24.03.2022 Президиум ВС решал, как считать срок поручительства Право ру

Президиум Верховного суда рассмотрел первый за полтора года экономический спор. Страховая компания поручилась перед таможней за декларанта. Выяснилось, что общество недоплатило 86,3 млн руб. Выплатить эту сумму госорган попросил уже после истечения срока поручительства. АСГМ и позже экономколлегия ВС допустили, что ФТС вправе предъявить требование к поручителю в пределах трехлетнего срока таможенного контроля, даже если соглашение уже не действует. Президиум ВС 23 марта поправил СКЭС.

18 марта 2016 года ООО «Страховая компания «Арсеналъ» и Федеральная таможенная служба России заключили договор поручительства. Общество обязалось отвечать перед госорганом по обязательствам ООО «Олавс» по уплате таможенных пошлин, налогов и пеней. Стороны договорились, что соглашение действует два года. А 20 мая 2017-го общество и таможенная служба подписали допсоглашение, ограничив размер финансовых обязательств 106,5 млн руб. В этот же день Московская областная таможня зарегистрировала транзитную декларацию «Олавс». Этот документ оформляют, когда товар нужно перевезти через территории нескольких государств.

Требование с опозданием в полтора года

В сентябре 2019-го сотрудники ФТС выяснили, что общество не заплатило обязательную пошлину, налог, пени и проценты — всего 86,3 млн руб. Тогда ведомство направило страховой письмо с просьбой выплатить эту сумму. Но «Арсеналъ» отказался и обратился в Арбитражный суд города Москвы, чтобы признать недействительными требования таможни (дело № А40-269134/2019). Истец настаивал, что договор поручительства действовал два года: с 18 марта 2016 года по 18 марта 2018 года. А госорган направил письмо спустя полтора года после окончания действия соглашения — в сентябре 2019-го. Но первая инстанция оказалась другого мнения. Она решила, что транзитную декларацию зарегистрировали 20 марта 2017-го. То есть правоотношения, которые послужили основанием для требования, возникли в период действия договора. Поэтому АСГМ отказал страховой.

Другую позицию заняла апелляция. 9-й ААС указал, что в договоре прямо прописали: он действует в течение двух лет и требовать оплаты задолженности после этого периода нельзя. Поэтому суд удовлетворил требования страховой. С этим подходом согласилась и апелляция. Тогда Московская областная таможня пожаловалась в Верховный суд.

Дело рассмотрела тройка судей ВС под председательством Натальи Павловой. Экономколлегия учла, что таможенные органы проводят контроль в течение трех лет после перевозки товаров через границу, то есть в этот период ФТС может выявить основания для взыскания таможенных пошлин. Так произошло и в ситуации с «Олавсом». Транзитная декларация зарегистрирована 20 мая 2017-го (в период действия договора), но нарушения сотрудники ведомства выявили позже. ВС пришел к выводу, что в этом случае таможня может предъявить требования не в рамках действия соглашения, а в течение трех лет с регистрации декларации. При условии, что ее получили, когда договор еще действовал. Поэтому 21 июля 2021-го СКЭС отменила акты апелляции и кассации и «засилила» решение первой инстанции.

Жалоба в Президиум ВС

С таким определением не согласилось уже страховая компания. «Арсеналъ» направил надзорную жалобу с просьбой отменить определение судебной коллегии ВС. Ее изучила Галина Кирейкова и решила передать вместе с делом для рассмотрения Президиумом ВС.

Заседание Президиума ВС прошло 23 марта 2022 года. Председательствовал в процессе Вячеслав Лебедев. Первой выступила Светлана Емельянова — представитель страховой компании «Арсеналъ». «Мы категорически не согласны, что в договоре поручительства в таможенной сфере нельзя применить п. 6 ст. 367 ГК о прекращении поручительства в связи с истечением срока действия договора», — сказала Емельянова.

«Фактически в определении ВС создана специальная норма, которой нет в законодательстве. Сформулирована она следующим образом: таможенный орган вправе предъявить требование к поручителю в пределах срока таможенного контроля», — подчеркнула представитель страховой компании.

Емельянова указала, что коллегия вывела это правило из комплексного толкования законов. Юрист отметила: в таможенном законодательстве есть прямая ссылка о применении по договорам поручительства норм гражданского законодательства, в том числе о прекращении поручительства. По словам Емельяновой, в договоре с таможенной службой однозначно и ясно сформулирован срок поручительства — два года. То есть требования ФТС могла предъявлять только в течение этого времени. «По нашему мнению, есть все основания для отмены определения ВС», — заключила представитель общества.

Мария Соловьева, которая представляла интересы Московской областной таможни, утверждала, что спор находится на стыке таможенного и гражданского прав. Поэтому нельзя буквально толковать условия договора и отталкиваться только от положений ст. 367 ГК. Юрист считает, что необходимо системное толкование всех регулирующих видов права. По ее мнению, это удалось сделать экономколлегии, которая одобрила позицию первой инстанции и отказала страховой компании.

Вопросов к представителям не возникло. После совещания Лебедев озвучил решение. Президиум ВС отменил определение СКЭС и оставил в силе акты апелляции и кассации. То есть пришел к выводу, что таможенная служба может предъявлять требования к страховой компании только в пределах срока поручительства.