24.02.2022 Правовые позиции по гражданским делам из Обзора ВС № 4 за 2021 г. АГ НОВОСТИ

Разрешение споров об исполнении обязательств

Согласно п. 2 документа превышение стоимости принадлежащего должнику земельного участка по отношению к размеру его долга не является основанием для отказа в удовлетворении требования кредитора об обращении взыскания на этот земельный участок (Определение № 18-КГ21-38-К4).

Юрист Елена Чуднова полагает, что выводы Верховного Суда предельно ясны в общем понимании реализации Закона об исполнительном производстве, хотя и идут вразрез с пока еще действующими нормами о необходимости учета соразмерности стоимости имущества по отношению к сумме обязательств должника. Эксперт отметила: в п. 62 Постановления Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 г. № 50 разъяснено, что при рассмотрении дел такой категории необходимо учитывать положения ст. 446 ГК РФ, в которой содержится запрет на обращение взыскания по исполнительным документам на земельные участки, на которых расположены объекты недвижимости, являющиеся для должника единственным жильем.

«Главное, чтобы правоприменитель не истолковал однобоко содержащиеся в данном обзоре выводы ВС как позволяющие в любом случае отнять земельный участок за долги, а суды не позволяли самим взыскателям злоупотреблять своими правами. Главный посыл данного разъяснения я вижу в следующем: обращение взыскания на земельный участок, стоимость которого превышает сумму задолженности, возможно при стечении двух юридически значимых обстоятельств – отсутствия иного имущества, на которое возможно обращение взыскания (в том числе в виде денежных средств), и длительности неисполнения судебного решения», – считает Елена Чуднова.

В п. 3 обзора ВС указал, что возникновение заемного обязательства у одного из супругов в период брака не является безусловным основанием для возложения обязанности по возврату займа на другого супруга (Определение № 18-КГ21-56-К4).

Адвокат филиала № 49 Московской областной коллегии адвокатов Татьяна Саяпина отметила, что в данном случае Верховный Суд РФ, по сути, разъясняет положения семейного законодательства об общих долгах супругов. Однако, по мнению эксперта, в такой ситуации хотелось бы получить еще критерии отнесения долгов к общим или конкретизированные по пунктам признаки общих долгов супругов. «Такое конкретное разъяснение очень помогло бы в дальнейшем на практике. Дополнительные ссылки суда на семейное и гражданское законодательство – это хорошо, однако на это ссылаются также различные суды при рассмотрении подобного рода дел. Поэтому, если бы один из высших судов это четко конкретизировал, было бы замечательно не только для судов, но и для участников судопроизводства, поскольку можно было бы сразу видеть ясную картину критериев признания долгов общими», – прокомментировала Татьяна Саяпина.

Адвокат, партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и партнеры» Тимур Харди обратил внимание, что не только имущество, нажитое в браке, но и появившиеся в браке долги делятся между супругами в пропорции 1:1. «Однако если мы берем обычный долг, который берется по договору займа или простой расписке, то на одного из супругов не во всех ситуациях возлагается обязанность по погашению половины суммы долга», – указал эксперт. Он пояснил, что сначала необходимо доказать, что взятые в долг деньги были потрачены на общие цели и нужды, например на улучшение жилищных условий.

По мнению эксперта, данное уточнение ВС является весьма своевременным, поскольку позволяет защитить интересы супруга в том случае, если другой супруг набрал долги и расходовал деньги на собственные нужды, а при разводе добивается снижения суммы своей долговой нагрузки за счет перераспределения части долговых обязательств на второго супруга.

Разрешение споров, возникающих вследствие причинения вреда

В соответствии с п. 4 обзора при определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела (Определение № 5-КГ21-28-К2).

Елена Чуднова подчеркнула, что тема определения компенсации морального вреда до сих пор остается одной из самых сложных для правоприменителей. Она указала, что до сих пор суды не мотивируют свои выводы о присуждении конкретной суммы в решениях, ограничиваясь общими формулировками о соразмерности и справедливости. «Верховный Суд упорно продолжает требовать этого от судов, и размещенное в обзоре определение ВС РФ доводит до нижестоящих судов, что любое немотивированное присуждение размера компенсации морального вреда, выраженное в том числе в игнорировании требований о судебной проверке доводов сторон о юридических и фактических обстоятельствах, приводимых ими в обоснование своих требований и возражений, будет пресекаться высшей инстанцией путем отмены таких решений как незаконных», – пояснила Елена Чуднова.

В п. 5 обзора приведена позиция о том, что владельцы источников повышенной опасности, совместно причинившие вред третьим лицам, несут солидарную ответственность и остаются обязанными перед потерпевшими до полного возмещения им вреда, в том числе морального, причиненного повреждением здоровья (Определение № 13-КГ21-3-К2).

Тимур Харди считает, что такое пояснение ВС РФ является интересным, так как к средствам повышенной опасности, к примеру, относятся автомобили и другая техника. Он уточнил, что собственники этих средств могут нести солидарную ответственность перед третьими лицами в случае причинения последним вреда. «Например, автобус, принадлежащий транспортной компании, сбил человека. Соответственно, водитель автобуса будет отвечать как физическое лицо, но на транспортную компанию может перейти требование о возмещении понесенного вреда здоровью. Это также очень важно, поскольку часто у физических лиц нет реальных средств для возмещения ущерба здоровью, выплаты компенсаций, и поэтому нарушаются права потерпевших», – пояснил эксперт.

Практика отказов в удовлетворении иска к другому лицу – владельцу источника повышенной опасности в случае взыскания компенсации морального вреда с виновника ДТП довольно распространена, отметила Елена Чуднова. По ее мнению, ВС дает важное руководство для всех правоприменителей в части определения юридических и фактических обстоятельств как условий для принятия законного решения и указывает на все нормы материального права, подлежащие применению к таким правоотношениям.

В следующем пункте ВС подчеркнул, что взыскание с руководителя организации ущерба в размере неуплаченных организацией налогов допускается при невозможности удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам в предусмотренном законом порядке (Определение № 73-КГ20-5-К8).

Разрешение споров, возникающих в сфере финансовых услуг

Как следует из п. 7 обзора, предъявление банком заявления о выдаче судебного приказа на взыскание всей суммы долга по договору кредита в связи с неисполнением заемщиком обязательства вносить ежемесячные платежи означает досрочное востребование кредитором суммы кредита с процентами, что изменяет срок исполнения обязательства заемщиком (Определение № 66-КГ21-8-К8).

По мнению Елены Чудновой, из приведенного в обзоре дела очевидно следует, что суду при разрешении каждого дела следует исходить не только из общих норм закона и разъяснений Пленумов ВС РФ, но и из тех норм, которые применимы к каждому конкретному случаю, что возможно только при надлежащем установлении, исследовании и оценке фактических обстоятельств дела. Эксперт указала, что применение срока исковой давности по спорам с финансовыми кредитными организациями – довольно спорный момент, поскольку кредитные организации знают общие положения закона о применении срока к каждому периодическому платежу. Вместе с тем банки часто обращаются в суд за защитой своего права спустя длительные сроки со дня невнесения заемщиком очередного платежа, что позволяет им требовать также взыскания процентов и штрафов за все время уклонения должника от оплаты, добавила она.

«Верховный Суд наконец дает четкое разъяснение об изменении правоотношений сторон кредитного договора в части срока исполнения кредитного обязательства в случае предъявления займодавцем материального требования о возврате всей суммы кредита, что до настоящего времени судами практически не учитывалось. Это также прецедентное решение, которым мы будем руководствоваться», – прокомментировала Елена Чуднова.

Разрешение споров, связанных с управлением МКД

В п. 8 указано, что установление управляющей компанией платы за оказываемые услуги без соответствующего решения общего собрания собственников помещений МКД является незаконным. ВС отметил, что при управлении МКД посредством привлечения управляющей организации надлежащее содержание общего имущества многоквартирного дома обеспечивается собственниками путем заключения договора управления домом с такой организацией, определения на общем собрании перечня услуг и работ, условий их оказания и выполнения, а также размера финансирования (Определение № 5-КГ21-42-К2).

Разрешение споров, возникающих в сфере социальных отношений

В п. 9 разъяснено, что следует учитывать суду при рассмотрении заявления супруга об установлении факта нахождения на иждивении для назначения страховой пенсии по случаю потери кормильца. Так, важно принимать во внимание, что помощь, оказываемая супругу, являющемуся инвалидом, другим супругом (его кормильцем), может выражаться как в денежной форме, так и в осуществлении необходимого постоянного ухода за ним, связанного со значительными материальными затратами (Определение № 5-КГ21-25-К2).

Елена Чуднова отметила, что на собственной практике она убедилась: понятие «иждивение» судами зачастую толкуется ошибочно, поскольку суд указывает на отсутствие периодических платежей от кормильца и на этом основывает отказы в признании юридического факта нахождения на иждивении. И это касается не только инвалидов, но и, например, студентов, обучающихся по очной форме обучения, и иных категорий граждан, пояснила эксперт. «В моей практике был случай, когда суды отказали в удовлетворении иска, который мы основывали на том, что студент находился на иждивении умершего отца, который производил оплату его обучения, стоимости съемного жилья, приобретал для него продукты питания. Суд ограничился выводами о том, что мать и отец моего доверителя расторгли брак и длительное время не проживали вместе, при этом алименты на содержание сына взысканы не были. Доводы о том, что отец добровольно выплачивал алименты, в связи с чем не было необходимости обращаться в суд, не были приняты во внимание», – рассказала эксперт.

В соответствии с п. 10 право на получение пенсии с применением районного коэффициента, в том числе в случае, если пенсия с применением такого коэффициента уже назначена и выплачивается пенсионеру, связано с его фактическим проживанием в районах или местностях, где установлен соответствующий районный коэффициент (Определение № 69-КГ21-8-К7).

Процессуальные вопросы

Исходя из п. 11 обзора суду при решении вопроса о возмещении гражданином судебных расходов в порядке ст. 98 ГПК РФ, в том числе на оплату экспертизы, следует проверять и принимать во внимание всю совокупность обстоятельств, связанных с имущественным положением гражданина, на которые он ссылается (Определение № 5-КГ21-17-К2).

В п. 12 отмечено, что обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на нежилые помещения в МКД, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество, при рассмотрении которого суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела и, если придет к иным выводам, чем выводы, содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, должен указать соответствующие мотивы, пояснено в обзоре (Определение № 83-КГ20-6-К1).

Гражданские дела военнослужащих

В п. 44 Верховный Суд указал, что началом течения срока исковой давности следует считать день, когда любое заинтересованное лицо (в том случае, если их несколько и все они структурно входят в один федеральный орган исполнительной власти) узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (Определение № 223-КГ21-4-К10).

Татьяна Саяпина подчеркнула, что в данном случае ВС РФ фактически повторил положения ст. 200 ГК РФ, сославшись дополнительно на конкретный спор. Вместе с тем эксперт добавила, что хотелось бы поподробнее узнать, каким образом определяется связь между обстоятельствами, о том, «когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. «Эти два важных момента, касающихся течения срока исковой давности, очень важно конкретизировать. Нередко стороны не могут правильно интерпретировать эти обстоятельства, и в дальнейшем возникают также проблемы при их рассмотрении нижестоящими судами. В российском законодательстве их конкретизация отсутствует, что порождает различные неясности на практике и препятствует эффективному судебному разбирательству в этой части», – пояснила она.

В целом Татьяна Саяпина считает, что рассматриваемый обзор является актуальным и интересным, однако в нем не хватает дополнительных конкретизаций по моментам, требующим дополнительных уточнений. Тимур Харди указал, что в обзоре содержится ряд интересных интерпретаций российских законов с точки зрения ВС РФ. Елена Чуднова поделилась, что формат обзоров судебной практики ВС РФ как пример сочетания абстрактности и казуистики в юридической практике, безусловно, имеет важное практическое значение.

Анжела Арстанова