25.08.2021 ВС: Разделить совместно нажитое имущество, если одна из квартир находится за рубежом, можно и в России АГ НОВОСТИ

Суд пояснил, что такие требования сторон спора не относятся к исключительной компетенции иностранных судов: на них распространяются общие правила подсудности, установленные ГПК

В Определении от 20 июля № 53-КГ21-5-К8 Верховный Суд РФ разъяснил особенности разрешения споров о разделе совместно нажитого имущества, если часть его находится за рубежом.

Аждар и Назиле Ганиевы состояли в браке с марта 1994 г. В сентябре 2008 г. семья фактически распалась. Супруг обратился в Ленинский районный суд г. Красноярска с иском о расторжении брака и разделе совместно нажитого имущества. В период брака супруги за счет общих средств приобрели в Республике Азербайджан квартиру, зарегистрировав ее на имя жены. Также в 2006–2007 гг. они приобрели по договору долевого участия в строительстве квартиру в России, оплатив ее за счет заемных средств в сумме 900 тыс. руб., предоставленных истцу Ф. Алиевым. Вернуть сумму долга истец смог лишь в 2016 г., заняв деньги у К. Григорьевой.

Истец просил суд оставить ему квартиру в России, а бывшей жене – квартиру в Азербайджане, взыскав с ответчицы разницу более чем 363 тыс. руб. Кроме того, он просил оставить в его собственности два земельных участка, приобретенных после фактического прекращения семейных отношений, а также разделить долг, признав за каждым из экс-супругов в равных долях обязательство по возврату денежных средств в размере более 2,7 млн руб. по договору займа, заключенному между Ганиевым и Григорьевой.

Назиле Ганиева обратилась в суд со встречным требованием и попросила признать за собой право собственности на 1/2 доли на земельные участки и квартиру в России. Она указала, что с августа 2008 г. не проживает вместе с мужем и общего хозяйства не ведет. По мнению истицы, поскольку супруг приобрел земельные участки за счет средств, вырученных от продажи бизнеса, организованного в 2002 г. супругами совместно, они относятся к объектам совместной собственности. Квартиру в Азербайджане приобрел отец Ганиевой на ее имя в качестве приданого, поэтому данная квартира является ее личной собственностью. Также истица указала, что о долге перед Алиевым она не знала, материальное положение супругов в 2006–2007 гг. позволяло им купить квартиру без привлечения заемных средств, а долг перед Григорьевой возник у ответчика после фактического прекращения семейных отношений.

Решением Ленинского районного суда г. Красноярска от 18 декабря 2019 г. брак был расторгнут. Суд признал за каждой из сторон спора право собственности на квартиру в РФ в равных долях, а земельные участки – собственностью Аждара Ганиева. В удовлетворении остальной части первоначального и встречного исков было отказано.

Апелляционный суд отменил решение первой инстанции в части отказа во включении в состав общего имущества квартиры в Азербайджане и признал равные права экс-супругов на нее. В остальной части решение оставлено без изменения. Восьмой кассационный суд общей юрисдикции заметил, что квартиру Назиле Ганиева приобрела по договору купли-продажи от 30 ноября 2001 г. Исходя из положений Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанной в г. Кишиневе 7 октября 2002 г., суд пришел к выводу, что российские суды не могут рассматриваться в качестве компетентных учреждений, уполномоченных решать судьбу недвижимого имущества на территории Азербайджанской Республики. Кассация оставила решение первой инстанции в силе.

Аждар Ганиев подал жалобу в Верховный Суд. ВС отметил, что п. 1 ст. 161 СК РФ определено, что личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов определяются законодательством государства, на территории которого они совместно проживают, а при отсутствии такового – законодательством государства, на территории которого расположено последнее совместное место жительства супругов. Личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов, не имевших совместного места жительства, определяются на территории России законодательством РФ.

Ганиевы являются гражданами РФ, проживают и зарегистрированы в г. Красноярске. Отказывая в удовлетворении заявленного Аждаром Ганиевым требования о разделе между супругами квартиры в Азербайджане, кассационный суд не принял во внимание, что требование не является иском о правах на недвижимое имущество, а направлено на изменение режима совместной собственности, в связи с чем вывод о том, что российский суд не может рассматриваться в качестве компетентного учреждения, ошибочно, указал ВС.

Верховный Суд обратил внимание, что ранее Ленинский районный суд г. Красноярска прекратил производство по данному делу в части, касающейся раздела квартиры в Азербайджане, в связи с тем что данное требование подлежит рассмотрению компетентным учреждением Азербайджанской Республики. Красноярский краевой суд 1 февраля 2020 г. отменил определение и направил исковое заявление на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Поскольку Аждар Ганиев обратился в суд с иском о признании обеих квартир совместно нажитым в браке имуществом и об их разделе с признанием за ним права собственности на квартиру в России, а за Назиле Ганиевой – на квартиру в Азербайджане со взысканием разницы в стоимости имущества, данные требования к исключительной компетенции иностранных судов не относятся: на них распространяются общие правила подсудности, установленные гл. 3 ГПК, заметил ВС.

Суд также обратил внимание, что в силу ст. 120 Конвенции, подписанной государствами – участниками Содружества Независимых Государств 7 октября 2002 г. в г. Кишиневе, она вступает в силу для подписавшего ее государства после ратификации конвенции. Россия данную конвенцию не ратифицировала, в связи с чем согласно п. 3 и 4 ст. 120 Кишиневской конвенции в отношениях между РФ и другими участниками конвенции продолжает применяться Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, принятая в г. Минске государствами – участниками СНГ 22 января 1993 г. и вступившая в силу для России 10 декабря 1994 г.

Кроме того, добавил ВС, кассационная инстанция безосновательно вышла за пределы доводов жалобы, поскольку заявитель выражал несогласие с разделом квартир в долях, а суд пришел к выводу о невозможности рассмотрения по существу требования о разделе квартиры в Азербайджане. При этом кассация не указала мотивов, по которым вышла за пределы доводов жалобы и приняла судебный акт не в интересах заявителя. Верховный Суд отменил определение кассации и направил дело на новое рассмотрение в тот же суд.

В комментарии «АГ» адвокат АП Республики Марий Эл Ольга Полетило отметила, что ВС еще раз разъяснил особенности применения международного договора (конвенции) в правоприменительной практике.

Адвокат пояснила, что ссылка Восьмого кассационного суда общей юрисдикции на Кишиневскую конвенцию обоснованно признана ВС незаконной, так как данная конвенция не была ратифицирована РФ и применению не подлежала. «Пунктом 1 ст. 161 СК РФ однозначно определено, законодательство какого государства и при каких условиях применяется в семейных спорах, в том числе по имущественным спорам между супругами. Ошибочно примененная Восьмым кассационным судом общей юрисдикции конвенция еще раз показала необходимость внимательного отношения к действию международных договоров на территории РФ», – подчеркнула Ольга Полетило.

Она добавила, что согласно п. 2 ст. 6 СК РФ не допускается применение правил международных договоров в их толковании, противоречащем Конституции, а также основам правопорядка и нравственности. Это положение семейного законодательства приведено в соответствие с обновленной ст. 79 Основного Закона.

Адвокат АП Воронежской области Екатерина Задорожняя обратила внимание, что в 2018 г. Верховный Суд уже высказывал схожую позицию в деле о разделе имущества супругов, приобретенного в Сингапуре (Определение ВС от 4 декабря 2018 г. № 78-КГ18-67). ВС тогда напомнил нижестоящим судам, что требование супругов о разделе совместно нажитого имущества – это не требование о правах на недвижимость: здесь нет исключительной подсудности спора. «Право на имущество у супруга уже есть в силу законов РФ: это право собственности, но собственности совместной. Обращаясь в суд с иском, супруги лишь хотят изменить режим совместной собственности на имущество», – указала она.

«К сожалению, на практике суды первых, а порой высших инстанций поступают с точностью до наоборот. В моей практике был случай, когда суд отказался делить при разводе квартиру, приобретенную в Болгарии, направив супругов в иностранный суд. Мотивировка классическая для данных дел – спор о правах на недвижимость подлежит рассмотрению по месту нахождения имущества», – заключила адвокат.

Марина Нагорная