23.11.2021 Перспективы развития судебной практики по вопросу обращения взыскания на единственное жилье должника АГ

Материал выпуска № 22 (351) 16-30 ноября 2021 года.

Одним из самых актуальных вопросов в сфере банкротства последних лет является допустимость обращения взыскания на единственное жилое помещение гражданина, признанного банкротом. В настоящей статье отмечается, что постановление Конституционного Суда РФ от 26 апреля 2021 г. № 15-П1, разрешившее обращать взыскание на единственное жилье должника в тех случаях, когда суд посчитает применение исполнительского иммунитета необоснованным, должно стать основой для будущих изменений действующего законодательства, при этом оно уже используется судьями на практике. По мнению авторов, категория «роскошного» жилья постепенно уйдет на второй план, поскольку уже сейчас очевидно, что преодоление действия исполнительского иммунитета будет возможно практически в отношении любого жилого помещения должника. Они приводят свои рекомендации при решении вопроса о включении единственного жилого помещения должника в состав конкурсной массы.

С одной стороны, действующим законодательством на уровне Конституции РФ закреплено право каждого гражданина на жилое помещение, с другой – в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) каждый из кредиторов имеет право на удовлетворение своих требований и получение причитающихся денежных средств с должника. Поиск компромисса между правами лиц, находящихся по разные стороны баррикад, зачастую и становится предметом судебного разбирательства при рассмотрении обособленных споров об обращении взыскания на единственное жилье должника или об исключении единственного жилого помещения из конкурсной массы.

Попытки преодоления исполнительского иммунитета

Норма об исполнительском иммунитете, согласно которой не допускается обращение взыскания на жилое помещение (его части) в том случае, если для должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания, в том или ином виде всегда содержалась в российском законодательстве, будучи унаследованной вместе с ГПК РСФСР.

Однако задатки преодоления исполнительского иммунитета были заложены еще в постановлении КС РФ от 14 мая 2012 г. № 11-П2. В нем отмечено, что иммунитет должен распространяться «на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам (параметрам) является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимых потребностей в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения». Одновременно КС РФ было указано законодателю на необходимость внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия исполнительского иммунитета, с тем чтобы обеспечить возможность удовлетворения имущественных интересов кредиторов.

Данное постановление КС РФ пошатнуло ранее незыблемую позицию относительно того, что обращение взыскания на единственное жилое помещение должника не разрешается. Несмотря на тот факт, что большинство судей продолжили использовать формальный подход, в соответствии с которым обращение взыскания на единственное жилье запрещено, постепенно стали появляться исключения из указанного правила.

Такие поправки были обусловлены во многом тем, что законодатель не предпринимал каких-либо попыток изменения действующего законодательства в части выработки критериев преодоления действия исполнительского иммунитета. Вследствие этого некоторые судьи решили более детально подходить к исследованию фактических обстоятельств дела и преодолевали неприкосновенность единственного жилого помещения. Среди оснований для отказа в применении правил об исполнительском иммунитете в судебной практике встречаются: отнесение единственного жилья к категории роскошного; использование жилого помещения в предпринимательских целях; постоянное проживание должника за границей; недобросовестность действий должников.

Критерий «роскошности» жилья – один из основных

В первую очередь кредиторы, а вслед за ними и судьи, стали обращать внимание на категорию единственного жилья, которое находится в собственности банкротящегося гражданина. Так, если речь шла об элитной многомиллионной недвижимости, судьи стали включать имущество в конкурсную массу, которое впоследствии реализовывалось на торгах, производились расчеты с кредиторами, а должник покупал себе новое, более скромное жилье, которое было пригодным для проживания как должника, так и членов семьи должника.

Самым ярким примером обращения взыскания на роскошное жилое помещение должника является «дело Фрущака», которое было рассмотрено Верховным Судом РФ в конце 2018 г. В рамках данного дела было установлено, что задолженность должника перед кредиторами составляла 13 млн руб. при наличии в собственности должника пятикомнатной квартиры рыночной стоимостью около 65 млн руб. По итогам рассмотрения спора ВС РФ включил элитную недвижимость в конкурсную массу должника, поскольку реализация данной квартиры полностью покрывала бы имеющийся у должника долг и одновременно позволяла должнику приобрести новую квартиру.

Критерий «роскошности» жилья уже неоднократно использовался судами при решении вопроса об обращении взыскания на единственное жилье должника и устоялся в качестве одного из основных критериев, при наличии которого суды включают спорное единственное недвижимое имущество в конкурсную массу4.

Новая позиция КС РФ

В связи с тем, что изменения гражданско-процессуального законодательства в части правил об исполнительском иммунитете разработаны и реализованы не были, Конституционный Суд РФ в начале 2021 г. разрешил обращать взыскание на единственное жилье должника в тех случаях, когда суд посчитает применение исполнительского иммунитета необоснованным. При этом в силу прямых указаний КС РФ должны быть соблюдены следующие условия:

1. Должник в любом случае не должен остаться без жилого помещения, пригодного для проживания как лично должника, так и членов его семьи. При этом такое жилье должно быть предоставлено указанным лицам площадью не менее, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма, и в пределах того же поселения, где эти лица проживают.

2. Ухудшение жилищных условий должника вследствие отказа гражданину-должнику в применении исполнительского иммунитета не может вынуждать его к изменению места жительства (поселения). Иное может быть предусмотрено с согласия должника относительно таких последствий в рамках соглашения участников исполнительного производства и (или) производства по делу о несостоятельности (банкротстве).

3. Судами должно учитываться соотношение рыночной стоимости жилого помещения с величиной долга, погашение которого в существенной части могло бы обеспечить обращение взыскания на жилое помещение.

Отдельным основанием для отказа в применении исполнительского иммунитета остается установление факта злоупотреблений со стороны должника. Так, суды вправе отказать гражданам-должникам в защите от обращения взыскания на единственное жилье, если будет установлено, что само приобретение жилого помещения, формально защищенного таким иммунитетом, состоялось со злоупотреблениями.

Среди таких злоупотреблений у должников стали крайне популярны продажа имеющейся недвижимости перед процедурой или во время банкротства с целью оставления в собственности единственного защищенного иммунитетом жилого помещения, а также специальная перерегистрация должника в единственное жилье в преддверии банкротства при наличии иного пригодного для проживания помещения, в котором должник был долгое время зарегистрирован.

Правомерность преодоления исполнительского иммунитета после появления правовой позиции КС РФ от 26 апреля 2021 г. нашла свое подтверждение в определении ВС РФ от 26 июля 2021 г. № 303-ЭС20–18761 по делу № А73–12816/2019. Данным Определением ВС РФ также было признано допустимым предоставление должнику замещающего жилья при принятии соответствующего решения на собрании кредиторов.

В перспективе – новая категория «излишнего жилья»

Постановление КС РФ должно стать основой для будущих изменений действующего законодательства, а также уже используется судьями на практике в период ожидания момента внесения соответствующих поправок.

Мы полагаем, что в силу появления новой правовой позиции Конституционного Суда РФ судами все реже будет устанавливаться факт роскошности жилого помещения должника. Категория «роскошного» жилья постепенно уйдет на второй план, поскольку уже сейчас становится очевидно, что преодоление действия исполнительского иммунитета будет возможно практически в отношении любого жилого помещения должника.

Можно вести речь о том, что мы становимся свидетелями появления новой категории «излишнего жилья», которая не является идентичной «роскошному». В данном случае речь идет о таких ситуациях, при которых имущество должника можно продать на торгах, приобрести для должника и членов его семьи замещающее жилье по установленным нормативам площади в том же субъекте, а за счет разницы произвести расчеты с кредиторами.

В частности, с учетом новых правовых позиций могут быть пересмотрены судебные акты по «делу Стружкина», где ВС РФ признал незаконным решение собрания кредиторов, по которому кредиторы приняли решение предоставить должнику взамен квартиры площадью 40,3 кв. метров в г. Ижевске другую квартиру – площадью 19,8 кв. метров, а реализация имеющейся у должника квартиры позволила бы частично погасить требования кредиторов.

Очевидно, что квартира площадью 40,3 кв. метров не является роскошным жилым помещением. Однако наличие новых правовых позиций КС РФ и ВС РФ подтверждает возможность предоставить должнику замещающее жилье меньшей площадью в рамках одного города. В связи с этим практика включения единственного жилья в конкурсную массу, с высокой долей вероятности, будет расширяться.

Практические рекомендации

Исходя из нашего опыта юридического сопровождения дел о несостоятельности (банкротстве) со стороны конкурсных кредиторов, мы рекомендуем придерживаться следующих рекомендаций при решении вопроса о включении единственного жилого помещения должника в состав конкурсной массы:

1. Провести оценку рыночной стоимости единственного жилого помещения, принадлежащего должнику на праве собственности. Получение рыночной стоимости имущества позволит понять перспективы удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр, т.е. установить экономический смысл преодоления исполнительского иммунитета. Кроме того, отчет об оценке может ускорить процесс принятия решения о продаже имущества должника на собрании кредиторов.

2. Проанализировать рынок недвижимого имущества в месте жительства должника в целях подбора нового жилого помещения, которое будет пригодно для проживания должника и членов его семьи согласно нормам предоставления жилья на условиях социального найма. Такая норма устанавливается органом местного самоуправления в зависимости от достигнутого в соответствующем муниципальном образовании уровня обеспеченности жилыми помещениями, предоставляемыми по договорам социального найма. Например, в г. Москве учетная норма устанавливается в размере 10, 15 или 18 кв. метров площади жилого помещения в зависимости от условий предоставления жилого помещения5.

3. Определиться с порядком приобретения замещающего жилья, а именно решить вопрос о приобретении замещающего жилья самим кредитором за свой счет (с последующей компенсацией затрат за счет конкурсной массы) либо финансовым управляющим за счет выручки от продажи существующего имущества должника. При этом следует принимать во внимание, что кредиторы могут предусмотреть покупку нового жилья для должника за счет суммы, вырученной от реализации единственного жилья. Обязательным условием в такой ситуации будет являться то, что право собственности должника на имеющееся у него жилое помещение должно прекращаться не ранее возникновения права собственности на замещающее жилье (иначе возникнет ситуация, при которой у должника не будет жилого помещения, что противоречит социальному предназначению государства).

4. Инициировать проведение собрания кредиторов путем направления соответствующего уведомления арбитражному управляющему с включением в повестку дня вопросов о продаже единственного жилого помещения должника с приложением соответствующего отчета об оценке рыночной стоимости имущества, а также о порядке и условиях приобретения замещающего жилья для должника и членов его семьи (при их наличии).

5. Передать вопрос об ограничении исполнительского иммунитета путем предоставления замещающего жилья на разрешение арбитражного суда, рассматривающего дело о несостоятельности (банкротстве). Арбитражный суд, в свою очередь, на основании принятого на собрании решения утверждает условия и порядок предоставления замещающего жилья.

При рассмотрении заявлений об исключении единственного жилого помещения из конкурсной массы следует обязательно проверять признаки злоупотреблений со стороны должников, которые могут пытаться искусственно создавать ситуацию наличия единственного жилья в целях применения правил об исполнительском иммунитете («феномен единственного жилья»).

Также одновременно целесообразно прорабатывать вопросы о включении спорного имущества в конкурсную массу, а именно выяснять наличие у существующего жилья признаков излишнего, об экономической целесообразности его реализации для погашения требований кредиторов, об условиях, на которых кредитор (собрание кредиторов) готовы предоставить (приобрести) замещающее жилье, а также о требованиях, которым такое замещающее жилье должно соответствовать.


1 Постановление КС РФ от 26 апреля 2021 г. № 15-П «По делу о проверке конституционности положений абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 3 статьи 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина И.И. Ревкова» // СПС «КонсультантПлюс».

2 Постановление КС РФ от 14 мая 2012 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова».

3 Определение ВС РФ от 4 декабря 2018 г. № 305-ЭС18– 15724 по делу № А40–67517/2017.

4 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 29 ноября 2018 г. № 305-ЭС18–15724 по делу № А40–67517/2017, постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 27 ноября 2018 г. по делу № А65–23235/2015, Северо-Западного округа от 1 октября 2017 г. по делу № А56–71357/2015, Северо-Западного округа от 3 октября 2018 г. № Ф07–8753/2018 по делу № А56–71357/2015, определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 29 декабря 2018 г. № 307-ЭС18–22067, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29 мая 2020 г. № Ф09–8742/2018 по делу № А60–56649/2017 // СПС «КонсультантПлюс».

5 Закон г. Москвы от 14 июня 2006 г. № 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения».