24.09.2021 Процедура неизбежна//ВС закрывает последние возможности затянуть введение банкротства Закон ру

Введение процедуры банкротства предотвратить невозможно, если заявитель обладает необходимой суммой соответствующих требований, подтвержденной вступившим в силу судебным актом.

Однако есть способы затянуть введение наблюдения и следующего за ним конкурсного производства.

Иногда это бывает критически важно для недобросовестных участников оборота (бенефициаров должника) – чаще всего для завершения оптимизационных мероприятий (вывода активов, доходности и т.д.). Конечно, такие сделки можно оспорить в конкурсе, но догонять всегда сложнее, тем более, если речь идет о денежных средствах (вернуть которые в конкурсную массу крайне проблематично).

Еще одним мотивом потянуть с введением процедуры банкротства  является попытка выйти за ретроспективные сроки оспаривания сделок по банкротным основаниям: 1 и 3 года для подозрительных (ст.61.2 ЗоБ), а также 1 и 6 месяцев для сделок с предпочтением (ст. 61.3 ЗоБ).

Разумеется, еще общие основания оспаривания и применения последствий  недействительности  ничтожных сделок (в частности в порядке статей 10168170 ГК РФ) – сроки давности (для кредиторов и управляющего) здесь текут с момента возбуждения процедуры и составляют 3 года (глубина – 10). Но оспаривание сделок, в качестве фиктивных и/или совершенных со злоупотреблением права, возможно только в случае, если обстоятельства их совершения выходят за пределы специальной банкротной нормы (ст.61.2 ЗоБ).

Таким образом, должник довольно часто может преследовать цель затягивания введения процедуры, кредиторы же напротив заинтересованы в скорейшем решении этого вопроса.

На практике есть несколько весьма банальных способов потянуть с процедурой банкротства (чаще всего – введением наблюдения). Это, например, оспаривание судебного акта (который положен в основу заявления должника) и/или отсрочка исполнения этого акта. Оба случая прокомментированы ВС и исключают возможности грубых злоупотреблений.

Особняком идет такой вариант затягивания, как погашение требований независимого заявителя с прекращением производства по его заявлению – он применим при относительно небольшой сумме денежных требований и эффективен, если целью является  выход за ретроспективные сроки оспаривания сделок. Однако на эту тему на так давно высказался ВС, который указал судам на необходимость учитывать возможность злоупотребления правом при систематическом погашении требований заявителей по делу о банкротстве и фактическом изменении периода оспаривания сделок (Определение ВС от 04.03.2021 года №305-ЭС17-2507).

Довольно долго оставался «работающим» вариант затягивания введения наблюдения в ситуации, когда заявитель получил требования к должнику по цепочке договоров уступки права, которые должник (накануне подачи заявления) оспорил. В этой ситуации требования кредитора–цессионария формально не отвечают критерию безусловности и носят спорный характер (со ссылкой на п.14 ППВС от 13.10.2015 года №45). Особенно часто этот довод приводят в отношении правопреемников банков, то есть по непросуженным кредитным требованиям.

Иногда оспаривается не уступка, а договор на основании которого возникли требования. Даже если они просужены, должник указывает на возможность пересмотра судебных актов о взыскании в случае признания недействительным договора-основания.

Это работало, и суды оставляли без рассмотрения заявления о признании должника банкротом.

Такую лазейку фактически прикрыла Экономическая Коллегия ВС в Определении от 15.09.2021 года № 304-ЭС21-5485.

В этом акте указано, с одной стороны, на незыблемость права заявителя потребовать возбуждения процедуры банкротства должника без предварительного просуживания долга, если требования вытекают из кредитного договора (при этом, тот факт, что стороны первоначального кредитного обязательства изменились, не имеет значения). С другой стороны – оспаривание цессий, по которым требования перешли к заявителю (само по себе) не препятствуют введению процедуры, такие доводы (о недействительности уступок) могут быть рассмотрены при решении вопроса об обоснованности требований заявителя.

________________________________________________________________

Надо отметить, что пространство для манипуляций при введении процедуры банкротства стремительно ссужается. Отодвинуть дату принятия заявления (или, собственно, введение процедуры) все сложнее.

Очень многое здесь зависит от добросовестности, то есть от действительной цели тех или иных материальных и процессуальных действий сторон при введении процедуры. Например, погашение долга первого заявителя не всегда является злоупотреблением, напротив это может быть защитной мерой другого кредитора, который пытается не допустить недобросовестного контроля над процедурой (например, Определение ВС от 25.01.2017 года №305-ЭС16-15945).

В этой связи заявителю при конфликте на стадии введения процедуры не стоит ограничиваться формальными доводами о наличии долга, необходимо убедить суд в том, что действия третьей стороны, которые препятствуют введению процедуры, продиктованы неправомерными целями.