24.03.2021 Оставаться в существующей парадигме применения института снятия судимости невозможно АГ

Материал выпуска № 6 (335) 16-31 марта 2021 года.

В статье анализируются противоречивая судебная практика разрешения дел о снятии судимости, разнообразные толкования понятия «безупречное поведение» областными судами, доктриной и Верховным Судом РФ, внесено предложение законодательно установить границы срока для обращения с ходатайством о снятии судимости для различных категорий преступлений.

Российское уголовное законодательство предусматривает два вида прекращения судимости – ее погашение и снятие. Погашение судимости уголовный закон связывает с истечением установленных сроков, зависящих от категории преступления, а под снятием судимости понимается возможность ее досрочного погашения при наличии определенных условий.

О социальной значимости погашения и снятия судимости

Для лиц, прошедших через систему правосудия и приговоренных судом к наказанию, которых в России, по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в 2019 г. насчитали 598214 чел.1, поднятая проблема не только сугубо теоретическая, но и жизненно важная, т.е. практически значимая.

Значимость связана в первую очередь с нормальным течением жизни «после срока», с возможностью освобождения от ограничений, которые влечет за собой судимость, с дальнейшим встраиванием в социум и продвижением в нем с полными правами – такими же, как и у всех остальных простых граждан, видевших ужасы российских тюрем только в телевизионном экране.

Другой аспект этой значимости затрагивает также интересы государства, которое констатировало, что из указанного общего числа осужденных в 2019 г. – 222 225 лиц с неснятыми и непогашенными судимостями. Это те, кто так и не сумел или не захотел стать на путь исправления, кого злая судьба вновь понесла по наклонной линии.

Оценочная категория «безупречное поведение»

Основная сложность снятия судимости связана, по моему мнению, с оценочной категорией «безупречное поведение», которая судами общей юрисдикции понимается и трактуется по-разному.

Норма ч. 5 ст. 86 Уголовного кодекса РФ гласит: «Если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, а также возместил вред, причиненный преступлением, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости».

Необходимо отметить, что условие о возмещении вреда было добавлено законодателем в ч. 5 ст. 86 УК в 2013 г. и, на мой взгляд, вполне обоснованно.

Но перед тем как привести доказательства отсутствия единообразия судебной практики по вопросу толкования и применения термина «безупречно», хотелось бы обратиться к словарям русского языка.

В частности, в толковом словаре русского языка С.И. Ожегова «безупречный» означает «ничем не опороченный», «безукоризненный» (например, «безупречная репутация», «безупречная работа»)3. В толковом словаре В. Даля «безупречный» – «безукорный», «безукоризненный», «порядочный», «исправный», «похвальный» (например, «за безупречное поведение награжден»)4.

Однако язык права требует трансформации морально-этических категорий в юридические, в противном случае практика может быть охарактеризована формулой «что хочу, то и ворочу». В связи с этим законодатель, а вслед за ним и правоприменитель вынуждены наполнить этическую категорию «безупречность» правовым содержанием, в данном случае уголовно-правовым.

Но если о воле законодателя при употреблении оценочных категорий мы можем только догадываться и спорить, то о воле суда при их применении разглагольствовать уже не приходится, ее надлежит либо исполнять, либо обжаловать в вышестоящий суд.

Итак, законодатель установил, что, для того чтобы претендовать на досрочное снятие судимости после отбытия наказания, осужденный должен вести себя безупречно. При этом период длительности безупречного поведения в качестве правовой гипотезы нормативно не установлен, что с учетом существенного отличия закрепленных сроков погашения судимости для разных категорий преступлений вызывает на практике ряд очевидных вопросов, однако сам по себе он не может влиять на отрицательный результат разрешения вопроса о досрочном снятии судимости.

Требуется подобрать ряд существенных правовых признаков, совокупность которых будет признаваться необходимым и достаточным основанием для вывода суда о том, являлось ли поведение осужденного безупречным в течение определенного периода времени.

С целью отыскать такие признаки обратимся к судебной практике.

Судебная практика

Белгородская область. Постановлением Новооскольского районного суда Белгородской области от 30 января 2019 г. отказано в удовлетворении ходатайства о досрочном снятии судимости с Е., осужденного по ч. 3. ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Апелляционная инстанция с указанным решением не согласилась по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении ходатайства о досрочном снятии судимости, суд сослался на положения ч. 5 ст. 86 УК РФ, указав на непродолжительность периода, прошедшего с момента отбытия Е. наказания за совершение двух особо тяжких преступлений.

Из представленных материалов дела следовало, что осужденный положительно характеризовался по месту жительства и работы, после освобождения от отбывания наказания к уголовной и административной ответственности не привлекался, на иждивении имеет несовершеннолетнюю дочь, оказывал материальную помощь фонду содействия развития инженерной, строительной, дорожной, социальной инфраструктуры и повышения качества жизни населения района, получил благодарности за помощь в организации и проведении музыкального фестиваля «Лестница» в 2017 и 2018 г. Е. пояснял, что снятие судимости необходимо ему для продолжения трудовой деятельности – реализации экономических связей в сфере предпринимательской деятельности ООО, руководителем которого он является.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о необходимости удовлетворения ходатайства осужденного о снятии судимости.

Из анализа текста постановления суда можно выделить такие признаки, как: отсутствие любых правонарушений после отбытия наказания; наличие семейных связей; официальное трудоустройство; положительные характеристики с места работы и места жительства; активное участие в общественной жизни.

Однако принято большое количество судебных актов, в которых при наличии всех перечисленных составляющих суды приходили к противоположному выводу и отказывали в снятии судимости. Липецкая область. В частности, постановлением Октябрьского районного суда г. Липецка от 11 мая 2018 г. осужденному С. было отказано в удовлетворении ходатайства о снятии судимости по приговору Правобережного районного суда г. Липецка от 13 ноября 2014 г.

Апелляционная инстанция Липецкого областного суда оставила в силе данное постановление, указав следующее.

В соответствии с п. «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, судимость погашается по истечении восьми лет после отбытия наказания.

По приговору Правобережного районного суда г. Липецка от 13 ноября 2014 г. С. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159; ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ к двум годам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлением Верхнекамского районного суда Кировской области от 23 июля 2015 г. неотбытая часть наказания в виде девяти месяцев лишения свободы заменена С. на ограничение свободы сроком девять месяцев.

4 мая 2016 г. С. снят с учета филиала по Октябрьскому району г. Липецка ФКУ УИИ УФСИН России по Липецкой области в связи с отбытием срока наказания.

В соответствии с п. «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ судимость С. погашается 4 мая 2024 г.

С 21 июня 2016 г. по 14 марта 2018 г. (дата выдачи характеристики) С. работает в должности ведущего юрисконсульта юридического отдела (по совместительству на 0,5 ставки), положительно характеризуется по местам работы и регистрации, по месту постановки на учет в филиале по Октябрьскому району г. Липецка ФКУ УИИ УФСИН России по Липецкой области после замены неотбытой части наказания в виде лишения свободы на ограничение свободы. С 20 февраля 2016 г. С. состоит в браке, имеет на иждивении малолетнего ребенка, получил благодарственное письмо от директора ОКУ «Долгоруковский ЦСПСД» за систематическую благотворительную помощь. Согласно справке ИЦ УМВД по Липецкой области от 20 апреля 2018 г. после замены неотбытой части наказания в виде лишения свободы на ограничение свободы сведений о привлечении С. к уголовной и административной ответственности нет.

Рассмотрев и оценив представленный материал, суд надлежаще мотивировал вывод об отсутствии достаточных оснований для удовлетворения ходатайства о досрочном снятии судимости.

Доводы апелляционной жалобы несостоятельны ввиду следующего.

Согласно ч. 5 ст. 86 УК РФ досрочное снятие судимости является правом, а не обязанностью суда. При рассмотрении ходатайства С. суд правомерно учел как поведение и данные о личности осужденного, так и другие обстоятельства, имеющие значение для снятия судимости, в том числе характер, тяжесть и обстоятельства совершенных С. преступлений, а также продолжительность периода, прошедшего со дня отбытия им наказания до обращения в суд с указанным ходатайством.

Вопреки доводам жалобы суд, как следует из обжалуемого постановления, принял во внимание и оценил наличие на иждивении С. супруги и малолетнего ребенка; тот факт, что он является единственным кормильцем в семье и наличие судимости препятствует ему устроиться на высокооплачиваемую работу. Однако при изложенных обстоятельствах это не может быть признано безусловным основанием для досрочного снятия судимости.

Поэтому суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции о преждевременности снятия судимости С. до истечения срока ее погашения.

Существенных нарушений норм действующего законодательства, влекущих отмену либо изменение обжалуемого судебного решения, судом не допущено. Оснований для отмены либо изменения постановления суда нет. Не приведены таковые и в апелляционной жалобе.

Сопоставив приведенные апелляционные постановления Белгородского и Липецкого областных судов, можно заключить следующее.

В обоих случаях набор критериев (признаков) безупречного поведения осужденных практически идентичен, однако выводы судов при этом противоположны.

Во втором деле осужденный С. подал ходатайство о снятии судимости через два года после отбытия наказания, при сроке ее погашения в восемь лет. Из первого дела по условиям погашения нам известен только срок в 10 лет, так как преступления относились к категории особо тяжких, сколько времени фактически прошло с момента отбытия осужденным Е. наказания до даты подачи ходатайства о снятии судимости, неизвестно.

Однако необходимо подчеркнуть, что в обоих случаях первые судебные инстанции вывод об отказе обосновывали преждевременностью подачи ходатайств, хотя, как было указано, закон не предусматривает данное условие в качестве самостоятельного основания для отказа в удовлетворении ходатайства о снятии судимости при условии наличия в материалах дела доказательств безупречности поведения осужденного после отбытия им срока наказания. Ростовская область. Ростовский областной суд, по моему мнению, повторяет ошибки коллег, констатируя преждевременность подачи осужденными ходатайств о снятии судимости, причем иногда в случаях, когда ни о какой преждевременности и речи быть не может.

Так, апелляционным постановлением Ростовского областного суда от 30 июля 2020 г. было оставлено без изменения постановление Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону от 19 мая 2020 г. об отказе в удовлетворении ходатайства о снятии судимости осужденному Н.

Суд установил, что приговором Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону от 24 апреля 2017 г. Н. осужден по ч. 6 ст. 204 УК РФ к двум годам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении. Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 25 января 2018 г. этот приговор оставлен без изменения, вступил в законную силу и был обращен к исполнению. Постановлением Багаевского районного суда Ростовской области от 22 января 2019 г. Н. освобожден условно-досрочно на неотбытый срок 11 месяцев 28 дней.

Не согласившись с принятым решением, осужденный Н. просил постановление суда отменить, направить дело на новое разбирательство в ином составе суда. Указал, что судом не соблюдены требования ч. 4 ст. 7 УПК РФ, что является основанием для отмены судебного решения в апелляционном порядке ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Суд не дал никакой оценки обстоятельствам, связанным с поведением осужденного, выразил свое субъективное отношение к осужденному Н. Приведенные выводы суда и их мотивировка являются незаконными, поскольку они субъективны и противоречат установленным фактическим обстоятельствам и данным, содержащимся в материалах дела. Каких-либо данных, отрицательно характеризующих осужденного и препятствующих снятию с него судимости, судом не установлено и в постановлении не содержится, также не указано на доказательства, подтверждающие, что срок, прошедший со дня полного отбытия наказания, для определения безупречности поведения осужденного недостаточен.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав мнение участников процесса, суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения обжалуемого постановления.

В соответствии с п. «в» ч. 3 ст. 86 УК РФ судимость погашается в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, – по истечении трех лет после отбытия наказания.

Суд первой инстанции рассмотрел в порядке ст. 400 УПК РФ ходатайство осужденного Н. о снятии судимости, тщательно проверил представленные материалы, в том числе характеризующие поведение осужденного после отбытия наказания, другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения поставленного вопроса, и пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для снятия с осужденного судимости, указав мотивы принятого решения. Судебное решение принято судом с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих разрешение судом данного вопроса.

Как следует из протокола судебного заседания, принимая решение об оставлении без удовлетворения заявленного ходатайства осужденного, суд исследовал все необходимые документы, в том числе сведения, представленные осужденным.

Учитывая приведенные обстоятельства, принимая во внимание характер и степень общественной опасности совершенного Н. преступления, суд обоснованно расценил заявленное осужденным ходатайство как преждевременное, отказав в досрочном снятии судимости. При этом суд апелляционной инстанции обратил внимание на то, что снятие судимости с осужденного до истечения срока ее погашения – право, а не обязанность суда. Наличие судимости есть последствие совершенного преступления, за которое Н. был осужден. Факт отбытия наказания является предусмотренным законом условием для разрешения вопроса о досрочном снятии судимости, но не является безусловным основанием для удовлетворения заявленного ходатайства.

Доводы апелляционной жалобы о том, что наличие непогашенной судимости неблагоприятно отражается на профессиональной деятельности Н., не считаются основанием для отмены состоявшегося судебного решения.

Существенных нарушений норм действующего законодательства, влекущих отмену либо изменение обжалуемого судебного решения, судом не допущено. Оснований для отмены либо изменения постановления нет. Не приведены таковые и в апелляционной жалобе7.

Из данного решения мы снова можем увидеть, что суд устраняется от исследования фактических обстоятельств дела на предмет проверки их соответствия установленной законом категории безупречности и обосновывает свой отказ преждевременностью обращения с ходатайством о снятии судимости. Однако в приведенном деле срок погашения судимости всего лишь три года, из которых до обращения осужденного Н. с ходатайством с учетом требований ч. 4 ст. 86 УК РФ погашена практически половина срока (22 января 2019 г. – решение об условно-досрочном освобождении; май 2020 – подача ходатайства о снятии судимости).

Полагаю, что современная судебная практика по делам о снятии судимости формируется в негативном направлении и движется вразрез с положениями уголовного законодательства.

Для того чтобы исправить эти тенденции, правоприменителю следует обратиться за помощью к научной уголовно-правовой доктрине, а также вспомнить о некоторых руководящих разъяснениях высшей судебной инстанции по рассматриваемому вопросу.

Доктринальное толкование

Научное толкование оценочной правовой категории «безупречное поведение» можно почерпнуть из комментариев к УК РФ.

«Безупречным следует считать такое поведение лица, отбывшего наказание, в быту, на работе или учебе, в иных местах, которое со всей очевидностью свидетельствует, что определенные меры контроля и ограничения, связанные с институтом судимости, в отношении его излишни»8. «Понятие “вел себя безупречно” определяется в каждом случае с учетом всех данных по делу, в частности поведения лица в быту, общественных местах, отношения к труду»9.

«О безупречном поведении осужденного могут свидетельствовать характеристики на это лицо с места работы, места жительства, показания проживающих рядом соседей, близких родственников, сослуживцев»10.

«Безупречное поведение предполагает несовершение осужденным новых правонарушений»11.

Позиция Верховного Суда РФ

В завершение приведу извлечение из постановления Президиума Верховного Суда РФ от 22 августа 2007 г. № 264-П07ПР, которое, на мой взгляд, как нельзя лучше отражает правовую позицию по применению ч. 5 ст. 86 УК РФ.

По приговору Челябинского областного суда от 27 июня 2002 г. К. (ранее судимая 15 июня 1999 г. по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР, ч. 2 ст. 209, ч. 1 ст. 222 УК РФ) осуждена по ч. 2 ст. 209 УК РФ и ч. 3 ст. 146 УК РСФСР.

Она освобождена из мест лишения свободы 1 сентября 2004 г. по отбытии срока наказания.

Постановлением судьи Челябинского областного суда от 3 ноября 2006 г. удовлетворено ее ходатайство, судимость по приговору Челябинского областного суда от 27 июня 2002 г. с нее снята.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 13 февраля 2007 г. оставила постановление судьи без изменения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в надзорном представлении просил постановление судьи и кассационное определение отменить, материал направить на новое судебное рассмотрение, указав, что представленные суду материалы не давали оснований для однозначного вывода о признании поведения К. после отбытия наказания безупречным, дающим основания для досрочного снятия судимости. В подтверждение безупречности своего поведения она представила характеристику с места жительства, рапорт участкового уполномоченного, дубликат миграционной карты и копию свидетельства о рождении ребенка. Однако суд с достаточной полнотой не проверил представленные материалы, не исследовал данные о личности К., не запросил характеристику с места работы, не проверил ее утверждение об отсутствии места жительства в Украине, не выяснил обстоятельства, связанные с ее пребыванием там. Из материалов, представленных из мест лишения свободы, следовало, что К. по месту отбывания наказания характеризовалась отрицательно, к условно-досрочному освобождению, вопреки ее утверждениям, она не представлялась.

Президиум Верховного Суда РФ 22 августа 2007 г. оставил надзорное представление прокурора без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 5 ст. 86 УК РФ в том случае, если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока ее погашения. Как следует из материалов дела, К. въехала в Российскую Федерацию в 1991 г., она зарегистрирована в ОВИРе.

Из мест лишения свободы она освобождена 1 сентября 2004 г., а 17 августа 2005 г. родила дочь, погасила гражданский иск. По месту жительства она характеризуется положительно, к административной ответственности не привлекалась.

Судом сделан обоснованный вывод о том, что отсутствие каких-либо нарушений со стороны К., а также ее желание воспитывать дочь, трудоустроиться и проживать постоянно со своей матерью свидетельствуют о ее устойчивом безупречном поведении.

В представлении не приведено доказательств, подтверждающих, что срок, прошедший со дня освобождения К. после отбытия наказания, для определения безупречности ее поведения недостаточен.

Характеризующие К. во время отбывания наказания данные, на которые сделана ссылка в представлении, не могут быть приняты во внимание, так как в соответствии с ч. 5 ст. 86 УК РФ суд должен проверить факт безупречного поведения обратившегося в суд с ходатайством о досрочном снятии судимости лица в период после отбытия им наказания.

При таких обстоятельствах судебные решения о снятии с К. судимости по приговору Челябинского областного суда от 27 июня 2002 г. являются законными и обоснованными и оснований для их отмены нет.

Как говорится – без комментариев, или, как модно сегодня выражаться, – это все, что нужно знать судейскому корпусу о досрочном снятии судимости.

О совершенствовании законодательства

Полагаю, что выход из сложившейся непростой ситуации возможен. Необходимо законодательно установить определенные границы срока для обращения с ходатайством о снятии судимости для каждой отдельной категории преступлений, по истечении которых осужденному нельзя будет отказывать с формулировкой о преждевременности подачи ходатайства.

Допустим, для преступлений небольшой и средней тяжести данный срок можно установить равным одному году; для тяжких преступлений – двум годам; для особо тяжких – трем. Безусловно, данный вопрос требует дополнительной проработки, но и оставаться в существующей парадигме применения института снятия судимости невозможно, потому что в сложившейся ситуации противопоставить коронной фразе российского правосудия о том, что «все законно и обоснованно», – просто нечего.


1 Сводные статистические сведения Судебного департамента при Верховном Суде РФ о состоянии судимости в России за 2019 г. в Таблице № 10.1 «Отчет о числе привлеченных к уголовной ответственности и видах уголовного наказания» // http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=5081

2 Там же.

3 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. РАН. Ин-т русского языка им. В.В. Виноградова. 4-е изд., доп. М.: Азбуковник, 1997.

4 «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Даля. 2-е изд. Санкт-Петербург, Москва, 1880. С. 78.

5 «Обзор апелляционной и кассационной практики по уголовным делам Белгородского областного суда за 2019 год» (подготовлен Белгородским областным судом 17 марта 2020 г.).

6 Апелляционное постановление Липецкого областного суда от 28 июня 2018 г. № 22-645/2018.

7 Апелляционное постановление Ростовского областного суда от 30 июля 2020 г. по делу № 22-3462/2020 // сайт Ростовского областного суда: https://oblsud—ros.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=16421122&case_uid=e0114efe-8a82-4f2d-a0a7-a7896a1850e3&result=1&delo_id=4&new=4

8 Оценочные признаки в Уголовном кодексе РФ: научное и судебное толкование // Научно-практическое пособие. Под ред. проф А. В. Галаховой. М.: Норма, 2014. С. 155.

9 Там же. С. 155.

10 Там же. С. 156.

11 Там же.