26.01.2021 Проблемы защиты преимущественного права приобретения долей (акций) участниками хозяйственного общества Закон.ру

Установленный законом и уставом порядок осуществления преимущественного права приобретения доли (акций) общества, с одной стороны, выступает дополнительным механизмом, позволяющим участникам общества контролировать персональный состав участников, с другой стороны, создает предпосылки для появления корпоративных конфликтов, поскольку ограничивает права участников по свободному распоряжению долями (акциями).

При разрешении корпоративных споров, связанных с нарушением преимущественного права приобретения акций (долей) участниками общества, защита прав и законных интересов происходит посредством предъявления искового заявления с требованием перевода на истцов прав и обязанностей покупателей.

Несмотря на то, что наблюдается формирование положительной практики, когда участники восстанавливают нарушенное преимущественное право в судебном порядке,1 используя указанный специальный способ защиты, многие вопросы остаются открытыми. В частности, достаточно участнику заменить сделку купли-продажи доли иной сделкой, например дарения, – и преимущественное право покупки у другого участника не возникнет.2

При таких обстоятельствах, когда существует возможность появления споров из-за совершения сделок в обход правил о преимущественном праве, опосредующих нарушение прав участников корпоративных правоотношений, необходимо правильно строить линию защиты.

Судебная практика, демонстрируя разные подходы при оценке аналогичных обстоятельств, подтверждает сказанное.

1. Определением ВС РФ от 11.02.2020 № 305-ЭС20-1602 по делу № А40-55333/2019 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ (решение АС г. Москвы от 29.04.2019, постановление 9ААС от 13.08.2019, постановление АС Московского округа от 26.11.2019).

Требование: о переводе прав и обязанностей покупателя по договору дарения долей.

Решение: в удовлетворении заявленных требований отказано.

Судами резюмируется, что, поскольку оспариваемый договор дарения является безвозмездным, к нему не применяются положения ст. 21 ФЗ «Об ООО» и ст. 7 ФЗ «Об АО», предусматривающие преимущественное право приобретения долей или акций общества на возмездной основе, в связи с чем основания для удовлетворения требования о переводе прав и обязанностей покупателя на участника, обратившегося за судебной защитой, отсутствуют. Исходя из недоказанности наличия прикрывающей сделки и направленности оспариваемого договора на достижение иных правовых последствий, чем правовые последствия дарения доли (акций) общества, суды не находят нарушений прав участника общества оспариваемой сделкой дарения.3

2. Постановлением АС Северо-Западного округа от 21.10.2020 № Ф07-8630/2020 по делу № А42-10553/2017 постановление и решение нижестоящих судов оставлены без изменения (решение АС Мурманской области от 16.01.2020 по делу № А42-10553/217, постановление 13 ААС от 02.06.2020).

Требование: о переводе прав и обязанностей приобретателя по договору купли-продажи долей участия в уставном капитале общества, который был прикрыт заключенным между ответчиками притворным договором дарения.

Решение: требование удовлетворено.

Отклоняя доводы о безвозмездном характере сделки со ссылкой на действительную волю сторон – совершить сделку купли-продажи в обход правил о преимущественном праве покупки доли (акций) иными участниками, суды удовлетворяют требование о переводе прав и обязанностей покупателя. Поскольку заключаемые договоры с третьими лицами были направлены на сокрытие истинной цели – отчуждения имущества без намерения создать те правовые последствия, которые связаны с заключением договоров дарения, суды в указанных случаях признают нарушение преимущественного права приобретения акций (доли) по заключенным сделкам.4

Позиции КС РФ, ВС РФ по данному вопросу

1. Расширительное толкование положений закона ФЗ «Об АО» о преимущественном праве приобретения акций общества не допустимо, в связи с чем действие преимущественного права приобретения акций не может быть распространено по иным, нежели купля-продажа, договорам (п. 1Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.06.2009 № 131 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров о преимущественном праве приобретения акций закрытых акционерных обществ»). (Данные выводы применимы и к ФЗ «Об ООО»).

2. Суды исходят из того, что, требуя перевода прав и обязанностей по сделке в судебном порядке, заинтересованное лицо (акционер или общество) должно доказать не только нарушение его преимущественного права на приобретение акций, но и наличие у него реальной возможности исполнить обязанности покупателя на условиях, предусмотренных договором, по которому он просит суд перевести на него права и обязанности покупателя, т.е. располагать достаточными денежными средствами (определением ВС РФ от 05.10.2018 № 310-ЭС18-15009 отказано в передаче дела № А83-1276/2016).

3. Покупатель при фактическом исполнении договора купли-продажи, заключенном с нарушением преимущественного права приобретения долей (акций), в случае перевода судом его прав и обязанностей на участника общества, не лишается возможности возвратить денежные средства. Иной подход нарушил бы баланс интересов всех участников спора (Определение КС Ф от 19.02.2009 № 95-О-О).

4. Совершенный с нарушением договор дарения и последующая купля-продажа части доли могут быть квалифицированы как единый договор купли-продажи. Соответственно, участник общества вправе потребовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя по этому единому договору (п. 88 постановления Пленума от 23.06.2015 № 25).

Выводы, которые можно сформулировать в результате анализа проблемы

1. Участнику, обратившемуся за защитой своего преимущественного права в суд, правовую позицию необходимо построить таким образом, чтобы бремя доказывания перенеслось на процессуального оппонента, что может быть достигнуто, в частности, приведением убедительных доказательств, с разумной степенью достоверности позволяющих утверждать наличие прикрывающей сделки, представлением должных свидетельств направленности воли сторон спорного договора именно на продажу доли или акций, а не их дарение (мену). Непредставление другой стороной доказательств, аргументов впоследствии может быть квалифицирован судом как отказ опровергнуть факт наличия обстоятельств, которые свидетельствуют о притворном характере сделки, исключающий, в свою очередь, применение к указанным лицам презумпции добросовестности.

2. Притворным возможно признать в судебном порядке иной договор, например мены, если сделка по отчуждению долей (акций) носит возмездный характер и совершена с целью обхода преимущественного права участников на приобретение долей (акций) и потребовать перевода прав и обязанностей по договору купли-продажи (постановление 9ААС от 17.05.2019 № 09АП-69705/2018-ГК, 09АП-69706/2018-ГК, 09АП-69707/2018-ГК, 09АП-69709/2018-ГК, 09АП-72109/2018-ГК по делу № А40-242423/17).

3. В предмет доказывания по делам о нарушении преимущественного права в случае притворенного характера договора дарения (мены) входит:

– факт заключения прикрывающей сделки;

– обстоятельства заключения договора;

– действительное волеизъявление сторон на совершение прикрываемой сделки;

– несоответствие волеизъявления сторон их действиям;

– направленность оспариваемых договоров на достижение иных правовых последствий, чем правовые последствия дарения (мены).

Признак притворности сделки – несовпадение волеизъявления сторон с их внутренней волей при совершении сделки.

4. Доводы, которые можно приводить в подтверждение притворности сделки, совершения ее в прикрытие возмездного отчуждения доли (акций):

– между сторонами договора дарения отсутствуют родственные или иные близкие отношения, которыми мог бы быть обусловлен безвозмездный характер договора;

– в обществе имеет место длительный корпоративный конфликт;

– в результате сделки доли (акции) аккумулируются у одного лица;

– на момент заключения договора дарения воля участника была направлена на продажу долей (акций), о чем может, к примеру, свидетельствовать тот факт, что участник не совершил отчуждение доли третьим лицам на указанных в уведомлениях (направленных ранее обществу и другим участникам) условиях и по указанной цене;

– не представлено обоснований и документальных подтверждений экономической целесообразности такого оформления соглашения (дарение или мена вместо купли-продажи), наличие условий, при которых договор дарения или мены оправдан;

– участник неоднократно высказывал намерение о продаже доли (акций) как устно, так и письменно (в различных процессуальных документах);

– участник направлял другому участнику нотариально удостоверенную оферту о продаже;

– возмездный характер сделки, наличие доказательств встречного предоставления, характерного для купли-продажи, встречной передачи вещи или права;

– в период оспариваемой сделки совершены сомнительные переводы на большую сумму, исполнены обязательства по другим сделкам;

– отсутствие доказательств встречного удовлетворения, если оспаривается договор мены.

3. Иные способы защиты нарушенного преимущественного права при отчуждении акций (долей), согласно позиции судов, в рассматриваемых правовых случаях являются ненадлежащими (пп. «е» постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда от 09.12.1999 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Вместе с тем, применяя основные начала гражданского законодательства – равноправие сторон, добросовестность (ст. 1 ГК РФ), можно заключить, что участник общества, обладающий преимущественным правом приобретения акций (долей),  должен реализовать свое право на защиту и, если иного способа защиты нарушенного преимущественного права законом не предусмотрено, суд обязан обеспечить условия для его реализации даже при отсутствии установленных законом условий, например, при переводе прав и обязанностей покупателя по договору мены установить возможность оценки стоимости встречного предоставления, признать в некоторых случаях оспаривание договора как недействительного надлежащим способом защиты нарушенного права.

______________________

1. См. н-р.: постановление АС Волго-Вятского округа от 16.12.2020 № Ф01-4829/2018 по делу № А82-21046/2017; постановление 9ААС от 13.03.2020 № 09АП-4995/2020 по делу № А40-234245/2019.

2. Подробнее: Глушецкий А. А. Преимущественное право покупки доли в уставном капитале 000 — варианты реализации // Право и экономика. 2017. №3.

3. См. также: постановление АС Северо-Западного округа от 15.06.2020 № Ф07-949/2020 по делу № А56-13206/2019; Постановление 21ААС от 10.07.2020 № 21АП-1444/2020 по делу № А83-4702/2019.

4. См. также постановление АС Уральского округа от 05.10.2020 № Ф09-5239/20 по делу № А07-16137/2019.