25.01.2022 Суд признал незаконным бездействие уголовно-исполнительной инспекции, не исполнившей постановление следователя АГ НОВОСТИ

При этом в решении отмечается, что вопрос о наличии у следователя права на разрешение обвиняемому, находящемуся под домашним арестом, выхода для прогулок не относится к компетенции должностных лиц сотрудников ФСИН

Как стало известно «АГ», Люблинский районный суд г. Москвы вынес решение (имеется у редакции) от 22 ноября 2021 г. об удовлетворении административного иска о признании незаконным бездействия сотрудников филиала ФКУ «Уголовно-исполнительная инспекция ФСИН России по г. Москве» касательно выполнения постановления следователя о разрешении прогулок обвиняемому, находящемуся под домашним арестом.

29 января 2021 г. Пресненский районный суд г. Москвы вынес постановление о заключении Ф., обвиняемого по ч. 4 ст. 159 УК РФ, под домашний арест. В частности, суд запретил обвиняемому общаться с участниками уголовного судопроизводства по делу (за исключением защитников, встречи с которым должны проходить по месту домашнего ареста, а также близких родственников). Также ему запрещалось отправлять и получать корреспонденцию; вести переговоры по телефону и иным средствам связи, включая интернет, за исключением использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом и со следователем. О каждом таком звонке обвиняемый должен был информировать контролирующий орган.

25 марта суд продлил меру пресечения до 24 мая, отказав в удовлетворении ходатайства обвиняемого и его защитника об изменении меры пресечения на запрет определенных действий либо разрешении покидать место содержания под домашним арестом. При этом суд разъяснил, что уголовное дело находится в производстве следователя, который может рассмотреть ходатайство о разрешении обвиняемому покидать жилище для каких-либо целей.

На следующий день следователь по особо важным делам второго следственного отдела первого управления по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) ГСУ СКР, в производстве которое находится уголовное дело в отношении Ф., вынес постановление (есть у «АГ») о частичном удовлетворении ходатайства защитника, который ранее просил разрешить его подзащитному дважды в день покидать жилище для прогулок в радиусе до 20 км от дома. Тем самым обвиняемому было разрешено покидать квартиру ежедневно в период с 13:00 до 15:00, с удалением от места от места отбывания домашнего ареста не более чем на 3 км, разрешив также посещать детский сад и школу для выполнения родительских обязанностей.

5 апреля защитник Ф. – адвокат, управляющий партнер АБ «Михальчик и партнеры ЮК» Алексей Михальчик направил в интересах подзащитного заявление (имеется у редакции) в филиал № 11 ФКУ «Уголовно-исполнительная инспекция ФСИН России по г. Москве» о необходимости исполнения указанного постановления следователя. Однако ведомство ответило, что постановление следователя не подлежит исполнению, поскольку такое должностное лицо не наделено полномочиями разрешать обвиняемому, находящемуся под домашним арестом, покидать жилье.

В административном иске (есть у «АГ») к филиалу № 11 ФКУ УИИ УФСИН России Алексей Михальчик просил признать незаконным бездействие должностных лиц, выразившееся в неисполнении постановления следователя от 26 марта 2021 г. Со ссылкой на ст. 38 УПК РФ защитник отметил, что следователь является самостоятельным должностным лицом, уполномоченным в пределах своей компетенции, предусмотренной УПК, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, самостоятельно планировать ход расследования, принимать решение о следственных и процессуальных действиях, а также осуществлять иные полномочия, предусмотренные Кодексом (в том числе разрешать ходатайства обвиняемого и его защитника о разрешении покидать жилье для каких-либо целей, как верно указал Пресненский районный суд г. Москвы в постановлении от 25 марта).

Возражая против заявленных требований, ответчик отметил, что указанное постановление следователя противоречит сути избранной меры пресечения в виде домашнего ареста, препятствует осуществлению надлежащего контроля за нахождением подозреваемого (обвиняемого) в месте исполнения меры пресечения и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений.

Изучив материалы дела, Люблинский районный суд г. Москвы отметил, что административный ответчик фактически утверждал о том, что все вопросы, связанные с исполнением меры пресечения в виде домашнего ареста, разрешаются только судом, в связи с чем следователь не уполномочен принимать самостоятельное решение о разрешении подозреваемому (обвиняемому) выхода для прогулок.

При этом суд поддержал доводы защитника о том, что следователь является самостоятельным должностным лицом, уполномоченным в пределах своей компетенции, в частности, принимать решение о следственных и процессуальных действиях, а также осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК. «В свою очередь, вопрос о наличии у следователя права на принятие самостоятельного решения о разрешении подозреваемому (обвиняемому) выхода для осуществления прогулок в данном конкретном деле не относится к компетенции должностных лиц филиала № 11 ФКУ УИИ УФСИН России по г. Москве. Действия следователя в порядке ст. 125 УПК РФ не обжалованы, а иные доводы административного ответчика не могут быть проверены в порядке КАС РФ», – резюмировал суд, удовлетворяя административный иск и признав бездействие филиала № 11 ФКУ УИИ УФСИН России незаконным.

В комментарии «АГ» Алексей Михальчик отметил, что счел рассматриваемую ситуацию, в которой сотрудники ФСИН попытались присвоить себе роль участника уголовного процесса, парадоксальной и уникальной. «Фактически речь шла о воспрепятствовании исполнению процессуального решения следователя. Пообщавшись на эту тему с коллегами, я выяснил, что такое поведение инспекторов не является уникальным явлением: в ряде случаев имелись попытки подвергнуть ревизии даже судебные решения. Как и ожидалось, позиция административного ответчика в суде выглядела крайне неубедительно, что и было отражено в итоговом решении по административному иску. Адвокатам вполне хватает противоборств со следователями, и включение в этот процесс еще и сотрудников ФСИН в качестве квазинадзорного органа представляется избыточным», – подытожил он.

Зинаида Павлова