполнительные органы) вовлечены в него. Тогда могут возникнуть и негативные последствия, так как у совета директоров и исполнительных органов существуют все законные основания для реализации ранее принятого решения о реорганизации.

2. Запрета на отмену решения нет. Сторонники второй точки зрения исходят из того, что если отсутствуют процедурные нарушения при проведении общего собрания акционеров, то общее собрание акционеров вправе внести исправления или изменения в ранее принятое решение (изменить его в части) или отменить в целях устранения выявленных ошибок или учета изменившихся обстоятельств. В качестве правового обоснования представители данной позиции приводят довод о том, что прямого запрета на отмену общим собранием своего решения в Законе № 208-ФЗ нет. Фактически в данной ситуации общее собрание акционеров однажды приняло решение по вопросу, относящемуся к его компетенции. Впоследствии общее собрание приняло решение по тому же вопросу, также относящемуся к его компетенции, но решение иное.

Данная точка зрения нашла свое отражение, например, в определении ВАС РФ от 18 ноября 2013 г. № ВАС‑16283/13 по делу № А44– 4169/2012, в котором был сделан вывод, что Федеральный закон «Об акционерных обществах» не содержит запрета на отмену общим собранием акционеров своего ранее принятого решения. При принятии судебных актов судами учтены выводы проведенной по делу судебной экспертизы о предбанкротном финансовом состоянии общества в 2010 г., отсутствии чистых активов и источника для выплаты дивидендов, а также тот факт, что отмена решения о выплате дивидендов в данном случае не повлечет их возврата акционерами.

Правила о решениях собраний в ГК РФ

Полагаем, что для ответа на поставленный вопрос можно обратиться к системному толкованию положений ГК РФ, регламентирующих сделки, обязательства и решения собраний с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума ВС РФ № 25.

В соответствии со ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают, в частности, из решений собраний в случаях, предусмотренных законом; вследствие иных действий граждан и юридических лиц.

Как установлено п. 3 ст. 307.1 ГК РФ, общие положения об обязательствах применяются в том числе и к требованиям, возникшим из корпоративных отношений.

И здесь мы подходим к главному вопросу: в какой мере возможно применение законодательства о сделках к решениям общих собраний акционеров? Законодатель, закрепляя в ГК РФ отдельные правила о решениях собраний, не стал давать ответа на вопрос, относятся ли решения собраний к сделкам.

Практическое значение рассматриваемый вопрос приобретает в плоскости возможности применения к решениям собраний общи положений о сделках и об их недействительности, разумеется, лишь в той части, в которой соответствующие отношения не урегулированы положениями гл. 9.1 ГК РФ и содержащимися в других законах специальными правилами о решениях собраний. Положения гл. 9.1 ГК РФ не содержат правил по некоторым вопросам, урегулированным нормами, которые закреплены в ГК РФ в отношении сделок и могли бы вполне обоснованно применяться и к решениям собраний.

Применение к решениям собраний положений о сделках

В любом случае, даже если не признавать решения собраний сделками, сходный характер отношений позволяет применять к решениям собраний общие положения о сделках по аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ), что прямо предписывают разъяснения, содержащиеся в п. 107, 110 Постановления Пленума ВС РФ № 25.

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 57 данного Постановления, допускается отзыв предварительного согласия на совершение сделки до момента ее совершения. Полагаем, что указанное разъяснение можно применять и в отношении отмены общим собранием акционеров ранее принятых решений.

Указанная позиция уже нашла отражение в судебной практике. Так, например, рассматривая иск бывшего члена совета директоров о выплате ему вознаграждения на основании решения общего собрания акционеров, которое было впоследствии отменено, суды по делу № А27–16556/2019 указали: «…Согласно пункту 3 статьи 307.1 ГК РФ, поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, иными законами или не вытекает из существа соответствующих отношений, общие положения об обязательствах 3 (настоящий подраздел) применяются к требованиям: возникшим из корпоративных отношений (глава 4); связанным с применением последствий недействительности сделки (параграф 2 главы 9).

В статье 48 Закона об акционерных обществах содержится открытый перечень вопросов, относящихся к компетенции общего собрания акционеров.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», допускается отзыв предварительного согласия на совершение сделки до момента ее совершения.

Принятие общим собранием акционеров общества решений об отмене ранее принятых решений о выплате членам Совета директоров за период исполнения ими своих обязанностей с 28.06.2017 по 27.04.2018 вознаграждения с соблюдением того же порядка и условий, в соответствии с которым было принято такое решение, не противоречит компетенции общего собрания акционеров, соответствует требованиям Закона об акционерных обществах…».

Примечательно, что в настоящее время данный спор находится на рассмотрении Верховного Суда РФ и материалы дела истребованы для более детального изучения. Поэтому не исключено, что в случае передачи дела для рассмотрения по существу Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ мы, наконец, получим правовую позицию высшей судебной инстанции по данному вопросу.

В другом деле, также признав возможность применения по аналогии п. 57 Постановления Пленума ВС РФ № 25, арбитражный суд, напротив, признал недействительным решение общего собрания акционеров, которым было отменено ранее принятое решение об одобрении сделок, послужившее основанием для обращения акционера с требованием о выкупе акций.

Удовлетворяя требование акционера о выкупе акций, суд указал: «…Суд приходит к выводу о том, что решение внеочередного общего собрания акционеров от 09.11.2016 об отмене одобрения сделок по вопросам 1, 2 собрания внеочередного общего собрания акционеров от 10.06.2016, не относится к его компетенции, является ничтожным, следовательно, не влечет правовых последствий.

Суд также отмечает, что в принципе сама по себе отмена ранее принятых внеочередным общим собранием акционеров подобных решений (об одобрении крупных сделок) акционерами Общества после принятия Советом директоров решения о выкупе акций противоречит принципу добросовестного поведения участников гражданских правоотношений, поскольку лишает возможности акционера, реализующего предусмотренное законом право на требование о выкупе принадлежащих ему акций, это сделать. Подобное поведение недопустимо в силу прямого запрета (статья 10 ГК РФ)»4.

В указанном деле суд, удовлетворяя требования истца о выкупе акций, исходил из того, что корпоративный характер соответствующих взаимоотношений не исключает возможности одновременного применения к таким отношениям иных норм гражданского законодательства, в частности, регулирующего отношения отдельных видов договоров.

В силу положений, предусмотренных ст. 75, 76 Закона об акционерных обществах, процедура выкупа акций является сложным юридическим составом.

При этом судом на основании представленных в дело документов установлено, что ряд обязательных и необходимых элементов такого состава имеют место быть, а потому последующая отмена ранее принятого решения общего собрания акционеров, послужившего основанием для обращения акционера с требованием о выкупе акций, является неправомерным.

Системное толкование норм гражданского законодательства о сделках, а также положений, предусмотренных в Законе об акционерных обществах, в том числе в ст. 76, позволило суду сделать вывод, что отзыв одобрения (согласия) в отношении ранее совершенной сделки (по выкупу акций) недопустим.

В обоснование своего вывода суд указал: «…Гражданским законодательством не установлены правила об отзыве согласия третьего лица на совершение сделки, в таком случае по аналогии закона подлежат применению положения об отзыве акцепта (пункт 1 статьи 6, статья 439 ГК РФ). Отзыв согласия, сообщение о котором поступило сторонам сделки после ее совершения, считается несостоявшимся…».

* * *

Подводя итог, на наш взгляд, до урегулирования на законодательном уровне вопроса возможности последующей отмены ранее принятого решения общего собрания акционеров необходимо придерживаться следующего подхода. Органы управления общества вправе изменять или отменять свои решения, если при этом не нарушаются требования законодательства или устава общества, а также права и законные интересы других лиц. Изменение или отмена решения органа управления общества должны производиться этим органом с соблюдением того же порядка и условий, что и принятие этого решения.


1 Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 24 сентября 2010 г. по делу № А75–11856/2009, Волго-Вятского округа от 4 июля 2001 г. по делу № А28–951/01–4/12; решение Арбитражного суда Кемеровской области от 14 марта 2013 г. по делу № А27–21016/2012.

2 Сделки, представительство, исковая давность: постатейный комментарий к статьям 153–208 Гражданского кодекса Российской Федерации / В.В. Байбак, Р.С. Бевзенко, С.Л. Будылин и др.; отв. ред. А.Г. Карапетов. М.: М-Логос, 2018.

3 Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17 июня 2020 г. по делу № А27–16556/2019.

4 Решения Арбитражного суда Кемеровской области от 15 мая 2017 г. по делу № А27–2191/2017, от 15 декабря 2016 г. по делу № А27–12814/2016.